ENG

6 – 12 февраля. Украина-Донбасс: урегулирование конфликта

Еженедельный аналитический мониторинг

Достижение договоренности о проведении саммита глав МИД «нормандской четверки», несогласие России и Украины с франко-немецким вариантом «дорожной карты», допущение Кремлем возможности, что Украина, но не Донбасс могут стать частью «Большой сделки» с Вашингтоном, а также новые сигналы об ослаблении трансатлантического единства вокруг Украины определяли повестку урегулирования конфликта между Украиной и Донбассом на минувшей неделе.

Лидеры «нормандской четверки» согласовали проведение встречи на уровне глав МИД. Она пройдет на полях саммита глав МИД G20 в Бонне 17 февраля. Участники переговоров вернутся к вопросу о согласовании единой «дорожной карты» по имплементации Минских соглашений. В случае достижения прогресса в этом вопросе лидеры России, Германии, Франции и Украины проведут саммит в «нормандском формате».

Между тем текущее состояние мирного процесса и заявления официальных лиц «четверки» пока не дают повода для оптимизма в отношении исхода будущих переговоров. Участники подтверждают кардинальное различие своих позиций по ключевым вопросам урегулирования.

Так, Украина категорически отвергает какие-либо уступки по местным выборам, которые предлагают Киеву Берлин и Париж. Украинская сторона требует полной демилитаризации ДНР-ЛНР и возвращения контроля над границей до проведения выборов. При этом предлагаемое Киевом пространство для компромисса по функционированию особых районов Донецкой и Луганской областей является абсолютно неприемлемым для республик. Россия и республики также не испытывают энтузиазма относительно предложений Германии и Франции по выборам, поскольку главным считают вопрос о предоставлении особого статуса Донбассу.

Российское руководство дало понять, что Донбасс не будет разменной монетой в будущем диалоге с Вашингтоном. Кремль не собирается прекращать поддержку республик в обмен на отмену санкций. Напротив, Москва пытается играть с Соединенными Штатами с позиции силы, предлагая поставить в качестве условия налаживания отношений решение «украинского вопроса» в ее интересах. При этом Кремль подчеркивает, что наиболее выгодным для него вариантом развития событий является полная имплементация Минских соглашений Киевом.

Европейский союз заявляет о своей решимости продолжать текущую политику в отношении Украины. Брюссель настаивает на том, что пойдет на отмену антироссийских санкций только после выполнения Минских соглашений. Вместе с тем, в ЕС нарастает беспокойство в связи с тем, что Соединенные Штаты могут изменить свою политику, несмотря на возражения со стороны европейцев.

 

Процесс урегулирования

«Нормандская четверка» приняла решение о проведении саммита на уровне глав МИД. Первая в этом году встреча в «нормандском формате» на уровне министров иностранных дел запланирована на 17 февраля на полях саммита глав МИД G20 в Бонне. Предварительная договоренность о проведении такой встречи была достигнута в ходе телефонных переговоров президента России Владимира Путина и канцлера Германии Ангелы Меркель 7 февраля. По сообщению пресс-службы Кремля по итогам разговора, лидеры договорились «предусмотреть в ближайшее время контакты министров иностранных дел и помощников лидеров в «нормандском формате», а затем – продолжить обсуждение ситуации на высшем уровне». В этот же день более активное задействование «нормандского формата» обсудили министры иностранных дел России и Германии Сергей Лавров и Зигмар Габриэль. Напомним, 18 января Меркель, Олланд и Путин также в ходе телефонных переговоров согласились активизировать диалог в «нормандском формате» и подготовку «дорожной карты». Поскольку Украина не является членом «двадцатки», Берлин 8 февраля направил Киеву специальное приглашение для приезда на саммит министров иностранных дел G20. 10 февраля посол России во Франции Александр Орлов сообщил, что Россия дала принципиально согласие на встречу, и подчеркнул, что ее инициатива исходила от Франции и Германии.

Последний саммит лидеров в «нормандском формате» состоялся 19 октября 2016 года Берлине. Его главным итогом стало решение о согласовании до конца года «дорожной карты» – пошагового плана имплементации минского Комплекса мер. Инициатором этой идеи была украинская сторона. Как предполагалось, документ позволит преодолеть перманентные противоречия между Россией и республиками, с одной стороны, и Украиной, с другой, относительно последовательности шагов выполнения Минских соглашений. Однако встреча глав МИД «нормандской четверки» 29 ноября 2016 года, на которой планировалось рассмотреть драфт «дорожной карты», закончилась безрезультатно. Участники вынуждены были признать отсутствие единого понимания, как преодолеть существующие разногласия. Киев продолжал настаивать на первоочередном выполнении пунктов по безопасности Комплекса мер, несмотря на то, что такая позиция прямо противоречит тексту договоренностей.

«Дорожная карта» вновь станет главной темой в повестке встречи министров. Участники обсудят итоги прошедших в этом году консультаций специальных помощников лидеров «четверки» по минскому процессу, которые непосредственно работают над составлением документа. Дальнейшее проведение саммита лидеров «четверки» будет зависеть от того, получится ли у помощников и министров достичь какого-либо прогресса в ближайшие недели. Однако на данный момент каких-либо существенных сдвижек в переговорах помощников не достигнуто, и украинские переговорщики подчеркивают свое нежелание идти на компромисс. В связи с этим на неделе официальные лица стран «нормандской четверки» выражали осторожный пессимизм относительно текущего состояния переговорного процесса. Так, посол Германии в Киеве Эрнст Райхель 7 февраля в интервью РБК-Украина подчеркнул, что «переговоры в «нормандском формате» могут состояться в случае, если на них будет достигнут прогресс, найдены пути лучшего выполнения пунктов Минских соглашений». О своем нежелании соглашаться на встречу ради встречи говорили и дипломаты других стран «четверки».

Негативно на ход будущих переговоров, скорее всего, повлияет отсутствие взаимопонимания между Россией и Германией и Францией относительно того, на кого возлагать ответственность за последнее обострение в Донбассе. Во время телефонного разговора с Меркель 7 февраля Путин назвал провокационные действия Киева причиной вооруженной эскалации на линии соприкосновения. Российский президент обратил внимание канцлера на данные СММ ОБСЕ и слова украинских официальных лиц, которые говорят «о попытках украинских силовиков военным путем изменить ситуацию на линии соприкосновения в свою пользу». Таким образом, в соответствии с позицией России, «налицо явное стремление киевских властей сорвать реализацию Минских договоренностей, а также использовать «нормандский формат» для прикрытия своих деструктивных шагов».

Со своей стороны, Меркель призвала Путина использовать влияние России на ополченцев, чтобы прекратить боевые действия. Канцлер не стала прямо обвинять ни одну из сторон, но акцентировала внимание на необходимости Москвы «сдерживать» республики в подобных ситуациях. 8 февраля более жестко обозначил позицию Германии официальный представитель МИД ФРГ Мартин Шеффер. Дипломат заявил, что «никто в правительстве не сомневается, что для сепаратистов в Донбассе существует логистическая, финансовая и военная помощь из России». При этом Шеффер оставил возможность для маневра и не стал поддерживать традиционные обвинения о якобы наличии регулярных российских войск в Донбассе. Он подчеркнул, что «не может утверждать, что такие регулярные войска есть на занимаемых сепаратистами территориях».

Следует признать, что разногласия между Россией и европейскими гарантами мирного процесса относительно трактовки ситуации на линии соприкосновения и мотивов поведения сторон конфликта играют в пользу Украины, которая проявляет свою незаинтересованность в буквальной имплементации Минских соглашений. Отказываясь от возложения ответственности и соответственно от давления на Киев за эскалацию, Германия и Франция создают условия, при которых президент Порошенко заинтересован в поддержании напряжения в Донбассе, чтобы оправдывать приоритетное удовлетворение своих выходящих за рамки договоренностей требований в сфере безопасности и тем самым блокировать переговоры по «дорожной карте».

 

Политические вопросы

Россия и Украина дали понять, что в настоящий момент не поддерживают компромиссный немецко-французский проект «дорожной карты». На неделе достоянием СМИ стали некоторые детали предложений в «дорожную карту», которые подготовили совместно Париж и Берлин. Немецкий посол в Киеве Эрнст Райхель озвучил их в своем интервью РБК-Украина 7 февраля. Дипломат сигнализировал, что европейцы согласны с проведением местных выборов в Донбассе до выполнения пункта 10 Комплекса мер («Вывод всех иностранных вооружённых формирований, военной техники, а также наёмников с территории Украины под наблюдением ОБСЕ. Разоружение всех незаконных групп»). Но при этом Россия и республики должны пойти на уступки Украине и допустить участие украинских политических партий в этих выборах.

Слова Райхеля вызвали негативную реакцию как в Киеве, так и в Москве. Посол сказал, что местные выборы по украинскому законодательству на неподконтрольных властям районах Донбасса возможны до «вывода российских войск». Он привел пример последних парламентских выборов в ГДР, которые проходили в присутствии группировки советских войск и закончились поражением коммунистов. Украинская сторона истолковывает это предложение как свой отказ от требования полной демилитаризации ДНР и ЛНР и восстановления контроля над границей до проведения выборов. Вместе с тем Райхель подчеркнул, что «любой украинский политик должен иметь возможность без страха проводить свою предвыборную кампанию» и «если для этого не будет возможностей, значит, такие выборы не могут соответствовать стандартам». Для республик это означает обеспечить участие, в том числе с твердыми гарантиями безопасности, в выборах тех украинских политических сил и политиков, которые активно поддерживают силовое решение конфликта в Донбассе, придерживаются националистических взглядов и открыто выступают против наделения Донбасса особым статусом в сравнении с другими регионами Украины.

В ответ на критику в Киеве 8 февраля официальный представитель МИД ФРГ Мартин Шеффер пояснил, что Германия не собирается навязывать сторонам ту или иную концепцию выборов. По его словам, «региональные выборы, по условиям Минских соглашений, только тогда могут быть проведены, когда обе стороны достигнут понимания по их модальностям». При этом дипломат добавил, что слова посла о проведении выборов не противоречат позиции немецкой стороны, то есть действительно входят в пакет предложений по «дорожной карте». Шеффер напомнил, что восстановление Украиной контроля над своей границей является завершением выполнения мирных договоренностей и должно произойти после выполнения всех остальных пунктов.

Украинская сторона заявила о своей неготовности идти на компромисс по вопросу выборов. 9 февраля президент Порошенко сказал, что «проведение выборов на оккупированной территории в присутствии оккупационных иностранных войск является твердо и абсолютно невозможным». 10 февраля Порошенко еще раз подчеркнул, что Климкин поедет на встречу глав МИД с позицией, в соответствии с которой «политические пункты Минских соглашений могут быть реализованы только после очевидного и бесспорного прогресса в их части относительно безопасности».

Между тем Киев также представил свой вариант компромисса по Донбассу, который он считает для себя политически приемлемым. 6 февраля представитель Украины в Контактной группе Евгений Марчук рассказал о двух возможных уступках. Во-первых, во время переходного периода в местных органах власти могут получить разрешение работать местные жители, которые жили и работали на территории ДНР-ЛНР, но не принимали участие в боевых действиях против ВСУ. Под этой формулировкой имеются в виду, в первую очередь, рядовые чиновники республики, которые готовы работать в новых украинских органах власти. Во-вторых, в переходный период Киев может согласиться с особым режимом функционирования государственной границы «в интересах местного населения». В то же время Марчук подчеркнул, что украинская сторона не пойдет на компромисс по проведению выборов. По его мнению, выборы на территории Донбасса можно будет проводить «не ранее, чем через два, три, а то и четыре года с момента прекращения военных действий». Очевидно, что предлагаемый Киевом компромисс настолько узок и настолько не учитывает требования России и ДНР-ЛНР, что не будет даже рассматриваться ими в качестве серьезного предложения.

Таким образом, накануне переговоров в формате «четверки» украинская сторона дает понять своим европейским партнерам, что выполнение пункта 10 является «абсолютно необходимым условием» для политического урегулирования и что Киев здесь не пойдет на уступки. Такая позиция украинской стороны делает шансы на достижение прогресса на встрече министров минимальными.

В российском МИД также косвенно намекнули, что предложение Германии и Франции не может считаться приемлемым. 9 февраля спикер МИД России Мария Захарова сообщила, что в Москве уважают мнение коллег по «нормандскому формату», но что вопрос о выборах должны решать «представители Донбасса» с «представителями Киева». При этом она отметила, что Россия хотела бы слышать от Германии «больше советов Киеву, как налаживать связь со своими людьми». Последнее высказывание дипломата о том, что Москва ждет от своих европейских партнеров давления на украинскую сторону с целью налаживания диалога с Донецком и Луганском, можно интерпретировать и как сигнал о несвоевременности обсуждения сейчас параметров выборов в Донбассе. 12 февраля глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что Украине «надо думать о децентрализации». Россия и республики рассматривают наделение Донбасса особым статусом на постоянной основе как ключевое условие мирного урегулирования, о чем говорит постоянное возвращение представителей ДНР и ЛНР в Контактной группе к «формуле Штайнмайера». Именно законодательный тупик в вопросе об особом статусе блокирует весь политический процесс. По всей видимости, Кремль ждет от европейцев конкретных предложений по решению этой проблемы и только после этого перехода к модальностям избирательного законодательства. С точки зрения России, тот факт, что Украина намеренно уводит повестку переговоров в дискуссию о соотношении выборов и безопасности, служит для отвлечения внимания от краеугольного камня мира и одновременно самого неудобного для Киева пункта 11 Комплекса мер – особого статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

 

Вопросы безопасности

Положение на линии соприкосновения в целом вернулось к ситуации до 29 января. Боевые действия в районе Авдеевки (Донецкая область) практически прекратились 5-6 февраля. По официальным данным, с украинской стороны погибло 15 военнослужащих и один спасатель ГСЧС. Однако в целом обстановка оставалась напряженной. В течение всей недели наблюдатели продолжали фиксировать локальные нарушения соглашения о прекращении огня. В понедельник СММ ОБСЕ сообщила, что стороны не отвели тяжелые вооружения в районе Авдеевки в соответствии с достигнутыми 1 февраля в рамках Контактной группы договоренностями. 6-7 февраля обострилась обстановка в районе Мариуполя, где наблюдатели ОБСЕ обнаружили реактивные системы залпового огня (РСЗО). В конце недели украинские официальные лица начали раскручивать тему о якобы подготовке контрнаступления ДНР в районе Авдеевки с целью возвращения потерянных позиций.

Давая оценку вооруженной эскалации 29 января – 5 февраля, 10 февраля президент Порошенко отверг «любые попытки возложить ответственность за обострение на фронте на Украину» и квалифицировал действия ВСУ как вынужденную оборону. В то же время глава украинского государства фактически признал, что бои за Авдеевку имели для Киева стратегический наступательный смысл. Порошенко сообщил, что цель боев за Авдеевскую промзону была в получении контроля над «важным перекрестком» (трасса Донецк-Горловка и Донецк-Луганск) и что в результате сражений украинская армия «остановила движение вражеской техники», то есть перекрыла дорогу. Более того, по словам Порошенко, ВСУ улучшили «наши позиции на участке, который стал ключевым на подступах к оккупированному Донецку». Ранее 6 февраля первый заместитель председателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг констатировал, что «обе стороны нарушают Минские соглашения и регулярно нарушают режим прекращения огня».

В связи с последним обострением ситуации на линии соприкосновения представители украинской власти и оппозиции вновь заговорили о необходимости введения военного положения. 6 февраля лидер оппозиционной партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко призвала ввести военное положение в Донбассе, полностью прекратить торговлю с ДНР и ЛНР и принять закон об оккупированных территориях. На следующий день глава МИД Украины Климкин допустил введение военного положения на Украине «в случае дальнейшего ухудшения ситуации с безопасностью».

ДНР направила предложение украинской стороне прекратить огонь с полуночи 9 февраля. Также республика представила согласованный с ОБСЕ план нормализации обстановки на линии соприкосновения. В соответствии с планом предлагается незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня вдоль всей линии соприкосновения, отвод всех запрещенных вооружений в места их хранения, обеспечение беспрепятственного доступа наблюдателям ОБСЕ, в том числе в места хранения вооружений, создание зоны свободной от любых вооружений и военных подразделений в радиусе 1 километра от Донецкой фильтровальной станции, запрет любых наступательных действий и запрет на сближение сторон. Украинская сторона не ответила на инициативу ДНР и перестрелки продолжались.

Между тем в Донбассе вновь произошло громкое убийство. В среду, 8 февраля в находящейся под контролем ДНР Макеевке в результате теракта погиб командир батальона «Сомали» Гиви (гражданин Украины Михаил Толстых). Напомним, 4 февраля был взорван в своем автомобиле заместитель командира корпуса Народной милиции ЛНР Олег Анащенко. В республике возложили ответственность за убийство Гиви на украинскую сторону. ДНР обвинило в организации покушения советника главы МВД Зоряна Шкиряка. 10 февраля российская «Новая газета» сообщила о том, что убийство было якобы совершено бойцами батальона «Сомали», которые хотели наказать Гиви за дезертирство под Авдеевкой. Впоследствии эта информация был опровергнута ополченцами. Можно предположить, что кампания убийств в республиках направлена, прежде всего, на дестабилизацию и запугивание их руководства и бюрократического аппарата. Однако пока она не меняет позицию республик по мирному процессу, что постоянно подчеркивают главы ДНР и ЛНР.

В ОБСЕ назвали главные причины вооруженной эскалации 29 января-5 февраля. Первый заместитель председателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг в интервью «Украинской правде» 6 февраля заявил, что основной причиной возобновления боевых действий является близкое расположение войск к позициям друг друга и присутствие тяжелого вооружения в запрещенных районах. «Тяжелое вооружение все еще находится в пределах зоны безопасности, позиции размещаются очень близко друг от друга в пределах зоны безопасности, что означает, что составляющие элементы для возобновления вспышки насилия уже находятся там», – сказал он. При этом Хуг подчеркнул, что обе стороны размещают свою тяжелую технику и вооруженные позиции в населенных пунктах. При ответном огне это приводит к жертвам среди мирного населения и к повреждению объектов гражданской инфраструктуры. В этот же день глава Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Эртурул Апакан призвал стороны провести демилитаризацию объектов гражданской инфраструктуры на линии соприкосновения. «Объекты гражданской инфраструктуры – особенно те, которые имеют жизненно важное значение для мирного населения, – нужно защитить от атак. Использование таких объектов в военных целях необходимо во что бы то ни стало предотвратить», – сказал он. Апакан пояснил, что повреждение таких объектов может провести к экологической катастрофе в регионе в результате выброса токсических химических веществ.

9 февраля на присутствие тяжелых вооружений как фактор дестабилизации указала и временный поверенный США при ОБСЕ Кейт Бернс. «Непосредственная близость сил и тяжелого вооружения сохраняет высокий уровень напряженности и увеличивает возможность для возобновления насилия. Сейчас настала пора твердо соблюдать полный, всеобъемлющий режим прекращения огня и отвести запрещенное вооружение из треугольника Авдеевка-Ясиноватая-Донецк, как Россия, Украина и сепаратисты согласились в заявлении Трехсторонней контактной группы от 1 февраля», – сказала Бернс. Показательно, что и Хуг, и Бернс обошли вниманием признаваемый украинской стороной факт начатого ВСУ сближения с позициями ополченцев, который предшествовал кризису в районе Авдеевки.

Однако в целом миссия США при ОБСЕ, которую возглавляет назначенец администрации Барака Обамы, заняла открыто проукраинскую позицию в оценке причин эскалации. В этот же день Бернс обвинила Россию и ополченцев в том, что они долгое время готовили наступление на Авдеевку, и возложила на них всю полноту ответственности за последнюю эскалацию. Дипломат назвала ополченцев «объединенными российско-сепаратистскими силами» и заявила, что «Россия продолжает предоставлять материальную, финансовую и другую прямую помощь, которая подпитывает конфликт в восточной Украине». В том случае, если Бернс сохранит свой пост при новой администрации, очевидно, что это может привести к росту недопонимания между Кремлем и Белым домом на фоне попыток наладить диалог.

 

Гуманитарные вопросы

Благодаря прекращению боевых действий в районе Авдеевки тяжелого гуманитарного кризиса удалось избежать. Стороны приступили к ремонту инфраструктуры. Возобновила свою работу Донецкая фильтровальная станция. Начало восстанавливаться газоснабжение.

Среди других событий можно выделить визит в Донбасс главы специальной мониторинговой миссии ООН по правам человека Фионы Фрейзер. 9 февраля с ней провела встречу уполномоченный по правам человека в ДНР Дарья Морозова. Они обсудили сложившуюся в республике после прекращения кризиса вокруг Авдеевки гуманитарную ситуацию. Фрейзер выразила обеспокоенность в связи с обострением конфликта в Донбассе. Омбудсмен ДНР обратила внимание представителей ООН на текущие проблемы размещения и обеспечения мирных жителей, которым пришлось покинуть свои дома во время обстрелов и найти убежище в пунктах временного размещения. В ходе встречи также обсуждались вопросы пленных, которые находятся как на территории республики, так и на Украине.

 

Экономические вопросы

Украинские власти продолжают бездействовать в отношении блокады Донбасса. Блокада торговли с ДНР и ЛНР длится уже третью неделю. Организаторы пропускают только электрички, но запрещают проезд товарных поездов. В понедельник, 6 февраля произошла стычка между бывшими бойцами добровольческих батальонов и полицией в районе железнодорожного переезда в Бахмуте (Донецкая область). Участники блокады мешали проезду пяти автобусов с работниками электростанций, в результате чего полиция была вынуждена применить силу и разогнала блокировщиков.

Однако этот пример действий властей по «прорыву» блокады пока остается единичным. Украинские власти не спешат предпринимать каких-либо действий, чтобы убрать блокпосты на железной дороге, мешающие проезду составов с углем, и восстановить взорванные бывшими бойцами добробатов железнодорожные рельсы. Вместе с тем, число участников блокады на месте продолжает увеличиваться. Один из организаторов депутат Верховной Рады Семен Семенченко заявил, что 30 бойцов ВСУ взяли отпуск, чтобы присоединиться к блокаде. 9 февраля солдаты 58-й бригады ВСУ обратились к президенту Украины Петру Порошенко с требованием «полностью остановить движение контрабанды вдоль всей границы Донецкой и Луганской областей». 11 февраля участники блокады перекрыли магистраль на направлении Ясиноватая - Константиновка около станции Фенольная (Донецкая область).

Украина терпит большие убытки от блокады. По официальным данным, общие убытки уже превысили 40 миллионов гривен. 7 февраля министр энергетики Игорь Насалик предупредил о возможности веерного отключения электричества в случае продолжения блокады и прекращения поставок угля из ДНР и ЛНР. Он сообщил, что на текущих запасах Украина сможет продержаться до конца марта. Киеву придется закупать антрацитовый уголь из ЮАР, Австралии и Китая, а на то время, пока уголь будет доставляться в страну, будет ограничено производство электроэнергии. По словам министра, в случае соответствующего политического решения, Украина сможет отказаться от закупок угля с неподконтрольных территорий. Однако для этого придется найти 15 миллиардов гривен.

В условиях невыполнения Украиной своих обязательств республики ищут способы пополнения собственного бюджета. В зону риска попали предприятия олигарха Рината Ахметова и Сергея Таруты на неподконтрольных территориях. 10 февраля глава ЛНР Игорь Плотницкий поддержал принятые Народным советом в первом чтении поправки в закон «О налоговой системе». В соответствии с законопроектом нерезиденты обязаны до 31 марта 2017 года заключить договор с налоговыми агентами ЛНР, предусматривающий уплату в бюджет республики налогов, сборов и других обязательных платежей. В случае невыполнения предписания в отношении юридического лица-нерезидента или физического лица–предпринимателя-нерезидента вводится государственное управление. Аналогичным образом намереваются поступить и в ДНР. ДНР и ЛНР таким способом хотят стимулировать предприятия, которые зарегистрированы на Украине, платить налоги в республиканский бюджет, и таким образом пополнить свои бюджеты в условиях экономической блокады. Под законопроект подпадает собственность Рината Ахметова – ООО ДТЭК «Свердловантрацит», ООО ДТЭК «Ровенькиантрацит», ПАО «Краснодонуголь» и предприятия, часть собственности в которых принадлежит Сергею Таруте и российским инвесторам, – АО «Алчевский металлургический комбинат», включая ПАО «Алчевсккокс». В ЛНР считают, что незарегистрированные предприятия задолжали в бюджет более 20 миллиардов рублей. Тем не менее, поскольку в работе предприятий заинтересованы как собственники, так и республики, можно ожидать, что этот конфликт будет, скорее всего, разрешен в непубличной плоскости и стороны вновь придут к приемлемой формуле сосуществования. С другой стороны, этот шаг республик можно истолковать как попытку вынудить олигархов под угрозой потери контроля над собственностью надавить на украинские власти, чтобы предпринять конкретные действия по прекращению блокады.

 

Позиция республик

На фоне подготовки переговоров в «нормандском формате» республики подтверждают свою приверженность Минским соглашениям. Несмотря на обвинения Киева в эскалации в Авдеевке, ДНР демонстрирует готовность продолжать мирный процесс. 7 февраля глава ДНР Александр Захарченко выразил надежду, что «Минск» продолжится, и мы миром отстоим свои границы, свою территорию без боев». Он оценил шансы на успех в имплементации Минских соглашений как 50 на 50.

Вместе с тем в ДНР констатировали, что последнее обострение на линии соприкосновения республики рассматривают как свидетельство нежелания украинской стороны урегулировать конфликт. 8 февраля представитель ДНР в Контактной группе Денис Пушилин отметил, что «за почти три года боевых действий мы имели достаточно возможностей удостовериться в отсутствии стремлений и возможностей у Украины мирно урегулировать конфликт» и что «последнее обострение только укрепило это мнение».

Одновременно в республиках продолжается сбор подписей под обращением к мировым лидерам с целью повлиять на Украину, прекратить боевые действия и выполнить Минские соглашения. В этот процесс включились депутаты и общественные движения республик. В ЛНР и ДНР заявили, что собрали уже более 50 тысяч подписей в каждой из республик. После завершения кампании Донецк и Луганск планируют передать подписи спецпредставителю ОБСЕ в Контактной группе Мартину Сайдику, а также направить их лидерам России и западных стран.

Важной темой в рамках возможного обсуждения параметров местных выборов на уровне «нормандской четверки» станет количество избирателей, проживающих в республиках, и верификация их списков. 7 февраля секретарь Центральной избирательной комиссии ЛНР Даниил Говердовский сообщил, что более 1,1 миллиона жителей Республики уже зарегистрированы в Государственном реестре избирателей. Следует отметить, что украинская сторона, которая настаивает на участии в выборах в Донбассе беженцев, не приступила к составлению своих списков.

 

Позиция Украины

В преддверии двухлетия со дня подписания вторых Минских соглашений на Украине продолжается дискуссия относительно стратегии и результатов мирного процесса. Большинство спикеров и официальных лиц подчеркивают целесообразность и безальтернативность продолжения участия Киева в Минских соглашениях в нынешнем формате. Однако эта точка зрения не является универсальной. Прежде всего ее не разделяет украинская оппозиция, которая разделилась на два лагеря.

Первый лагерь открыто говорит о том, что Минские соглашения не выгодны Украине и что Киев не должен их выполнять. Вместо этого они заявляют о необходимости подготовки новых договоренностей, Минска-3, или настаивают на расширении переговорного формата за счет США, Великобритании и других соседних с Украиной государств, например, Польши, стран Балтии и Белоруссии, или выступают за полное одностороннее размежевание с неподконтрольной частью Донбасса. Как крайний вариант, допускается военное решение конфликта в случае отказа России от поддержки республик по тем или иным причинам. К этому лагерю можно отнести украинских националистов, «Народный фронт» (который хоть и входит в правящую коалицию, но в целом выступает против дипломатического решения конфликта в Донбассе), «Батькивщину» и «Самопомощь». Так, 6 февраля неформальные лидеры украинской «партии войны» – фракция «Народный фронт» – выступила с призывом к президенту Порошенко сформировать план освобождения Крыма и Донбасса. «Должен состояться честный разговор. Поскольку народ несет на себе бремя войны, он имеет право знать, а власть обязана донести стратегию и план освобождения Крыма и Донбасса», – сказал руководитель фракции Максим Бурбак. Фронтовики подчеркнули, что после того как президент представит такой план, он должен получить поддержку парламента. 7 февраля внефракционный депутат Сергей Тарута обнародовал альтернативный план мирного урегулирования конфликта в Донбассе «Три основы». Олигарх предлагает сначала обеспечить легитимность, чтобы появился партнер, с которым можно вести переговоры, на следующем шаге обеспечить безопасность, а затем начать диалог, который восстановит доверие между Украиной и Донбассом. Фактически основная идея плана сводится к тому, чтобы восстановить полномочия местных советов в Донецкой и Луганской областях, которые были избраны в 2010 году. Такой ход позволяет избежать проведения выборов и, соответственно, выполнения Минских соглашений. Главенствующую роль в мирном процессе при этом должен играть парламент. Верховная Рада должна сформировать делегацию для ведения переговоров, а права президента, соответственно, ограничены. К переговорам также предлагается подключить подписантов Будапештского меморандума. 9 февраля лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко на встрече со специальным представителем действующего председателя ОБСЕ Мартином Сайдиком заявила, что минский процесс зашел в тупик. «Безусловно, благодаря вашим [ОБСЕ] усилиям нам удалось уменьшить количество жертв на Донбассе, помочь людям и локализовать конфликт. Но с точки зрения реального прекращения войны и установления устойчивого мира в Украине минский процесс так и не достиг цели», – сказала она.

Второй лагерь, который находится в меньшинстве, критикует стратегию президента Порошенко в минском процессе, выступает за активизацию диалога с Донбассом и, в конечном счете, за имплементацию договоренностей как единственного способа восстановить суверенитет над востоком страны. К нему можно отнести партию «Оппозиционный блок», внефракционных депутатов Надежду Савченко и олигарха Виктора Пинчука. 10 февраля Савченко в очередной раз призвала закончить войну в Донбассе. По ее мнению, дальнейшее затягивание войны может сделать ситуацию на Украине неуправляемой. «У нас классическая политика, которая была на момент до 2014 года, получила еще элемент улицы – когда люди сами решают, что они будут делать. И сейчас эта война из-за затягивания ее политиками и непонятность, как они собираются решать этот вопрос, утомила людей, находящихся на фронте, с одной и другой стороны, и мы можем получить элемент неуправляемости, когда ни одна власть не будет понимать, что происходит. Единственное, что люди будут видеть, сколько наших бойцов мы будем хоронить», – сказал депутат.

Украинская власть пытается занимать позицию посередине этих полярностей, придерживаясь стратегии «ни войны, ни мира», которая была сформулирована советником президента, директором Национального института стратегических исследований Владимиром Горбулиным. Ее суть состоит в том, чтобы откладывать как можно дольше выполнение политических пунктов Минских соглашений, одновременно не отказываясь ни от переговоров, ни от военного давления на республики. 10 февраля бывший представитель Украины в политической подгруппе Роман Бессмертный объяснил, что Минские соглашения невозможно переписать, но при этом Украине их не обязательно выполнять. С точки зрения дипломата, ценность мирных договоренностей для России выше, чем для Украины, и в этой ситуации и с учетом возможного изменения внешнеполитической конъюнктуры Киеву не обязательно прикладывать усилия для их имплементации. Другими словами, Киеву нужно сделать все, чтобы мирный процесс превратился в головную боль Москвы. Бессмертных также допустил возможность смены формата и площадки переговоров после выборов во Франции и Германии.

Сценарий проведения досрочных парламентских выборов на Украине в этом году следует рассматривать как вероятный. В этом случае Минские соглашения и отношение к ним различных политических партий станут одной из тем избирательной кампании. Оппозиция будет использовать неудавшийся мирный процесс против непопулярного президента Порошенко, критикуя его с разных сторон. Однако, учитывая тот факт, что сторонники мирного урегулирования в Донбассе находятся в меньшинстве и не пользуются большой поддержкой, выборы в Верховную Раду могут укрепить те силы, которые намерены усилить давление на Порошенко с целью одностороннего размежевания с Донбассом, то есть выхода из Минских соглашений.

Примером отсутствия у Украины желания примирения с Донбассом являются враждебные шаги в отношении республик. Украинская сторона продолжает совершать шаги, направленные на делегитимацию руководства ДНР и ЛНР и переговорщиков со стороны республик. 9 февраля Апелляционный суд Киева разрешил задержание главы ДНР Александра Захарченко с целью привода для участия в рассмотрении ходатайства о применении меры пресечения в виде содержания под стражей. Захарченко подозревают «в участии в деятельности террористической организации «Донецкая народная республика». Срок действия решения составляет 6 месяцев. Украинские власти ведут системную политику по исключению представителей республик из дипломатического и правового поля. Однако в такой ситуации налаживание взаимопонимания и доверия между сторонами оказывается невозможным.

 

Позиция основных участников

Кремль допускает, что Украина может стать частью «Большой сделки» с Вашингтоном. В то же время российское руководство дает понять, что Донбасс не может стать частью сделки и Москва продолжит его поддержку. Тем самым Россия пытается играть с позиции силы в диалоге с новой администрацией США.

На неделе внимание привлекли высказывания пресс-секретаря президента Путина Дмитрия Пескова. 9 февраля, отвечая на вопрос о месте Украины в «Большой сделке», он сказал, что «предметом сделки не может быть судьба людей, которые живут на Донбассе и которые сейчас де-факто отторгнуты своим собственным государством». Песков дал понять, что Москва скорее ждет сейчас от Вашингтона оказания давления на Киев с целью имплементации Минских соглашений. «В плане перспектив диалога Москвы и Вашингтона по украинскому вопросу здесь хочется надеяться, что Вашингтон так или иначе использует свое влияние, чтобы убедить Киев выполнить взятые на себя обязательства в плане реализации минских договоренностей, а также отказаться от агрессивной тактики в решении этой проблемы, которую мы наблюдали в последние дни», – сказал он. Ранее 6 февраля Россия отметила, что считает неверным представление американской администрации, в соответствии с которым конфликт в Донбассе представляет собой конфликт России и Украины. Песков заявил, что «между Украиной и Россией нет конфликта» и что «Донбасс – это исключительно внутренний украинский конфликт».

В этом ответе примечательно то, что, отвечая на вопрос об Украине, пресс-секретарь российского президента сказал о Донбассе и ничего не сказал, собственно, об Украине. Последняя была упомянута лишь в том контексте, что Москва очевидно ждет от Вашингтона изменения позиции по конфликту на востоке Украины. Такую возможность 6 февраля допустил президент Дональд Трамп в интервью телеканалу Fox News, заявив, что Вашингтон не знает точно, кем контролируются и контролируются ли вообще силы, участвующие в конфликте на Донбассе, имея в виду ополченцев, и что собирается это выяснить. Песков подтвердил, что именно этого сейчас ждет Россия. В этот же день он сказал, что «между Украиной и Россией нет конфликта» и что «Донбасс – это исключительно внутренний украинский конфликт».

Можно предположить, что Песков тем самым сознательно указывает на «неразменность» республик Донбасса для Кремля и, напротив, готовность обсуждать с администрацией Трампа условия учета российских интересов на Украине в обмен на признание американских интересов, например, на Ближнем Востоке или тесную кооперацию в борьбе с международным терроризмом. Россия хочет использовать диалог с Вашингтоном для усиления своих позиций на постсоветском пространстве, а не для того, чтобы поступаться своими интересами в этом регионе ради восстановления российско-американских отношений. В этой связи Кремль ждет от Вашингтона более жесткого принуждения Украины к имплементации мирных договоренностей. Россия рассматривает Минские соглашения как выгодные для себя, поскольку их выполнение откроет для Кремля возможности по возвращению своего влияния на украинскую внутреннюю политику и позволит перезапустить проект федерализации соседнего государства. Напротив, отмена санкций и другие вопросы вроде ядерного разоружения, которые пытается навязать американская администрация, российское руководство считает для себя неинтересными. Шанс выиграть за счет США на постсоветском пространстве и заодно усилить давление на Евросоюз представляется Кремлю самой выгодной сделкой. Здесь можно обратить внимание на слова заместителя министра иностранных дел России Сергея Рябкова, который заявил, что Россия не будет обсуждать с США тему отмены санкций, как не делала этого и раньше, и что тем более не будет «разменивать» отмену санкций на ядерное разоружение и считает эту идею «совершенно неработоспособной». По всей видимости, дальнейший диалог между Вашингтоном и Москвой будет представлять собой попытку навязать свою повестку друг другу и от того, кто выиграет в этом, будет во многом зависеть дальнейшая судьба конфликта в Донбассе.

Евросоюз не уверен относительно сохранения трансатлантического единства в вопросе антироссийских санкций. В то время как европейцы подчеркивают, что политика в отношении России и Украины не изменится и будет продолжена, дальнейшие перспективы единой позиции ЕС и США в отношении кризиса в Донбассе остаются под вопросом. Вероятность того, что новая администрация решит отвязать американские санкции от имплементации Минских соглашений в ходе двусторонних переговоров с Москвой, сохраняется. 6 февраля в Брюсселе прошла встреча министров иностранных дел ЕС. Ее главной темой стала ситуация на Украине. Европейские дипломаты выразили поддержку украинских реформ и подтвердили, что планируют сохранять антироссийские санкции до полной имплементации Минских соглашений. Высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини заявила, что Евросоюз продолжит поддерживать Киев «при условии, что условия жизни людей в стране будут улучшаться». Еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства Йоханнес Хан, в свою очередь, констатировал, что оснований для отмены санкций против России пока нет, поскольку Минские соглашения остаются невыполненными.

10 февраля Могерини совершила визит в Соединенные Штаты, где провела встречи с сотрудниками американской администрации, в том числе с госсекретарем Рексом Тиллерсоном. По словам главного европейского дипломата, Брюссель и Вашингтон достигли согласия относительно того, что «минские соглашения должны быть выполнены в полном объеме, и о том, что санкции увязаны с полной реализацией этих соглашений». Однако, выступая на Атлантическом совете, она признала, что испытывает неуверенность касательно сохранения трансатлантического единства в этом вопросе в будущем. «Мы сошлись на том, что до тех пор, пока обязательства в рамках минских договоренностей не будут полностью выполнены, санкции останутся в силе. Тем не менее, я не уверена, что это остается единой позицией», – сказала она. При этом Могерини в очередной раз подтвердила, что ЕС будет придерживаться своей политики в отношении России, несмотря на возможное изменение подхода новой администрации. «Не знаю, будут ли американцы занимать единую позицию в этом отношении, но мы будем», – пообещала она. Слова европейского дипломата можно интерпретировать как еще один сигнал того, что в Вашингтоне пока придерживаются линии предыдущей администрации в отношении России и Украины, но не исключают пересмотра своей политики. То есть либо отвязки санкций от имплементации Минских соглашений, либо, как настаивает Россия, оказания серьезного давления на Киев с целью возвращения его к исполнению своих обязательств.

фото: МИД России

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы