ENG

9 – 15 января. Украина-Донбасс: урегулирование конфликта

Еженедельный аналитический мониторинг

 

Дальнейшее нарастание напряженности в связи с неопределенностью позиций ключевых игроков, интенсификацией в информационном поле дискуссий о вероятности и последствиях заключения т.н. «Большой сделки» между Западом и Россией по украинскому вопросу и приближением ключевого события – перехода власти в США к новой администрации – оставалось важнейшим фактором, влияющим на процесс урегулирования конфликта между Украиной и Донбассом.

Своего апогея эта напряженность достигнет на рубеже следующих двух недель. Однако уже сейчас можно говорить, что на высоком уровне она будет сохраняться вплоть до момента разрешения ситуации с будущими российско-американскими отношениями и первыми шагами администрации Трампа по украинскому треку.

На этом фоне стороны конфликта так и не смогли достигнуть прогресса в двух вопросах из минского Комплекса мер, оставшихся на повестке в декабре-январе, – об устойчивом прекращении огня и обмене заложниками и незаконно удерживаемыми лицами. Вдоль линии соприкосновения продолжились обстрелы средней интенсивности. Остались не согласованными списки лиц, предлагаемые сторонами для обмена. Более того, на Украине появился новый политический субъект, способный оказывать влияние на ход этой процедуры.

Из-за отсутствия конкретики вряд ли можно назвать свидетельством качественных изменений осторожные заявления нового председателя ОБСЕ, что организация намерена добиваться создания «более эффективных механизмов по имплементации соглашения о прекращении огня за счет расширения возможностей собственной мониторинговой миссии».

Следует признать перспективной дискуссию о внешней политике, спровоцированную Виктором Пинчуком внутри Украины. Однако на данном этапе не только переход к более реалистичной внешней политике, но даже ее публичное обсуждение вряд ли возможны с учетом устойчивых позиций в Киеве т.н. «партии войны», отсутствия серьезной альтернативы ей и состояния общественного мнения. Украинские власти продолжают искусственно поддерживать в обществе высокий уровень конфронтации по отношению к Донбассу, значительные ожидания относительно возможного завершения конфликта в свою пользу и неизменности позиций Украины в переговорах.

Кроме перехода власти в Вашингтоне 20 января, ключевыми событиями предстоящей недели станут первое в новом году заседание Трехсторонней контактной группы в Минске и последний визит в Киев в этом качестве вице-президента США Джозефа Байдена, намеченные на один день – 16 января.

Судя по всему, в Минске сторонам конфликта сложно будет достичь компромисса по конкретике следующих шагов в процессе обмена пленными. В рамках политической подгруппы из-за позиции Украины продолжится лишь обмен мнениями по целесообразности обсуждения в данном формате особенностей применения «формулы Штайнмайера». Достижение каких-либо прорывных результатов остается маловероятным.

От визита Байдена в Киев можно ожидать демонстративной моральной поддержки Украины и акцента на его дальнейшем личном привлечении к оказанию ей помощи. Возможно анонсирование новых финансовых подачек. Содержание важнейших вопросов не будет опубличено. Порошенко получит конкретные рекомендации по взаимодействию с администрацией Трампа и подтверждение ряда обязательств демократов в отношении Киева, которые новая команда в Белом доме планирует сохранить на начальном этапе работы. Визит следует рассматривать как логическое завершение череды т.н. «гарантийных контактов», последним из которых в конце декабря стал визит на Украину трех сенаторов, представляющих обе партии.

 

Процесс урегулирования

Важным шагом стало публичное обозначение новым председателем ОБСЕ – Австрией, основных направлений для своей деятельности в этом качестве в части урегулирования конфликта между Украиной и Донбассом.

Смена руководства ОБСЕ на этот раз носит чувствительный характер. По правилам организации Австрии уступила место Германия – член «нормандской четверки». Неприятным фактором является демонстративная неспособность Берлина добиться ощутимого прогресса в урегулировании конфликта в качестве председателя одной из важнейших европейских структур.

Не исключено, что Австрия учтет ошибки Германии. Пока новое руководство предлагает ОБСЕ сосредоточиться на вопросах безопасности. Приоритетной задачей для него является создание действенных условий для выполнения соглашения о прекращении огня.

Отсутствие акцентов в части политических и экономических пунктов Минских соглашений следует рассматривать как свидетельство того, что ОБСЕ либо еще раз подтверждает, что не способна добиться позитивной динамики в этих вопросах, либо что соответствующие цели и задачи будут озвучены позже. Возможно, после визита нового председателя в Киев и Москву.

По словам нового председателя ОБСЕ министра иностранных дел Австрии Себастьяна Курца, Австрия полагает, что главные усилия с целью создания «работающего режима прекращения огня» должны быть направлены на укрепление и расширение деятельности Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине. ОБСЕ считает необходимым обеспечить расширение доступа СММ ОБСЕ к зоне конфликта, а также предоставить наблюдателями эффективные инструменты контроля в ночное время суток, в том числе за счет улучшения технического оснащения миссии. Все это должно увеличить возможности наблюдателей по мониторингу и создать стимулы для соблюдения перемирия участниками противостояния.

Курц подтвердил, что идея полицейской миссии ОБСЕ в Донбассе, на которой настаивает Киев, не имеет поддержки среди стран-участников организации. Напомним, в конце прошлого года российские дипломаты заявляли, что тема полицейской миссии в настоящий момент закрыта и что речь может пока идти только о расширении мандата действующей мониторинговой миссии.
Курц уточнил, что условием снятия антироссийских санкций является прогресс в выполнении Минских договоренностей. Вместе с тем он выразил мнение, что санкции должны начать отменяться постепенно – «за любой позитивный шаг на Донбассе со стороны России Запад должен делать ответный шаг». Эта позиция озвучивалась представителями Германии и Франции, однако Берлин и Париж не смогли предложить конкретную «дорожную карту» такой поэтапной отмены санкций.

То, что Австрия становится спикером в урегулировании конфликта, следует рассматривать как позитивный факт. Германия и Франция погружены в свои внутриполитические проблемы, связанные с предстоящими в этих странах в 2017 году выборами. Неопределенность политики США в отношении конфликта в Донбассе может сохраняться еще некоторое время после инаугурации Трампа. В этой ситуации Австрия может сыграть конструктивную роль организатора диалога и более свободно подталкивать стороны к решительным действиям, не позволяя ОБСЕ тонуть в другой повестке, а также во внутренних проблемах гарантов Минских соглашений. Тем более, что для Австрии важно показать результат. Следующий председатель ОБСЕ – Италия – занимает еще более лояльную позицию по отношению к России.

Следует ожидать развития этих тем на следующей неделе в ходе визита Курца в Киев и Москву.

 

Вопросы безопасности

На неделе ОБСЕ вынуждено было признать провал попыток прекращения огня в период январских праздников.

Напряженность сохранялась практически вдоль всей линии соприкосновения между Украиной и республиками Донбасса.

Судя по тому, как в Киеве интерпретируют продвижение своих ВС, занявших ряд позиций в зоне безопасности, именно они являются инициаторами ряда столкновений и обстрелов.

Наблюдатели ОБСЕ зафиксировали нарушения соглашения о прекращении огня в различных районах Донецкой и Луганской областей. Тяжелой оставалась ситуация в районе Светлодарска, где продолжались наиболее интенсивные бои. В конце прошлого года украинская армия понесла здесь серьезные потери. Этот район имеет стратегическое значение для Киева и ДНР благодаря своему расположению рядом с Дебальцево.

11 января спикер Минобороны Украины по вопросам АТО Александр Мотузяник рапортовал, что в результате боевых действий «подразделения ВСУ заняли определенные очень важные новые позиции, но в пределах линии разграничения» в районе Светлодарской дуги.

12 января первый заместитель главы Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ Александр Хуг вынужден был признать провал соглашения прекращения огня с 24 декабря. Боевые действия продолжались в течение всех новогодних и рождественских праздников. Хуг сообщил, что со 2 по 8 января наблюдатели отметили 336 случаев нарушения режима прекращения огня, половина из которых пришлась на район Светлодарска. 26 декабря – 1 января было зафиксирован лишь 121 случай. Хуг констатировал, что в ходе столкновений стороны применяют тяжелые вооружения, в том числе крупнокалиберную артиллерию, которые по Минским соглашениям должны быть отведены.

На неделе также не наблюдалось никаких подвижек в выполнении договоренности об отводе сторон в Станице Луганской, Луганской области в соответствии с Рамочным соглашением о разведении сил и средств в Донбассе от 21 сентября 2016 года. Отсутствие прогресса в последнем из трех пунктов (соглашение было выполнено в Золотом и Петровском Донецкой области в прошлом году) не позволяет Контактной группе перейти к согласованию других географических точек для разведения сторон конфликта.

Тем временем Москва подает позитивный пример сотрудничества в сфере безопасности. Украинские военные инспекторы получили разрешение посетить места дислокации российских воинских частей на территории приграничной Ростовской области с 16 по 19 января. Район, определенный для инспекции, занимает площадь 16 тысяч квадратных километров. Основанием для проведения инспекции стало одобрение Россией запроса Украины в рамках Венского документа ОБСЕ 2011 года о мерах укрепления доверия и безопасности. В соответствии с документом «государства-участники уведомляют друг друга по Сети связи ОБСЕ об определённых видах военной деятельности, приглашают на них наблюдателей, проводят инспекции указанного района, а также посещения воинских формирований для оценки правильности предоставляемой о них информации». Разрешение на проведение инспекций можно истолковать как шаг, направленный на укрепление доверия между Россией и ОБСЕ с целью предупреждение инцидентов, которые могут быть истолкованы некоторыми сторонами переговоров по ситуации в Донбассе как признаки начала вооруженной эскалации.

 

Гуманитарные вопросы

Появление альтернативного списка пленных, заложников и удерживаемых лиц, а также независимых субъектов переговорного процесса.

10 января, в ситуации тупика в переговорах по обмену пленными депутат Верховной Рады Надежда Савченко обнародовала собственные списки пленных и пропавших без вести.

Савченко также предложила заменить украинских переговорщиков в гуманитарной подгруппе в Минске «по причине их неэффективности».

Политик объяснила свой поступок тем, что опубличивание списков повышает шансы на освобождение заключенных и позволит сдвинуть переговоры с мертвой точки. Савченко предложила осуществить обмен пленными в три этапа. Сначала освобождению подлежат те пленные, которых подтверждает каждая сторона. Затем разыскиваются те, кто остался в списках, «по скрытым тюрьмам и подвалам». На третьем этапе те, кого не удалось найти, признаются мертвыми или пропавшими без вести. В итоге подсчеты Савченко свелись к обмену по формуле 42 на 256 человек. 

Демарш Савченко вызвал неоднозначную реакцию на Украине. Власть попыталась представить публикацию списков в негативном свете – как очередное доказательство того, что депутат играет на стороне Кремля.

СБУ выступило против публикации списков, настаивая на том, что переговоры должны происходить непублично. Однако, поскольку это обоснование плохо воспринималось в общественном мнении, власть вынуждена была сменить аргументацию – советник главы СБУ Юрий Тандит заявил, что списки являются некорректными. По его словам, в списке Савченко есть как те, кто уже был освобожден, так и погибшие и без вести пропавшие. При этом Тандит неожиданно признал, что Украина готова обменять пленных по формуле 48 на 228, что близко к озвученным Савченко цифрам. Представитель Украины в политической подгруппе Контактной группы Ольга Айвазовская сообщила, что списки Савченко не повлияют на работу гуманитарной подгруппы в Минске, но могут навредить или приостановить процесс обмена пленными или же «быть использованными манипулятивным путем против государства Украина».

В то же время некоторые украинские правозащитники увидели открывающиеся возможности в переводе переговорного процесса в публичную плоскость. «Оппозиционный блок» призвал прекратить обмениваться списками пленных в Донбассе и провести обмен по формуле «всех на всех». Позитивно отнеслись к обнародованию списков и в республиках.

Глава ЛНР Игорь Плотницкий согласился с тем, что публикация списков «увеличивает шансы на проведение обмена пленными». Он также заявил, что если Киев не будет выступать с предложениями по обмену пленных, власти республики готовы рассматривать Савченко в качестве легитимного переговорщика и обсуждать с ней этот вопрос.

Российская сторона также отнеслась к демаршу Савченко с позитивной осторожностью. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал, что информация о попавших в списки россиянах будет анализироваться. Он допустил, что «в той или иной форме произойдет обмен мнениями в ходе работы Контактной группы соответствующих подразделений» по поводу списков Савченко. При этом пресс-секретарь президента подчеркнул, что Россия рассматривает обмен пленными как вопрос «именно договоренностей и доверия двух сторон этого конфликта», то есть Киева и ДНР-ЛНР.

Обнародование альтернативных списков показывает пределы эффективности стратегии закрытости, к которой Украина прибегает в рамках Контактной группы якобы для того, чтобы избежать критики внутри страны. Скорее наоборот, важность этой темы для украинского общественного мнения вынуждает и будет вынуждать политиков и особенно таких персонажей, как Савченко, чей политический капитал построен исключительно на конфликте в Донбассе, действовать в обход государства.

В то же время украинские власти располагают большими возможностями маргинализовать депутата и подавить ее усилия силовыми способом. Они понимают, что если Савченко удастся добиться освобождения группы задержанных и пленных, президент Порошенко рискует потерять контроль над ситуацией. Вся принятая им стратегия в минском процессе может оказаться в зоне риска.

Действия депутата могут также являться прецедентом успешных прямых переговоров с представителями Донбасса, на чем настаивают ДНР-ЛНР и Россия. В случае появления фактов успешного обмена Россия и республики смогут более эффективно критиковать логику Киева, аргументируя к примеру успешных прямых контактов.

 

Политические вопросы

Украинская сторона продолжает поддерживать завышенные ожидания в украинском обществе относительно того, что контроль над Донбассом будет возвращен без всеобъемлющего политического урегулирования. Никаких реальных шагов по политическим пунктам сделано не было.

Несмотря на подготовку к первому заседанию в 2017 году Трехсторонней контактной группы и политической подгруппы, украинские официальные лица продолжали последовательно игнорировать вопросы выполнения Киевом политических пунктов минского Комплекса мер.

Исчезла из информационной повестки и тема «дорожной карты», в которой политические обязательства должны быть увязаны с обязательствами в сфере безопасности в соответствии с Минскими соглашениями.

Украинские власти готовят общество только к двум сценариям на востоке страны. Первый – это возвращения неподконтрольных территорий в результате отказа России от их поддержки либо по причине международного давления и санкций, либо внутренних проблем страны. Второй – длительная заморозка конфликта с неопределенной перспективой референдума о том или ином плане мирного урегулирования. При этом не исключена ситуация, когда на голосование будет поставлен вопрос об отказе от Крыма и Донбасса. Третий сценарий – интеграция Донбасса на условиях Минских соглашений – интерпретируется как капитуляция перед Россией и конец украинской государственности. В этой ситуации второй сценарий, который не требует от украинских властей никаких мирных инициатив, рассматривается как наиболее реалистичный. Поэтому все политические обязательства украинская сторона откладывает на потом.

 

Экономические вопросы

Экономическая подгруппа Трехсторонней контактной группы в Минске не работает на протяжении трех месяцев.

На неделе украинская сторона еще раз пыталась объяснить паралич в работе экономической подгруппы аргументами о неприемлемости переговоров с представителем республик в лице бывшего руководителя администрации главы ДНР Максима Лещенко. Уточнялось, что «представители Донецких районов привозят боевика, с которым переговоры не ведутся». Интересно, что данное заявление сделала представитель Киева в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы Ольга Айвазовская. «Возможно, кто-то не знает, но в Минске переговоры с боевиками не ведутся. Там присутствуют коллаборационисты со стороны отдельных районов Донецкой и Луганской областей», – уточнила она.

Выбранные официальным представителем украинских властей на переговорах в Минске формулировки призваны подчеркнуть отсутствие политической субъектности у республик. Украинская сторона не воспринимает и не собирается воспринимать ДНР и ЛНР как реальных переговорщиков, маргинализуя их с помощью риторических и политических демаршей. Однако, настаивая на том, что решение конфликта находится исключительно за пределами Украины, Киев загоняет себя в угол. Он не только дискредитирует своих представителей с точки зрения Донбасса, но и готовит украинское общество к тому, что ему придется смириться с любым внешним решением глобальных игроков относительно исхода противостояния в Донбассе.

Глава ЛНР Игорь Плотницкий предложил решение спора между Киевом и Луганском об оплате за поставляемую Украиной воду. Этот вопрос также поднимался Украиной на минских переговорах. Глава ЛНР сообщил, что республика готова в будущем платить за потребляемую воду за счет поставок угля. Напомним, что 6 января 2017 года коммунальному предприятию «Попаснянский районный водоканал», которое осуществляет поставки воды на неподконтрольные территории Луганской области, была выплачена часть долга в сумме 10,5 миллионов гривен, что позволило возобновить подачу воды.

В то же время Украина продолжает не выполнять обязательства по социальным выплатам, хотя в разных форматах признает их наличие и даже объем. Так, министр социальной политики Андрей Рева отметил, что только для выплат пенсий необходимо 30 млрд гривен (более 1 миллиарда долларов).

Заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Георгий Тука еще раз признал, что организованная Киевом экономическая блокада Донбасса имеет политические цели. Он заявил, что процесс возвращения Донбасса Украине начнется осенью и «скорее всего – невоенным способом». При этом Киеву не придется для этого выполнять Минские соглашения. По мнению Туки, Россия прекратит сама экономическую поддержку ДНР и ЛНР.

«По любым расчетам любых экспертов, если только прекратится экономическая поддержка, даже если оставить на весах военную составляющую, то центральному правительству Украины понадобится максимум три месяца, чтобы навести там порядок», – считает бывший председатель Луганской областной военно-гражданской администрации.

 

Украинская сторона

Киев вводит в действие комплекс административных и информационных мер, призванных расширить влияние на территории республик Донбасса. Между тем, некоторые решения украинских властей могут иметь для них негативные последствия.

В украинской прессе появилась информация о деталях принятого правительством Украины «Плана мер по реализации некоторых принципов государственной внутренней политики в отношении неподконтрольных районов Донецкой и Луганской областей».

В частности, в соответствии с ним предполагается до апреля 2017 года решить вопрос о предоставлении административных услуг, в том числе по выдаче украинских паспортов, проживающим на территории ДНР и ЛНР гражданам. Кроме того, в первом квартале 2017 года должна быть «создана или восстановлена инфраструктура вещания и установлено необходимое техническое оборудование, установки (радиостанции, телевышки, передатчики) с целью распространения сигнала вещания на неподконтрольные территории».

Национальный совет по телевидению и радиовещанию выдал разрешение на вещание на территории проведения АТО Национальной телекомпании Украины, которая будет транслировать передачи первой программы «Украинского радио». Ожидается, что в ночное время суток сигнал будет охватывать все неподконтрольные районы Донецкой и Луганской областей.

Можно ожидать, что действия Киева вызовут негативную реакцию со стороны республик, особенно касающиеся распространения украинского вещания, которое воспринимается в Донецке и Луганске как инструмент пропагандистской войны. По мнению ДНР и ЛНР, Киев подменяет решение реальных гуманитарных проблем попытками получить новые возможности для «входа» своих органов власти на неподконтрольные территории, что только еще больше усиливает градус противостояния в Донбассе.

Одной из конфликтных тем на следующей неделе, за которой будут внимательно следить в республиках, станет продолжение рассмотрения Конституционным судом Украины 19 декабря закона об основах государственной языковой политики от 3 июля 2012 года № 5029-VI («закона Колесниченко-Кивалова») на предмет соответствия Конституции.

Отмена этого закона Верховной Радой 24 февраля 2014 года стала одним из детонаторов начала кризиса на востоке Украины и послужила аргументом для крымчан поддержать присоединение к России.

Комплекс мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 года предусматривает для особых районов Донецкой и Луганской областей языковое самоопределение. Поэтому признание закона неконституционным станет новым поводом для обострения конфликта на востоке. ДНР и ЛНР получают доказательства для обвинений киевских властей в очередном нарушении подходов, предусмотренных Минскими соглашениями.

Дискуссия на высоком уровне о переходе к более реалистичной внешней политике Украины может свидетельствовать о подготовке элиты страны к сотрудничеству с администрацией нового президента США.

Дискуссию начал олигарх Виктор Пинчук, который в конце прошлого года опубликовал статью «Украина должна пойти на болезненные компромиссы ради мира с Россией» в американском The Wall Street Journal. Пинчук предложил занять более реалистическую позицию во внешней политике, признав, что членство в НАТО, ЕС и возвращение Крыма в ближайшей перспективе для Украины невозможно. Он выступил за политическое урегулирование конфликта в Донбассе, в том числе с помощью проведения местных выборов в соответствии с Минскими соглашениями.

В ответ украинские власти продолжали настаивать на неизменности внешней политики. Например, вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванна Климпуш-Цинцадзе заявила, что в среднесрочной перспективе «единственным прагматичным решением для Украины является ускорение европейской и евроатлантической интеграции с особым акцентом на интеграции в НАТО».

Статья Пинчука идет вразрез со сложившимся на Украине консенсусом в отношении ключевых векторов внешней политики. Критики олигарха заявили о том, что он таким способом пытается наладить отношения с новой администрацией Трампа, посылая ей те сигналы, которые, по его мнению, она хотела бы услышать. То есть защищает как бизнесмен свои интересы, которые в данном случае противоречат интересам государства Украина. Известно, что Пинчук поддерживал тесные контакты с окружением Хиллари Клинтон и жертвовал деньги в ее фонд. Против олигарха началась кампания в украинских СМИ, участниками которой стали как сторонники действующей власти, так и оппозиция. План Пинчука окрестили планом капитуляции. Ряд политиков даже предложили бойкотировать ежегодный «Украинский завтрак», который Пинчук организует в рамках форума в Давосе. Форум пройдет с 17 по 20 января.

13 января Пинчук заявил более мягкую позицию, адаптировав ее для украинского читателя. Однако базовая идея осталась без изменения – украинская внешняя политика должна исходить из реалистических предпосылок и быть направлена на решение текущих кризисов в украинских интересах. В противном случае «украинский вопрос» в ближайшем будущем может стать частью большой геополитической сделки между США, ЕС и Россией с неблагоприятным для Киева исходом. Пинчук не предлагает отказаться от долгосрочной цели вступления в Евросоюз. Однако Киеву сейчас следует убрать этот вопрос из своей среднесрочной повестки. Вместо этого украинской власти следует сосредоточиться на реформировании государства по европейским принципам и стандартам, которые уже прописаны в Соглашении об ассоциации Украина-ЕС. В итоге, когда реформы пойдут успешно и «когда представления об Украине в Европе начнет меняться к лучшему», Киев сможет вновь поднять вопрос членства. Аналогичную позицию украинские власти должны занять и в вопросе о присоединении к НАТО. При этом Киев должен добиваться более существенной финансовой помощи со стороны Запада, «абсолютной принципиальности в вопросе продления санкций против России при отсутствии прогресса в мирном процессе», прямых гарантий безопасности и помощи в создании сильной армии в обмен на нейтралитет. Что касается Крыма и Донбасса, Пинчук предлагает развести вопросы мирного урегулирования в Донбассе и возвращения Крыма. Они должны рассматриваться украинской дипломатией как две разные проблемы, не мешающие решению друг друга.

Позитивным моментом статей Пинчука стало начало дискуссии в самой Украине о целях внешней политики. Довольно интересную программную статью «Разменная монета или поле боя: что будет с Украиной в 2017 году» опубликовал бывший украинский дипломат Василий Филипчук, который в 90-е был автором «Стратегии интеграции Украины в Европейский Союз». Филипчук предложил свой план урегулирования конфликта с Россией на основании реалистического принципа «суверенитет взамен на нейтральность»: Россия возвращает Украине полный суверенитет над Донбассом и частичный над Крымом в обмен на геополитический нейтралитет Киева, последний при этом получает твердые гарантии безопасности от Запада и Кремля.

Начало критической дискуссии о внешней политике в Украине может позитивно повлиять в перспективе на ход мирного процесса. Ревизия внешней политики последних лет разрыхляет сложившийся консенсус в отношении избранной президентом Порошенко стратегии в отношении Донбасса. Развитие дискуссии подготовило бы украинское общество и политический класс к необходимости уступок ради достижения мира на востоке страны и общей стабилизации внутриполитической ситуации.

Представители команды Президента воспринимают дискуссию как ослабляющую позиции президента. В то время как социально-экономический курс власти давно не пользуется поддержкой и стал причиной критического падения ее рейтингов, внешняя политика остается той единственной сферой, где президент пользуется поддержкой большинства населения. Поэтому подход, при котором любая публичная постановка жесткой стратегии Порошенко ставится под сомнение, подается как разновидность национального предательства.

Порошенко рассматривает внешнюю политику в качестве важной части своей программы на президентских выборах в 2019 году. Между тем, демарш Пинчука интерпретируется как еще одно свидетельство эрозии олигархического консенсуса вокруг фигуры действующего президента. В силу характера украинского государства это сигнализирует элите о серьезных противоречиях между Порошенко и теми, кто привел его к власти.

В целом, понимая высокую вероятность ухудшения для себя внешнеполитических условий, некоторые украинские официальные лица начинают демонстрировать большую гибкость в отношении к минскому процессу. Так, представитель Украины в политической подгруппе Ольга Айвазовская заявила, что «минский формат себя не исчерпал по тем причинам, что любое новое соглашение будет начинаться с тех же первых пунктов, которые указаны в Минских соглашениях». По ее мнению, в случае отказа от текущего формата переговоров время, которое придется потратить на организацию новой площадки и заключение нового соглашения, сыграло бы против Украины. Эти слова расходятся с попытками Киева заменить Минские соглашения новым текстом, который бы соответствовал политическим интересам украинской власти. В частности, такой подход украинская сторона пыталась применить в процессе согласования «дорожной карты».

 

Республики Донбасса

В условиях жесткой позиции Украины по вопросам перспектив политического урегулирования, представители республик поддерживают мысль о том, что особый статус должен распространяться на всю территорию Донецкой области, а не только на районы, подконтрольные ДНР и ЛНР. В то же время республики постепенно налаживают строительство собственной общественно-политической инфраструктуры.

В своем интервью, появившемся в конце прошлого года, но обсуждаемом в СМИ и соцсетях до конца предыдущей недели, Александр Захарченко предложил амнистировать тех жителей ДНР, которые воевали против республики на украинской стороне. «Я намерен выйти с инициативой в Народный Совет, чтобы депутаты приступили к разработке документа об амнистии жителей Донецкой Народной Республики, которые не совершили военных преступлений, но волей или неволей участвовали в конфликте против нас. Они должны быть амнистированы. Тем самым мы не нарушим Минские соглашения, ведь там прописана амнистия для участников, а кто ее будет объявлять и на кого она должна распространяться, не уточняется», – сказал Захарченко. Кроме того, он в очередной раз повторил тезис, что подконтрольная Киеву часть Донецкой области находится во временной оккупации.

Украинские силовики, призванные или законтрактованные из Донецкой области, признаются ДНР своими жителями на основании референдума 11 мая 2014 года, который прошел на территории всей области. В соответствии с референдумом большинство жителей Донецкой области проголосовало за самоопределение. На этом основании руководство ДНР считает всю Донецкую область своей территорией, а всех ее жителей – своими гражданами. Эту позицию обе республики (ЛНР также заявляет о своих претензиях на всю Луганскую область) используют для повышения ставок в переговорном процессе, когда Киев искусственно заводит его в тупик.

Апелляция к результатам референдума 2014 года является удобным оправданием возобновления наступления вооруженных сил республик вглубь Донецкой и Луганской областей в случае возобновления Украиной полномасштабных боевых действий.

Захарченко также заявил о переформатировании общественных приемных общественного движения «Донецкая республика» – главной политической силы ДНР. Это означает попытку достроить общественную и политическую инфраструктуру власти в преддверии будущих выборов.

 

Позиции заинтересованных стран

Новая администрация США прямо не обозначает позицию по отношению к конфликту между Украиной и Донбассом, предпочитая сосредоточиться на теме возможности отмены антироссийских санкций. Это с одной стороны, усиливает различные интерпретации по поводу вероятности размена «украинской проблемы» в рамках т.н. «Большой сделки», а с другой – создает условия для чересчур широких интерпретаций возможных вариантов развития событий. 

В условиях подготовки к официальной передаче полномочий новому президенту США европейские участники переговорного процесса – Германия и Франция – минимизировали свои публичные сигналы относительно процесса мирного урегулирования.

Избранный президент США Дональд Трамп заявил, что статус-кво в отношении санкций сохранится «по крайней мере, в течение какого-то периода времени». В то же время он допустил отмену санкций в том случае, если Москве и Вашингтону удастся поладить. Он в первый раз обрисовал свое видение «Большой сделки» с Кремлем: санкции могут быть отменены в обмен на сокращение ядерных арсеналов. Однако параметры этой сделки остаются неясными, а следовательно, от Москвы не следует ожидать развернутой реакции.

Это заявление призвано было отчасти компенсировать те негативные комментарии будущих членов администрации Трампа и сенаторов, которые появились на прошедшей неделе. Так, 10 января группа американских сенаторов внесла в Конгресс законопроект «О противодействии враждебным действиям России», который предполагает ужесточение санкций против Москвы по жесткому иранскому сценарию, серьезно ограничивая инвестиции в российскую энергетику. В подготовке этого законопроекта участвовали украинские лоббисты. Один из тех, кто занимается координацией их работы, бывший премьер-министр Арсений Яценюк, отметил, что в случае принятия закона политика санкций выйдет на новый уровень. Не исключено, что негативно настроенные в отношении России законодатели будут использовать тему расширения санкций как рычаг для давления на администрацию Трампа для того, чтобы держать ее политику в отношении Москвы в жестких рамках.

Интересно, что в ходе процесса утверждения Конгрессом США министров новой администрации демонстрируется наличие значительных расхождений между президентом и его назначенцами относительно России. Так, претендент на должность госсекретаря США Рекс Тиллерсон дал понять, что Киев может получить летальное оборонительное оружие в случае возобновления боевых действий в Донбассе. А кандидат на пост министра обороны Джеймс Мэттис отметил необходимость укрепления роли НАТО в ответ на действия России. Насколько эти идеи будут реализованы, сегодня сказать почти невозможно – подобные заявления не носят характера обязательств номинанта.

Поэтому заявления избранного президента США и американских чиновников пока дают повод для осторожно оптимизма как в Москве, так и в Киеве. Чрезвычайный и полномочный посол Украины в США Валерий Чалый выразил уверенность, что «разговор с Россией будет происходить с мощной позиции силы». Российские власти, в свою очередь, подчеркивают готовность администрации Трампа к диалогу на основании уважения интересов друг друга. Вместе с тем обе стороны признают, что то, как будет выглядеть политика Белого дома на практике, остается не известным.

Россия и Украина предпринимают серьезные кулуарные усилия для налаживания контактов с новой администрацией. На неделе СМИ сообщали, что Администрация президента Украины наняла американскую компанию BGR Group для лоббирования интересов Украины в Вашингтоне. Сотрудником компании является республиканец Хейли Барбур, который контактирует с командой Трампа. Однако официальный Киев продолжает отрицать заключению контракта с BGR Group.

В то же время контакты украинской стороны с новой администрацией может осложнить опубликованная в американской прессе информация о том, что Киев пытался повлиять на исход американских выборов, вбрасывая в прямой координации с демократами информацию о деятельности политтехнолога Трампа Пола Манафорта и его связях с бывшим президентом Виктором Януковичем. В работу против избрания Трампа, по данным ряда респектабельных СМИ, были вовлечены украинские дипломаты и сотрудники Администрации президента Украины.

В республиках Донбасса, в свою очередь, выразили мнение, что выбранная Киевом стратегия невыполнения обязательств и затягивания времени поставила украинские власти в ситуацию, когда их вынудят пойти на невыгодную сделку в рамках мирного процесса. Так, глава ЛНР Плотницкий заявил, что после инаугурации нового американского президента 20 января «Соединенные Штаты, и «нормандская четверка» поставят точку в этом вопросе», то есть прекратят толерантно относиться к поведению украинской стороны в Минске.

Вопрос о будущей позиции американской администрации остается ключевым для всех сторон, вовлеченных в урегулирование украинского конфликта, – для самой Украины, Донецка и Луганска, России, Франции и Германии. Ожидание первых шагов новой команды Трампа фактически обнулило «нормандский формат», который был точкой принятия решений по имплементации Минских соглашений.

Выход на первый план США ставит урегулирование конфликта в зависимость от геополитической сделки, которая может обсуждаться между Москвой и Вашингтоном, возможно, без участия Парижа и Берлина или их минимальном участии. Ее суть и возможные параметры остаются неизвестными.

Однако следует признать, что ожидание этой сделки сейчас является главным временным фактором торможения мирного процесса. Пока Вашингтон не прояснит своего отношения к конфликту в Украине, вероятность достижения прогресса в имплементации Минских соглашений практически сводится к нулю.

фото: Flickr.com

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы