ENG

Механизмы власти: 10 лет российской политической аналитики (глава 6)

Московское правительство Юрия Лужкова: властный потенциал, роль, место и влияние в российской политике

Публикуемый доклад, вышедший ранней весной 1994 года, представляет опыт системного анализа ресурсов и потенциала так называемой «московской группы», в то время – наиболее перспективного и опасного для федеральной власти номенклатурного образования, руководимого столичным мэром Юрием Лужковым. Отработанная Центром политической конъюнктуры методика исследования властных группировок позволила создать цельное представление о возможностях «московской группы», ее стратегических планах, методах достижения своих целей.

Эксперты ЦПКР пришли к выводу, что, несмотря на декларируемое Юрием Лужковым нежелание заниматься «чистой политикой» и стать преемником Ельцина, интересы возглавляемой им группы толкают его на этот путь. Главный вывод авторов доклада заключался в том, что Лужков, на тот момент, уже являлся серьезной политической фигурой, сопоставимой по своему «весу» с премьер-министром и президентом страны. Этот вывод полностью подтвердился в ходе событий 1994-95 гг., когда глава государства и его окружение были вынуждены нанести «превентивный удар», надолго отучивший мэра заниматься «большой политикой».

Проявляемый сегодня к Юрию Лужкову, его политическому и экономическому курсу, отношениям и взаимосвязям с федеральным руководством обусловлен возрастанием политического веса московской администрации. На протяжении последних лет происходит непрерывное усиление ее властных возможностей и уровня влияния на принятие важнейших государственных решений. При этом в полной мере сохранен традиционно высокий статус руководителя Москвы как лица, политически и лично ответственного перед руководителем государства и входящего в высшую общероссийскую номенклатуру. Это сочетается с повышенным уровнем государственных административных полномочий Лужкова.

События первых трех месяцев 1994 года дают возможность подробно проследить участие Лужкова в ряде важнейших кампаний борьбы в федеральных верхах. Часть из них имеет стратегическое значение общероссийского масштаба, например демарш мэров Москвы, Санкт-Петербурга и Екатеринбурга против ограничений на импорт продовольствия и связанный с этим конфликт Лужкова с вице-премьером России, лидером национального «аграрного лобби» Александром Заверюхой. В этом же ряду стоят фактическое выдвижение кандидатуры Лужкова на роль одного из ведущих претендентов на президентское «наследство Ельцина» в свете предстоящих выборов, участие в борьбе вокруг формирования нового состава правительства Черномырдина и определения его курса, педалирование в контексте обсуждения российского бюджета на 1994 год проблемы федеральных отчислений за выполнение Москвой функций столицы государства, усилия Лужкова и возглавляемого им московского правительства по превращению столицы в кредитно-финансовый и торгово-посреднический центр России и СНГ.

Другая часть его действий имеет тактическое значение, но со стратегической подоплекой. Наиболее шумной и долговременной акцией оказалась борьба с вице-премьером Правительства, руководителем федеральной программы приватизации Анатолием Чубайсом. Апогеем нового витка обострения отношений с руководством Госкомимущества по принципиальным вопросам схемы приватизации стало распоряжение мэра о приостановке проведения в столице приватизационных мероприятий. Эта схватка с одним из могущественных либеральных министров, которого практически всегда безоговорочно поддерживал Президент, является свидетельством возросших возможностей Юрия Лужкова.

Последней по времени ситуацией, в которой Лужков выступил в качестве одной из важнейших российских политических персон и перспективных «наследников президента», стал мартовский скандал «Версия-1» с разоблачением антипрезидентского «заговора» руководителей исполнительной власти России и Москвы. Симптоматично, что незадолго до этого - в конце февраля 1994 г. - комментаторы газеты «Завтра», резко отрицательно настроенные по отношению к Лужкову, выделили «московскую группу» как один из четырех центров влияния, лидирующих в конкурентной борьбе в верхних эшелонах власти российского Центра.

В настоящее время практически отсутствует целостный анализ московского правительства как одной из крупнейших властных политико-номенклатурных группировок федерального Центра, непосредственно участвующей в определении направления и важнейших параметров государственной политики. Предлагаемый доклад в какой-то мере восполняет этот пробел.

 

§ 1. Состав и основные властные ресурсы «московской группы»

 

Руководящее ядро правительства Москвы и ряд руководителей крупнейших столичных экономических структур, ориентированных на Юрия Лужкова, его министров и начальников департаментов, составляют вместе одну из ведущих номенклатурно-политических групп в России.

«Московская группа» идентифицируется как союз государственных деятелей, политиков, высших чиновников, экономических руководителей, объединившихся по критериям относительного единства политических и экономических интересов, положения в системе руководства-подчинения и неформальных взаимоотношений правящей элиты, наличия прочных личных связей и единства политической судьбы.

1.1. Персональный состав и главные составляющие властного влияния группы. Основные направления деятельности группы

 

Основаниями для определения московского правительства как особой номенклатурно-политической группы выступают следующие характерные для деятельности правительства Москвы моменты:

  • Относительное политическое единство и сплоченность на фоне элитарной межгрупповой борьбы в столице и России в целом, единство действий в острой кулуарной или публичной политической борьбе;
  • «Командный» стиль работы московского правительства, нацеленность членов группы на проведение единого курса;
  • Высокий уровень прямого руководства работой правительства столицы со стороны Юрия Лужкова, отсутствие в группе неподконтрольных ему неформальных лидеров;
  • Совпадение экономических и политических интересов премьера Москвы, министров и руководителей более низкого уровня, связанных в первую очередь с участием в процессах приватизации государственной собственности в Москве;
  • Наличие консолидированной экономической и финансовой опоры в лице ряда крупных московских банков, торговых фирм, промышленных предприятий и строительных организаций.

 

В наиболее влиятельную группу министров и руководителей московского правительства входят:

  • Юрий Лужков - исполняющий обязанности мэра, вице-мэр и премьер Правительства Москвы;
  • Борис Никольский - первый вице-премьер Правительства Москвы (курирует комплекс городского хозяйства, в случае отсутствия премьера исполняет его обязанности);
  • Константин Буравлев - первый вице-премьер Правительства Москвы (в его ведении находятся вопросы приватизации и экономической реформы в целом);
  • Эрнест Бакиров - первый вице-премьер Правительства Москвы (комплекс общественных связей и информации правительства);
  • Иосиф Орджоникидзе - вице-премьер Правительства (департамент внешнеэкономических связей);
  • Александр Музыкантский - вице-премьер Правительства, префект Центрального административного округа Москвы;
  • Олег Толкачев - председатель Московского комитета по управлению государственным имуществом (до марта 1994 г. - префект Южного округа Москвы);
  • Владимир Ресин - первый вице-премьер, руководитель департамента строительства (курирует комплекс перспективного развития города);
  • Анатолий Петров - вице-премьер Правительства (официально представляет правительство на заседаниях Московской городской Думы, курирует комплекс территориального управления Москвы - административные и муниципальные округа);
  • Василий Шахновский - управляющий делами Правительства;
  • Александр Брагинский - депутат Государственной Думы России, один из лидеров депутатской группы «Союз 12 декабря» (до декабря 1993 г. - вице-премьер Правительства Москвы).

На периферии «группы Лужкова» находятся префекты десяти административных округов столицы (Алексей Брячихин, Петр Аксенов и др.), имеющие во многом сходные цели и задачи, направления деятельности, политические позиции. По отношению к руководящему ядру их можно выделить в особую подгруппу в связи с особенностями их положения в административной системе, диктующими отличие по ряду пунктов интересов и потребностей префектов от аналогичных характеристик членов центрального Правительства Москвы. В еще меньшей зависимости от мэрии находятся руководители следующей ступени административной иерархии - субпрефекты 150 муниципальных округов.

Из руководителей крупных негосударственных экономических структур в группу Лужкова входит, прежде всего, Владимир Гусинский - генеральный директор финансовой группы «Мост» и президент «Мост-банка». Менее прочными, хотя и достаточно эффективными, являются партнерско-союзнические отношения группы с руководителями других «уполномоченных банков правительства Москвы» - «Менатепом» (председатель совета директоров Михаил Ходорковский), «Столичным» (президент - Александр Смоленский), Технобанком (Гарегин Тосунян), «Национальным кредитом», «Орбитой» и др.

Главными составляющими властного влияния группы являются:

  • Монопольно руководящее положение ее членов в столичных органах государственной власти;
  • Широкие связи Лужкова в федеральном Правительстве, в президентском окружении, возможности контактов непосредственно с Президентом России Борисом Ельциным;
  • Политический вес Лужкова в связи с его ангажированием в СМИ как одного из наиболее вероятных кандидатов на пост президента России или премьера страны;
  • Устойчивые связи с крупнейшими российскими банками и биржами, наличие автономной экономической опоры;
  • Имеющиеся в распоряжении московского руководителя прямые и косвенные возможности финансового, экономического и агитационно-пропагандистского воздействия;
  • Плотная привязка позиции руководства и личного состава Главного управления внутренних дел Москвы, ряда частей Московского гарнизона и Московского военного округа к политической линии группы с целью ее прямого силового прикрытия на случай стихийных массовых выступлений либо враждебных действий конкурирующих экономико-политических группировок.

 

Перечисленные властные ресурсы дают группе возможность осуществлять свою экономическую и политическую деятельность по следующим направлениям:

  • Приватизация муниципальной собственности, в том числе недвижимости и земли, с выдвижением претензий на перераспределение федеральной и муниципальной собственности в столице в пользу правительства Москвы;

·      Противодействие усилиям Госкомимущества РФ по проведению ваучерной приватизации и акционированию на этой основе крупнейших московских предприятий;

  • Содействие экономической и лоббистской деятельности ряда крупнейших банков столицы;
  • Сдача в аренду коммерческим организациям помещений в столице;
  • Регулирование торгово-посреднической деятельности в Москве;
  • Растущий лоббистский потенциал и динамичная практика «пробивных» акций по продовольственному и топливному обеспечению московских потребителей на федеральном уровне. Активная поддержка полезных и выгодных московскому Правительству коммерческих инициатив;
  • Поддержание относительной общественной стабильности в Москве, недопущение несанкционированных массовых экономических и политических акций антиправительственной направленности.

1.2. Опорные финансовые структуры

 

Опора на ряд банков и финансовых структур, базирующихся в Москве, является важнейшим экономическим и политическим ресурсом группы. Благодаря ему группа Лужкова обеспечивает независимые от федерального Правительства каналы финансирования городских программ (по реконструкции города, обеспечению его продовольствием, финансированию органов внутренних дел и др.). В обмен на финансовую поддержку администрация:

- предоставляет банкам помещения и экономические льготы;

- содействует городским органам внутренних дел в защите банков от посягательств групп организованной преступности;

- осуществляет политическое прикрытие и лоббирование интересов патронируемых банков на федеральном уровне;

- дает банкам право распоряжаться свободными денежными средствами Правительства Москвы;

- выделяет целевые кредиты предпринимательским структурам, с которыми непосредственно связаны интересы «московской группы»;

Группа Лужкова также осуществляет патронаж над Московской товарной биржей, что, однако, при прогрессирующем сокращении доли ресурсов, реализуемых через биржевую сеть, не является сегодня значимым важным фактором.

Важнейшее направление интересов «группы Лужкова» - контроль за функционированием российских предпринимателей и банков, связанных, в первую очередь, с торгово-посреднической деятельностью и финансовым капиталом. Принятая легальная форма такого контроля - совместная деятельность городских, территориальных органов управления, финансовых объединений и крупных банков, распространение их влияния на другие регионы Российской Федерации. Цель подобных действий - превращение столицы во всероссийский и международный финансовый центр, патронируемый этой номенклатурно-политической группой (сейчас в столице функционирует 400 коммерческих банков). Так, Лужков обещал банкирам вплотную заняться проблемой упорядочения налогообложения, выйти с этим на уровень российского правительства, продолжить практику паритетного участия банков в реконструкции городских зданий, особенно центральной части столицы, с последующим предоставлением им половины отремонтированных площадей. Со своей стороны, ряд уполномоченных банков правительства Москвы – «Менатеп», «Столичный», «Национальный кредит», «Технобанк» совместно с «Кредобанком», «Промстройбанком» и банком «Возрождение» в начале апреля 1994 г. обратились к Виктору Черномырдину с призывом ускорить подготовку Договора об объединении денежных систем России и Беларуси.

В перспективе проведение такой линии дает «московской группе» возможность получить серьезные шансы для осуществления целей установления политического господства в высших органах федеральной власти. Естественным «доменом» группы в таком случае становится Москва и связанные с ней по финансовым и посредническим обязательствам региональные кланы. В случае успеха проекта это предоставит группе не только формально-конституционную власть, но и реальную «персонифицированную поддержку» для осуществления контроля и регулирования в опорных экономических зонах страны. Однако этот фактор одновременно усиливает и конфликт с другими группировками номенклатуры и связанными с ними предпринимательскими структурами, претендующими на те же роли, что и «московская».

В значительной мере финансово-экономические шансы группы усиливает то, что московскому Правительству фактически удалось перехватить в свое монопольное распоряжение валютный фонд города. Городская Дума отказалась осуществлять контрольные функции, передав администрации Лужкова все права по формированию и расходованию фонда, только учтенная часть которого, согласно прогнозам, в 1994 году должна составить 71 миллион долларов.

Среди зарегистрированных в Москве 400 коммерческих банков ведущую роль в финансовой поддержке мэрии играет группа уполномоченных банков Правительства Москвы. Согласно постановлению Правительства Москвы от 15 июля 1993 г., в их число входят «Мост-банк», «Национальный кредит», «Менатеп», «Столичный», «Орбита», «Технобанк», «Промрадтехбанк», «Деловая Россия», «Саяны». Главной характеристикой статуса «уполномоченных» является возможность распоряжаться временно свободными финансовыми средствами московского правительства. Кроме того, правительство практикует проведение своих крупномасштабных финансовых операций преимущественно через эти банки, используя в качестве залога муниципальную недвижимость. Так, например, той же весной по поручению правительства Москвы Москомимущество подписало гарантии коммерческим банкам для выдачи кредитов общим объемом в 35,5 млрд. руб. (в основном для закупки продовольственных товаров) под залог имущества.

На содействие «уполномоченным банкам» направлено и принятое весной 1993 г. постановление правительства Москвы рекомендующее предприятиям города, имеющим право торговать и оказывать услуги за валюту, принимать в качестве платы «пластиковые деньги». Этим была оказана значительная помощь банкам «Столичный», «Менатеп», «Мост-банку» и «Кредобанку», образовавшим для внедрения системы безналичных расчетов общество «Кредитные карточки России».

Решающим шагом в закреплении за группой уполномоченных банков монопольного обслуживания бюджета города и счетов муниципальных учреждений и организаций стало мартовское (1994 г.) распоряжение мэра Москвы. Согласно этому распоряжению, коммерческий Народный банк (в свое время образованный на базе территориального управления Госбанка СССР по Москве), как «неоднократно срывавший расчеты», был лишен права обслуживать счета столичных органов управления. Все они был перераспределены по шести уполномоченным банкам. Основная выгода для банков заключается в том, что с момента поступления денег в банк до перечисления денег на цели, определенные московским руководством, они могут использовать эти средства в своих коммерческих целях. Одновременно мэр принял предложение Совета уполномоченных банков по созданию единой городской информационно-расчетной системы на базе Межбанковского финансового дома.

Это вызвало отчаянный демарш руководства Народного банка, которое обратилось с открытым письмом к Лужкову и председателю Центробанка России Виктору Геращенко. Отказываясь от прямых обвинений в адрес московского правительства, Народный банк возложил ответственность за свою необоснованную дискредитацию на «авторов кампании, направленной против нас». В результате этого демарша между мэром Москвы, Департаментом финансов правительства и руководством Наркомбанка начат переговорный процесс по нахождению взаимно устраивающего решения. (см. также § 2).

Особую роль в формировании экономической и политической опоры Лужкова играет крупная и достаточно широко известная финансовая группа «Мост». Начиная с марта 1994 г. «Мост-банк» - наиболее удачливый из всех уполномоченных банков - получил на обслуживание собственно бюджет города и счет департамента финансов Москвы. К этому же банку приписаны счета департаментов муниципального жилья, развития и поддержки малого предпринимательства, экономической политики, перспективного развития Москвы, Москомархитектуры, ГУВД Москвы, московской ГАИ, управления юстиции, организации спецработ, финансового управления округа. В «Мосте» находятся счета спецслужб правительства Москвы; московских регистрационной, лицензионной и аптечной палат, комитетов по физкультуре и спорту, по культуре, по социальной защите населения.

В группу «Мост» входят, кроме самого банка, ТОО «Группа «Мост» (холдинговая компания группы), 10 компаний, занимающихся недвижимостью, в том числе строительством, реконструкцией, производством стройматериалов, инвестиционная компания «Мост- Инвестмент», торговый дом, инжиниринговая, консалтинговая фирмы и др. «Мост» действует во всех секторах московского рынка недвижимости, ведет реконструкцию или достройку ряда престижных объектов в центре столицы. Причем, как отмечалось в прессе, «Мост» стал собственником зданий за чисто символическую плату. Совместно с Москомимуществом, Фондом имущества Москвы, Москомземом, Москапстроем, Мосстройбанком и др. группа «Мост» образовала в феврале 1992 г. АО «Московская палата недвижимости», основным направлениями деятельности которого являются торговля недвижимостью, организация аукционов по продаже «незавершенки» и конкурсов по сдаче в аренду земельных участков. «Мост» ведет также строительство и продажу коттеджей в Московской области; группой профинансирована разработка концепции малоэтажной застройки Москвы и Московского региона.

В группе опорных банков правительства Москвы находятся также «Менатеп» (с марта 1994 г. обслуживает счета департаментов энергетики, энергоснабжения, инженерного обеспечения, потребительского рынка услуг, продовольственных ресурсов, промышленности, образования), «Технобанк» (городская Дума, контрольно-ревизионное управление, управление зарубежных связей, Главное контрольное управление, комитет по делам семьи и молодежи, штаб по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям, управление ЗАГС), «Национальный кредит» (городское управление инспекции по качеству товаров и торговли, финансово- хозяйственное управление мэрии, городской штаб народной дружины), «Столичный» (комитет по охране природы, Мосгософормление), «Орбита» (Москомприрода).

В дополнение к финансовым возможностям этой опорной банковской группы московского правительства ее потенциал существенно увеличивается за счет распоряжения недвижимостью в Москве. В результате этого практически любой банк вынужден согласовывать свои интересы (по крайней мере, фискального характера) с запросами правительства Москвы.

Расширить каналы поступления валютных финансовых средств через реформу системы налогообложения должен введенный московской городской Думой с 2 апреля 1994 г. 0,1% сбор с участников осуществляемых в Москве валютных операций. Несмотря на значительное сопротивление Московской межбанковской валютной биржи (ММВБ), банков-участников, Центрального банка России, попытка московского правительства вторгнуться в пространство биржи пока представляется удачной. По расчетам, проходящие ежемесячно через ММВБ 2 млрд. долл. будут приносить налогов на 4 млн. долл. В перспективе мэр ставит задачу добиться перечисления налогов в Центр только через региональную московскую кассу, тем самым лишая федеральные органы возможности централизованного сбора налогов.

В этой связи конфликтная ситуация, в которой оказались Юрий Лужков и Виктор Геращенко как главы соответствующих органов государственного управления, отнюдь не сошла на нет: ЦБР предъявил Москве претензии не только за незаконное, по мнению банкиров, налогообложение их валютных операций на ММВБ, но и в целом за введение особого московского налогообложения - в первую очередь валютного налога за реализацию товаров, проведение работ и оказание услуг за иностранную валюту, и сбора со сделок по купле-продаже валюты, совершаемых на биржах (подробнее см. § 2).

1.3. Опорные экономические структуры и сферы преимущественного контроля группы в московском народном хозяйстве

 

Прямой экономический контроль московского правительства над рядом важнейших и перспективных в финансовом плане секторов городского народного хозяйства, прежде всего в сфере строительства, торговли недвижимостью, гостиничного обслуживания и др., дает возможность группе Лужкова не только распоряжаться значительными валютными средствами, но и оказывать в зависимости от ситуации давление, помощь или поддержку связанным с нею политическим, общественным, экономическим структурам, предоставляя (или не предоставляя) им выгодные муниципальные заказы, престижные помещения в центре города и др.

Реконструкция центра Москвы как приоритетная задача московского правительства на 1993 год («год реконструкции центра Москвы») и наиболее выгодная сфера приложения инвестиционных усилий иностранных компаний повышают роль департамента строительства и находящихся в его структуре организаций и предприятий. Проблема реконструкции московского центра - важнейшая стратегическая задача по созданию в столице условий для размещения самых крупных в России финансовых и торгово-посреднических групп и объединений. Задача создания подобного рода сити-центров и строительство офисов, домов для проживания бизнесменов, реконструкции дорогостоящей московской недвижимости для последующего использования в коммерческих целях вывела на первые роли в среде опорных производственных структур Правительства Москвы предприятия московского строительного комплекса.

Высокий уровень контроля над ними со стороны Департамента строительства (Владимир Ресин) и лично мэра вызван широким размахом и высокой прибыльностью операций по торговле и сдаче в аренду московской недвижимости. Особый порядок приватизации строительных предприятий направлен на максимальное сужение допуска к приватизационным конкурсом «чужих» инвесторов и коммерциализацию предприятий только законченного технологического цикла. Это распоряжение наделяет департамент строительства правами вырабатывать инвестиционную политику стройкомплекса, распределять и обеспечивать выполнение строительных госзаказов на территории Москвы, осуществлять управление и распоряжение объектами государственной собственности столицы. Департамент также получает право делегирования функций собственника по управлению долями предприятий и пакетов акций строительного комплекса Москвы различным объединениям, компаниям, фирмам, критерии отбора которых в распоряжении не регламентированы. Показательно, что строительному комплексу предполагается в 1994 г. передать самую большую сумму из городского валютного фонда - 10,8 млн. долларов, в то время как правоохранительным органам выделяется 1,44 млн., на нужды транспорта - 5,045 млн., здравоохранению - 8,36 млн. долларов.

Реконструкция, реставрация и постройка в 1993 г. более 1 млн. кв.м. площадей в центре является плодом схемы сотрудничества, предполагающей паритетное использование мэрией и инвестором восстановленных и новых площадей на началах аренды. Речь идет о десятках и сотнях фирм, так что недостатка в инвесторах на сегодняшний день нет. В итоге, центр города реконструируется на 80 процентов за счет привлечения иностранного и российского капитала, и только на 20-25 процентов за счет бюджетных средств, которые направляются на постройку коммуникаций и площадей под переселение нынешних жильцов престижных реконструируемых зданий.

С проблемой собственности в Москве связана борьба мэрии за полное возмещение городу расходов, которые он несет в связи со своим столичным статусом. Увеличение объема финансирования и расширение прав мэрии на самостоятельное использование столь мощного федерального ресурса позволило бы переложить на плечи российского правительства часть расходов, которые нужны «московской группе» для осуществления своих замыслов по наращиванию «экономических ресурсов». Размеры притязаний московского правительства сообщил на слушаниях в городской Думе 27 января 1994 г. руководитель Департамента перспективного развития Москвы Юрий Росляк: московская администрация хотела бы получить из бюджета Российской Федерации 6,2 трлн. руб. (подробнее см. § 2).

В интересах установления наиболее оптимального контроля над использованием городского имущества и значительного ограничения непосредственного вмешательства в эту сферу федерального Госкомимущества «группа Лужкова» ведет ожесточенную борьбу по вопросам приватизации предприятий и жилого фонда города - наиболее дорогого и «рыночного» товара. Кроме права приоритетного контроля за этим сектором собственности, «московская группа» пытается установить свой контроль над условиями исполнения функций общероссийского и международного посредника и финансиста.

Главным действующим лицом в деле приватизации и экономической реформы в целом в столице является первый заместитель Лужкова по правительству Москвы Константин Буравлев, опирающийся при разработке концепций приватизации на научно-экономический совет при мэрии, возглавляемый руководителем Союза арендаторов и предпринимателей, доктором экономических наук Павлом Буничем. Соответственно члены этого Союза пользуются рядом льгот и активно участвуют в реализации собственных предложений по реализации приватизационного процесса. Кстати, сам Бунич известен как довольно жесткий критик ваучерной приватизации.

Политическая и лоббистская кампания по блокированию приватизации нежилых помещений, а также проведенное по модели, предложенной мэрией, и под ее контролем акционирование предприятий стройкомплекса и гостиничных площадей призваны, в конечном итоге, закрепить роль московского правительства как ведущего субъекта на федеральном рынке операций с недвижимостью. Принятое 20 октября 1993 г. постановление правительства Москвы «О порядке управления недвижимостью (зданиями, сооружениями, нежилыми помещениями) в Москве» направлено на обеспечение дополнительных по отношению к федеральным дотациям и субвенциям источников дохода местной власти, ограничение возможностей арендаторов муниципальной собственности извлекать выгоду из передачи площадей в субаренду. Это постановление, по сути, превратило Москомимущество в единственного официального арендодателя муниципальной собственности в Москве, что, если учесть довольно высокий спрос на арендную площадь, стало довольно жесткой мерой приведения арендаторов к повиновению.

Параллельно регулируется вид деятельности арендаторов: наиболее высокой является плата за биржевую, банковскую, административную, посредническую, гостиничную площадь и за помещения игорного бизнеса. При передаче в аренду нежилых помещений иностранным фирмам и гражданам, а также предприятиям, использующим вывески-рекламы на иностранных языках, арендная плата вносится в валюте и перечисляется на бюджетный валютный счет правительства Москвы. Правительство поручило Москомимуществу и общественно-экспертному совету по малому и среднему предпринимательству оперативно корректировать ставки арендной платы, вычисляемые по совокупности 11 коэффициентов.

На основании полученного поручения Москомимущество к февралю 1994 г. подготовило проект Указа Президента, предусматривающий приватизацию всех объектов в Москве по рыночной стоимости, которая будет определяться независимыми аудиторами и экспертами рынка недвижимости. Особенно важным моментом является заявление заместителя председателя Москомимущества Николая Гуськова о намерении правительства Москвы не признавать право собственности на недвижимость у тех, кто уже успел акционироваться. Трудовые коллективы, по утверждению Москомимущества, приватизировали «дело», но не здания. Такой подход не только грозит крупномасштабной «переприватизацией» в масштабах столицы, но и подрывает распространенную практику сдачи приватизированными предприятиями части своих площадей в аренду без санкции и вне правил, которые теперь будет устанавливать администрация города.

Главным инструментом борьбы московского правительства за право контроля над приватизацией в городе в этих условиях видится Реестр государственной собственности на территории Москвы. Проект Положения о реестре госсобственности, разработанный Москомимуществом в марте-апреле 1994 г., предполагает создание единого банка данных как об объектах федеральной собственности на территории Москвы, так и о муниципальной собственности. Комитет по управлению имуществом столицы, согласно этому проекту, наделяется правом запрашивать и получать у всех предприятий и организаций, расположенных на территории города, необходимую для ведения реестра информацию об их имущественном комплексе, об имуществе, созданном их дочерними организациями, и об имуществе подведомственных им предприятий или предприятий, размещенных на их территории.

В развитие «особого режима» программы приватизации в столице правительством Москвы уже поднят вопрос о незаконности приватизации автомобильного завода ЗИЛ. О дальнем прицеле планов мэра в отношении автозаводов ЗИЛ и АЗЛК говорят предоставленные им в августе-сентябре 1993 г. льготные кредиты. Московское правительство выделило АЗЛК кредит в объеме 5 млрд. руб. под 3,5 - 3,7% сроком на два года и льготный валютный кредит в сумме 2 млн. долл. для закупки инструмента и запасных частей. Кроме того, была снижена ставка акцизного сбора с продажи автомобилей «Москвич» с 35% до 5%, предоставлена отсрочка по платежам в городской бюджет за 1993-й год (до 15 апреля 1994 г.). На баланс мэрии был принят жилищный фонд завода. Льготное финансирование АЗЛК и ЗИЛа предусматривает также сентябрьское (1993 г.) постановление правительства «О производстве новых моделей автотранспортных средств на предприятиях города».

Фактически под контроль «группы Лужкова» перешли два автомобильных гиганта. Значение этого факта в плоскости наращивания потенциала экономического господства группы на федеральном пространстве России характеризуется как минимум тем, что в случае продолжения кризисного состояния на Горьковском (ГАЗ) и Волжском (ВАЗ) автозаводах АЗЛК и ЗИЛ способны монополизировать рынок автопродукции в Центральной России. Отметим, что конкурирующая с «московской» группа в федеральном Правительстве вынуждена была мгновенно отреагировать, предоставив ВАЗу льготные кредиты.

Пока, однако, и ЗИЛ, и ВАЗ периодически вынуждены останавливать производство, главным образом из-за хронических неплатежей покупателей (только российские потребители должны ЗИЛу на начало апреля 1994 г. свыше 200 млрд. руб.). В то же время, перманентный недостаток инвестиционных средств для развития промышленности Москвы заставляет искать варианты вложений, привлекательные для иностранных партнеров-держателей валюты. Значительную сферу влияния, соответственно, имеет близкий к Лужкову член «московской группы», вице-премьер правительства Москвы Иосиф Орджоникидзе, в ведении которого находятся практически все совместные проекты и торговля с иностранными фирмами. Значение этого вице-премьера (равно, как и другого члена московского Кабинета - Константина Буравлева, курирующего комплекс экономической реформы и приватизацию), еще более возросло после того, как ему была поручена разработка концепции муниципального фонда, который займется предоставлением муниципального имущества и недвижимости в залог иностранным инвесторам под предоставляемые ими правительству Москвы кредиты.

В январе 1994 г. правительственной комиссии под председательством Орджоникидзе, рассматривавшей этот вопрос, было поручено подготовить список принадлежащих городу зданий и сооружений, которые и будут служить залогом. Целью использования такой новой для России формы кредитования является привлечение инвестиций крупных зарубежных фирм в инфраструктуру города. Как было заявлено на заседании московской городской Думы, утвердившей в январе бюджет столицы на 1994 год, разницу в 110 миллионов рублей между доходами и расходами городского бюджета предполагается покрыть за счет внебюджетных валютных средств - кредитов европейских банков под залог специальных валютного и имущественного фондов.

Разработанная в мэрии программа «О привлечении иностранных кредитов и инвестиций под залог муниципальной собственности» предполагает привлечение инвестиций преимущественно в направлениях:

·    развития туризма и гостиничного комплекса;

·    стройиндустрии;

·    агропромышленного комплекса;

·    реконструкции и нового строительства;

·    создания свободных экономических зон в Москве.

Среди первоочередных кандидатов на получение инвестиций те, кто должны составить основу как для экономического господства «московской группы» в самой столице, так и для осуществления торгово-посреднических функций на федеральном пространстве. Это - 200 московских гостиниц, возводимые заводы строительных материалов, расширение производства на пивзаводе АО «Князь Рюрик», строительство Международного делового центра на Красной Пресне (потребности вложений - 8-9 млрд.долл.), возведение коммерческого жилья в центре Москвы, создание свободных экономических зон «Технополис Зеленоград», зоны свободной торговли «Шереметьево», свободных таможенных зон «Московский франко-порт» (Внуково) и «Франко-порт-терминал» (Западный речной порт).

С большим трудом мэрии удалось в целом удержать под своим контролем процессы приватизации в столь прибыльном и перспективном экономическом секторе, как московский гостиничный комплекс. Главным в позиции московского правительства здесь стало недопущение продажи гостиниц на чековых аукционах и раздробления контрольного пакета акций. Им разработаны два варианта приватизации: либо продажа иностранным инвесторам всей гостиницы, либо привлечение иностранных капиталовложений при оставлении контрольного пакета за мэрией. Этой линии противостоят трудовые коллективы ряда гостиниц (прежде всего гостиницы «Космос») и чековые инвестиционные фонды, претендующие на участие в приватизации (четыре крупных негосударственных держателей акций «Космоса» - Национальное инвестиционное коммерческое агентство, Первый инвестиционный ваучерный фонд, СП «Олабитекс» и Межрегиональный инвестиционный фонд), которым оказывает поддержку руководство федерального Госкомимущества.

Перспективой полной реализации «особого статуса» и «столичных особенностей» Москвы является возможность частичной «переприватизации» торговых предприятий, которые практически полностью уже перешли из государственных в частные руки. На заседании правительства в октябре 1993 г. мэр Москвы раскритиковал работу городской инспекции по контролю за деятельностью предприятий торговли. Он отметил, что инспекция сращивается с подконтрольными структурами, и заявил о необходимости смены ее руководства. Распоряжение правительства (ноябрь 1993 г.) требует от департамента потребительского рынка и услуг «коренным образом перестроить свою работу», усилить контроль за деятельностью предприятий потребительского рынка и услуг.

Необходимость «переприватизации» многочисленных и прибыльных торговых точек обосновывается тем, что часто новые владельцы меняют профиль их работы. В феврале 1994 г. московское правительство предприняло ряд мер по ужесточению мелкорозничной торговли, направленных на то, чтобы по возможности уменьшить уход средств «на сторону», прежде всего в руки криминальных элементов. Это в равной степени обусловлено причинами фискального характера и стремлением поставить под жесткий контроль городских и окружных властей все осуществляемые в Москве торговые операции.

Характерная для крупнейшего города страны узость собственной базы продовольственного обеспечения заставляет московское руководство идти на предоставление регионам сервисных и информационных услуг как элемент создания на базе Москвы центра практики межрегиональной экономической интеграции. Через наработку подобных контактов, в первую очередь в сфере торговли продовольствием, столичное руководство умножает прецеденты принятия на себя функций общероссийских правительственных органов.

В январе 1994 года московское правительство и администрация Алтайского края заключили соглашение, которое оговаривает взаимные льготы и режим наибольшего благоприятствования. Стремление столицы приобрести продовольствие (особенно после небогатой на контракты столичной продовольственной ярмарки в декабре 1993 г.) совпадает с желанием регионов продавать свою продукцию. Сельскохозяйственные регионы заинтересованы прежде всего в целевых программах инвестиций под будущие совместные доходы, создании дополнительных линий межрегиональных связей и решении финансовых проблем регионов в условиях инвестиционного кризиса.

Усиление внешних контактов в продовольственной сфере придает особое значение такой отрасли городского хозяйства, как оптовая торговля продовольствием и пищевая индустрия Москвы. Монопольное лидерство правительства в этих сферах закрепляется приватизацией, прошедшей примерно по тому же варианту, что и разгосударствление стройкомплекса столицы. Городу принадлежат контрольные пакеты АО «Медея», в которое входят 11 оптовых баз, а также АО «Инвестпрод», в составе которого - сахарный завод, кондитерское, пивоалкогольное и безалкогольное производства. В конце марта 1994 г. формально было завершено создание единой муниципально-коммерческой системы продовольственного обеспечения, госзакупок продуктов и сырья для пищевой промышленности столицы - распоряжением мэра было образовано госпредприятие «Моспродконтракт», генеральным директором которого стал президент АО «Медея» Валентин Жилинский.

Значительная ориентация Москвы на импортное продовольствие, частично обусловленная спецификой элитарного столичного потребления и неадекватными ценовыми соотношениями между российской и зарубежной сельскохозяйственной продукцией, имеет также другую причину - политику московского правительства на поощрение импорта продовольствия. Такая политика стимулируется:

·    во-первых, необходимостью создания гарантий продобеспечения столицы в условиях быстро меняющейся динамики отношений с федеральным кабинетом, в задачи которого всегда входило решение этого вопроса;

·    во-вторых, прочными связями московского руководства с группой крупных экономических структур, специализирующихся на ввозе продуктов и товаров из-за рубежа;

·    в-третьих - желанием поддержать растущий слой лавочников-владельцев коммерческих ларьков и палаток, делающих деньги главным образом на мелкооптовом импорте, тесно замкнутых на местные органы власти и составляющих уже сейчас значительную социальную опору нынешнего московского режима.

В этой связи резко отрицательную реакцию московского правительства вызывало недавнее повышение таможенных тарифов. Кроме неминуемого скачка цен на импортные товары и продукты, грозящего окончательно вывести Москву в разряд самых «дорогих» городов мира и этим снизить ее привлекательность для возможных деловых партнеров, новые тарифы серьезно ударили по интересам целого ряда московских предприятий, активно импортирующих технику и оборудование (строительный комплекс, гостиницы, «скорая помощь» и др.). По инициативе Юрия Лужкова мэры трех крупнейших городов России обратились к Президенту с открытым письмом, в котором предложили отменить нововведения. Тарифы также стали причиной публичных выступлений Лужкова против «лоббизма» и «протекционизма» вице-премьера правительства России Александра Заверюхи. В союзе с мэрами выступили такие внешнеторговые объединения, как торговый дом «Менатеп», компании «Продинтерн», «Экспортхлеб» и др., а также Министерство внешнеэкономических связей России (подробнее см. § 2).

Положение Москвы как западной «витрины» России и расширение масштабов деятельности иностранных фирм предоставляют московскому правительству значительные возможности в эксплуатации рекламных и выставочных ресурсов столицы. Тем самым «московская группа» закрепляет свое в значительной степени монопольное положение на рынке информационно-рекламных услуг России.

Ведущим партнером мэрии в этой области является Московское конгрессное бюро, образованное в августе 1993 г. основными московскими производителями рекламно-выставочных услуг - АО «Совинцентр», АО «Экспоцентр», АО «Интурист», фирмами «Промбизнес», «Форум» и Московским банком реконструкции и развития. Задачами бюро является планирование и проведение разнообразных мероприятий на имеющихся в городе помещениях и площадях и распределение заказов между фирмами.

Функции регулирования и взимания тарифов с деятельности рекламных фирм в Москве возложены на Управление рекламы и городской информации при департаменте по делам печати и информации (бывшее муниципальное предприятие «Реклама-сервис»). До 1 апреля 1994 г. постановление предписывает всем рекламным агентствам получить аккредитацию в Московской лицензионной палате; параллельно с этим пройдет «чистка» всех рекламных объектов. С этого же дня комиссия мэрии по наружной рекламе постановила взимать повышенную плату за рекламу; в среднем ставки повышены в пять раз, а по отдельным видам - в 17 раз. Сославшись на аналогичные правила наружной рекламы, действующие на Западе, Юрий Лужков ставит задачу добиться ежегодного получения от размещения рекламы 20 млн. долл.

1.4. Опорные силовые структуры

 

Особая роль силовых структур в обеспечении экономических и политических интересов «московской группы» обуславливается следующими задачами:

·    поддержание в столице уровня правопорядка, необходимого для устойчивого функционирования московского и общероссийского правительств;

·    предупреждение и подавление возможных массовых антиправительственных выступлений стихийного либо организованного характера;

·    обеспечение беспрепятственной деятельности государственных учреждений и организаций, российских и иностранных экономических структур;

·    борьба с попытками криминальных формирований установить контроль над финансовыми, торговыми и промышленными организациями, действующими в столице;

·    использование если не самих автономных вооруженных формирований московского правительства, то, во всяком случае, факта их наличия «под рукой» в качестве инструмента борьбы за власть в кругу элитарных политико-номенклатурных групп.

В равной степени активное участие в московских событиях 21 сентября-4 октября 1994 г. мэра Москвы Юрия Лужкова и министра внутренних дел России генерала армии Виктора Ерина сближает интересы этих двух руководителей - они оба всячески сопротивляются приходу к власти «реваншистски» настроенных сил. «Московская группа» может рассчитывать на внутренние войска МВД, в первую очередь на дивизию внутренних войск имени Дзержинского, дислоцированную в подмосковной Балашихе, как на ударную вооруженную силу в случае неожиданных массовых выступлений в столице или средство нейтрализации попыток конкурирующих группировок федеральной элиты «убрать с поля» Лужкова и его группу.

Среди силовых структур, являющихся опорными для московского правительства, можно выделить части МВД, входящие в состав Главного управления внутренних дел по Москве и Московской области (начальник - генерал-майор А.Панкратов), и среди них - полк ОМОН (милиции особого назначения), на который возлагаются главные обязанности по нейтрализации вооруженных мафиозных структур, антиправительственно настроенных демонстрантов и др.

Важным пунктом совпадения интересов и фактором сплочения финансовых группировок и московского правительства является сотрудничество официальных городских и частных банковских служб охраны. Главной целью здесь является противодействие попыткам мафиозных кланов перехватить контроль над банками. По данным заместителя начальника Регионального управления по борьбе с организованной преступностью (РУОП) Владимира Пономаренко, в Москве существуют 10 «довольно солидных» преступных групп и множество мелких группировок, основной причиной разборок между которыми является раздел сферы влияния. Для борьбы с организованной преступностью созданы Главное управление внутренних дел по борьбе с организованной преступностью в составе МВД и РУОП по Москве. С апреля 1993 г. по решению мэра при Управлении муниципальной милиции Москвы образована Служба обеспечения безопасности экономических структур. На октябрьской (1993 г.) встрече Лужкова с членами Совета Московского банковского союза обсуждалась возможность создания при правительстве Москвы комиссии по обеспечению безопасности банков, которая способствовала бы эффективному взаимодействию всех заинтересованных лиц по охране жизни и имущества банкиров.

В контакте с ГУВД Москвы работают охранные службы указанных банков, и, прежде всего, Бюро информации и безопасности группы «Мост». На пресс-конференции 14 октября 1993 г., посвященной двухлетию Бюро, было заявлено, что организация службы безопасности по подобию ГУВД Москвы позволила отвести от «Моста» угрозу мафиозного захвата. Начальник этого бюро Дмитрий Гарбарчук сообщил, что его служба разделена на отделы, аналогичные отделам ГУВД (детективы, охранники, кинологи). Всего в бюро 650 человек, охраняющих 50 объектов. На их вооружении 67 пистолетов Макарова. По ряду других данных, численность службы охраны к весне 1994 г. достигла полутора тысяч человек.

По сообщению Гарбарчука, во время вооруженных столкновений в Москве 3-4 октября 1993 г. его подразделение успешно осуществляло охрану правительственных объектов и органов городского управления, в частности, зданий Моссовета и Министерства печати и информации, от возможных нападений боевиков.

Инициативы «Моста» в стремлении обеспечить безопасность своих подразделений и фирм, близких к ним по ориентации на покровительство правительства Лужкова, простирались едва ли не до создания автономной от федеральных органов МВД системы электронных досье о ненадежных или сомнительных фирмах в городе. Однако это предложение поддержки в министерстве не получило и, надо полагать, такая работа начата банками самостоятельно при поддержке руководителя Москвы. На уровне федеральных органов эта инициатива, судя по всему, была рассмотрена как попытка установить контроль за всеми имеющимися в городе значимыми предпринимательскими структурами, которые не находятся в орбите влияния «московской» номенклатурно-политической группы.

В то же время бизнес-структуры, связанные с «московской группой», со своей стороны предоставляют внебюджетные средства для развития материальной базы московской милиции. Так, коммерческие банки финансируют переоснащение органов внутренних дел в 4 квартале 1993 г. банк «Столичный» выделил для ГУВД Москвы 1 млрд. руб. на приобретение высококачественных средств радиосвязи и еще 300 млн. руб. - музею-заповеднику «Коломенское» на обустройство милицейских постов и организацию охраны музея. Таким образом, деловые круги фактически берут на материальное содержание самую мощную в стране группировку МВД, численность которой, по некоторым данным достигает 120 тыс. человек.

Необходимостью пресечь деятельность в системе частной торговли конкурентов с Северного Кавказа и из Закавказья и заместить их представителями тех областей, с которыми мэрия уже наладила выгодное для нее сотрудничество, объясняется и массированное вытеснение из столицы, в период чрезвычайного положения, лавочников-азербайджанцев и чеченцев. В оправдание «чистки Москвы» Лужков тогда прибегнул к национально-патриотическим лозунгам. 

1.5. Средства массовой информации

 

В рамках общего курса московского руководства печатным и электронным средствам массовой информации отводятся следующие важнейшие функции:

·    пропагандистское обеспечение политического и экономического курса московского руководства, доведение до населения позитивной информации о проводимых и планируемых мерах по стабилизации общественно-политической и экономической ситуации;

·    массированная публичная поддержка действий московского правительства в его конфликтах с отдельными министрами и ведомствами федерального уровня, а также с Правительством России в целом;

·    формирование выгодного имиджа Юрия Лужкова в преддверии близящихся президентских выборов.

В целом СМИ, контролируемые «московской группой», воздействуя, в основном в рамках Москвы, на весьма значительную (несколько миллионов человек) аудиторию и используя все три основных канала воздействия на массовую аудиторию (телевидение, радио, пресса), эффективно решают задачи, поставленные перед ними правительством столицы. При этом относительно слабым местом является ориентация указанных СМИ преимущественно на москвичей, жителей Подмосковья и областей, принимающих московские локальные теле- и радиопрограммы.

К непосредственно подотчетным столичному правительству печатным изданиям, устойчиво отражающим его точку зрения на события в городе, относится ряд популярных московских ежедневных газет: «Московский комсомолец» (главный редактор - бывший министр московского правительства Павел Гусев, тираж газеты 1,5 млн. экз.), «Московская правда» (Шод Муладжанов, 370 тыс. экз.), «Вечерняя Москва» (А.Лисин, 400 тыс. экз.), «Куранты» (Анатолий Панков, 150 тыс. экз.). Показательно, что по результатам исследований французской фирмы «Медиаметри интернасиональ», опубликованным 31 марта 1994 г. в «Независимой газете», все эти издания входят в восьмерку самых читаемых в стране ежедневников (кроме них – «Комсомольская правда», «Известия», «Труд» и «Независимая газета»).

Москва имеет также собственный телеканал, отведенный столичной телерадиокомпании. Лояльную по отношению к Юрию Лужкову и его группе информационную политику проводит редакция радиостанции «Эхо Москвы» (главный редактор Сергей Корзун) - самого старого и наиболее популярного из негосударственных радиоканалов, вещающего круглосуточно и имеющего, по некоторым подсчетам, аудиторию до 4 млн. слушателей.

В меньшей степени подконтрольны руководству города средства массовой информации, финансируемые совместно группой «Мост», банками «Столичный» и «Национальный кредит». Это ежедневная газета «Сегодня2 (главный редактор Дмитрий Остальский, тираж 100 тыс. экз.), телекомпания НТВ (главный редактор Олег Добродеев) и, по некоторым сведениям, еженедельная «Литературная газета».

Однако часть контролируемых «московской группой» СМИ, не имея массового тиража, весьма популярны и влиятельны в кругах политической и экономической элиты федерального уровня. К ним можно отнести практически все теле- и радио каналы, а также газету «Сегодня».

1.6. Уровень внутреннего единства, локальные центры влияния и противоречия в составе группы

 

Характерной чертой «московской группы» является высокая внутренняя сплоченность и единство действий в случаях, когда речь идет о борьбе с какой-либо другой из групп политической и экономической элиты. С одной стороны, это обусловлено сходностью жизненно важных интересов членов группы различного уровня и статуса в таких остро конфликтных вопросах, как выбор модели приватизации («ваучерная» - по Чубайсу или «за деньги» - по Лужкову-Лобову), борьба за дополнительные платежи Москве из федерального бюджета, за отмену таможенных тарифов на ввоз продовольствия, предупреждение и подавление открытых антиправительственных выступлений оппозиции (май, сентябрь- октябрь 1993 г.) и др. С другой стороны, Лужков весьма жестко контролирует соответствие поведения чиновников различного ранга официальному курсу правительства, применяя различные репрессивные санкции - от «публичного разноса» до снятия с должности (последний пример - председатель Фонда имущества Москвы Владимир Бушев).

Однако различие интересов членов группы в сфере, выходящей за пределы конфликтного противостояния с конкурирующими группами федеральной элиты, вызвано их объективно различным положением в системе распределения полномочий, направлений деятельности и властных возможностей внутри самой группы. Это различие продуцирует внутренние столкновения в группе по целому ряду линий.

Разногласия внутри самого правительства Москвы отражают, во-первых, взаимную противоречивость интересов подчиненных разным министрам и вице-премьерам секторов экономики (чиновников ведомств, муниципальных экономических организаций и ориентированных на них частнопредпринимательских структур), а во-вторых, борьбу министров за свое персональное продвижение по властной вертикали, увеличение собственных властных возможностей, экономического и политического веса. Вокруг каждого из вице-премьеров и руководителей департаментов консолидируется автономная база экономической поддержки, и это усиливает тенденции к внутреннему расслоению в руководящем ядре правительства. В качестве нейтрализующих факторов выступают пока внешние обстоятельства конкурентной борьбы за место лидера в среде номенклатурно-политических групп федерального Центра, не позволяющие группе утрачивать единство, и личный авторитет Лужкова, его жесткий стиль руководства, наработанный им политический и экономический капитал.

За последние полтора года в целом ряде ситуаций обнаружилось, что первый вице-премьер столичного правительства Борис Никольский более самостоятелен и находится в несколько меньшей личной зависимости от мэра. У Никольского есть значительный опыт хозяйственной и политической деятельности, знание механизмов бюрократических маневров, умение решать вопросы управления на уровне региона. Показательно, например, осеннее (1993 г.) выступление Никольского, возглавившего «торгово-экономический блок» правительства, с предложением радикально реформировать систему государственного регулирования торговли в городе. Предполагалось создать контролирующий орган, который фактически распоряжался бы всей деятельностью частных торговых предприятий, так или иначе связанных с потребительским рынком. В специальную комиссию под руководством самого Никольского должны были войти руководители департамента потребительского рынка и услуг, департамента инженерного обеспечения, Москомимущества и управления ценовой политики.

Мэр отказался поддержать проект постановления, сославшись на то, что в условиях критического положения в торговле и неэффективности наказаний за нарушения необходимо совершенствовать уже имеющиеся меры контроля. На самом же деле противодействие мэра проекту реорганизации управления торговлей отразило определенные внутренние противоречия в самом московском правительстве: как сообщает газета «Коммерсантъ-Daily», Лужкова едва ли не в последнюю очередь ознакомили с этим проектом, придающим торгово-промышленному блоку правительства чрезвычайные экономические полномочия.

Весьма высок экономический потенциал и уровень самостоятельности вице-премьера правительства Иосифа Орджоникидзе, контролирующего поступление иностранных инвестиций, их распределение между фирмами-реципиентами и разработку программы предоставления в залог иностранным инвесторам муниципального имущества и недвижимости как гарантии возвращения полученных от них правительством Москвы кредитов. В прошлом Орджоникидзе - секретарь ЦК ВЛКСМ, имеющий опыт и связи в международных делах, знающий основы функционирования государственной службы. Хронический дефицит инвестиций делает для московских фирм и предприятий выгодными вложения не в расширение производства, а в ведомство Орджоникидзе, способное обеспечить первоочередные инвестиции и привлечь солидных партнеров из-за рубежа.

Важнейшие посты кураторов приватизации в Москве - председателя городского Фонда имущества и Москомимущества - в силу своей значимости и прямой доходности в плане наработки неформальных связей, известности, экономического и политического веса притягивают внимание многих московских руководителей городского и окружного уровней. Властное положение первого вице-премьера Константина Буравлева (курирующего работу Москомимущества) в силу его нынешней близости к Юрию Лужкову достаточно прочно и работает на самого Буравлева, играющего одну из видных ролей в периодических разборках с Минфином и Госкомимуществом по поводу разделения собственности в Москве на муниципальную и федеральную и порядка ее приватизации (подробнее см. § 2).

Председатель Фонда имущества Владимир Бушев 21 марта 1994 г. был отстранен от должности по личному распоряжению мэра. Очевидная необходимость для Лужкова иметь на посту руководителя единственной бюджетной организации, которая имеет право приватизировать московскую недвижимость, лично преданного человека, стала остро актуальной после демарша Бушева, предложившего вывести Фонд из подчинения мэрии под контроль городской Думы. Ответом Лужкова стало выраженное им намерение сузить полномочия Фонда до простого оформления разрешений на изменение предприятиями и организациями формы собственности, в то время как ведущая роль в приватизационных процессах должна перейти к Комитету по управлению имуществом Москвы (Москомимущество).

25 марта 1994 г. Комитет возглавил Олег Толкачев - экс-префект крупнейшего и наиболее насыщенного «оборонкой» в Москве административного округа - Южного, ранее выдвигавшийся при поддержке Лужкова кандидатом в депутаты Совета Федерации от Москвы. Первым делом Толкачев лишил бессменного заместителя председателя Комитета Владимира Авекова права подписывать документы. Это право стало особенно важным в связи с начавшимся переоформлением договоров на аренду недвижимости, в ходе которого мэрия планирует легализовать субаренду при условии выплаты арендной платы непосредственно городу.

В числе других причин отставки Бушева называют слабую финансовую отдачу от приватизации, нетерпимую в условиях быстро растущего дефицита городского бюджета. Как заявил мэр на заседании правительства 15 марта, при нормальном ведении приватизации за первые два месяца 1994 г. город получил бы не 23, а как минимум 100 млрд. руб.

Еще одна версия, распространенная СМИ, рассматривает отставку Бушева в контексте усилий Лужкова по блокированию ваучерной приватизации в Москве: оно неизбежно произойдет в результате обещанной мэром смены не только руководства, но и основного аппарата Фонда имущества. Как бы то ни было, Лужков заявил о намерении сузить полномочия Фонда до простого оформления свидетельств собственности и контроля за правильностью владения ею.

Роль основного поставщика свободных финансовых средств, неформального куратора банковской сферы в «московской группе» и одного из ведущих субъектов рынка недвижимости в Москве принадлежит Владимиру Гусинскому, генеральному директору группы «Мост» и президенту «Мост-банка». Активные действия «Моста», банков «Столичный» и «Национальный кредит» по созданию собственных средств массовой информации в перспективе выдвигают Гусинского на место московского «делателя королей» и заказчика «телеполитики». Его задача - ангажировать Юрия Лужкова перед российской аудиторией в качестве возможного кандидата на самые высокие государственные посты.

Периферийное положение префектов десяти административных округов столицы в значительной мере обусловлено спецификой ресурсов их территории и их ориентации на «подведомственные» окружному руководству бизнес-группы. Связи префектов и супрефектов в коммерческих кругах определяются главным образом их полномочиями в административном распределении прав и обязанностей промышленно-предпринимательских структур, умением лоббировать их интересы непосредственно в самой московской мэрии, а также на федеральном уровне - в ведомствах, офисы которых расположены на соответствующих московских территориях.

Как частое явление можно отметить конфликты по вертикальной линии - между чиновниками городских, окружных и «подокружных» (муниципальные округа) структур. Это связано с конкурентной борьбой между коммерческими группами, проводящими государственно-властное обеспечение своих интересов через органы управления разного уровня. Значительная криминализация муниципальных округов, их частичная неподконтрольность Юрию Лужкову вызывает периодические чистки и кампании устрашения «распоясавшихся» местных начальников.

С точки зрения управленческих и деловых способностей значимую величину представляет префект Западного округа Алексей Брячихин. После событий 19-21 августа 1991 г. Брячихин, по инициативе Лужкова, был выдвинут на пост префекта и включен в состав правительства Москвы. В кругах столичной элиты он воспринимается как деловой и волевой руководитель. То, что, имея значительно больший управленческий потенциал и опыт хозяйственной деятельности, чем требуется для выполнения его теперешних функций, Брячихин до сих пор не продвинулся по государственной лестнице, говорит о его возможных перспективах в будущем или о том, что ряд высокопоставленных чиновников рассматривают его как возможного конкурента самому мэру. Немаловажно также и то, что Брячихин старается, как не вмешиваться во внутренние разборки московской элиты, так и не выступать с позиций безусловной личной поддержки Лужкова, предпочитая занимать скорее нейтральное положение. Вообще он крайне осторожно ведет себя в политической сфере.

Интересным моментом в частичном обновлении верхнего эшелона московского руководства, с неясными пока последствиям, является назначение в начале апреля 1994 г. префектом Южного округа Валерия Шанцева. В связи с назначением Шанцев приостановил свое членство в КПРФ. В перспективе не исключена возможность конфликтов и в отношениях московского правительства с городской Думой, хотя по итогам трех месяцев декларации ее руководства подтверждают твердое следование городских депутатов в фарватере исполнительной власти. Кроме того, серьезным препятствием для выхода Думы из-под влияния правительства являются ее небольшой состав (35 человек), дающий возможность охватить мэрским и министерским вниманием (в том числе и материальным) каждого депутата, и положение, по которому перевыборы спикера городской Думы проводятся каждые полгода.

Со своей стороны, мэр подчеркивает нацеленность на тесное сотрудничество с городской Думой, условием чего видится отказ депутатов от несогласованной с городским правительством политической деятельности на уровне столицы и страны.

Уже сегодня недовольство депутатов вызывает положение о сменяемости спикера Думы два раза в год, а также практика проведения время от времени закрытых заседаний городского правительства, на которых депутатов не пускают.

Перспективу образования в Думе «оппозиции Его величества» открывают несколько провалившихся при голосовании в Думе в течение февраля-марта проектов, внесенных правительством. Так, были забаллотированы решения о переходе на новую систему оплаты за жилье и коммунальные услуги, о новых принципах оплаты за земельный участок под жилье в городе. Тем не менее, мэрией мгновенно пресекаются все попытки урезать полномочия городской исполнительной власти в пользу законодательной, с чьей бы стороны они ни исходили.

 

§ 2. Место «московской группы» в системе взаимосвязей основных властных политико-экономических группировок федерального Центра

 

Важнейшим фактором для определения веса и роли «московской группы» в федеральном политическом пространстве РФ является ее место в системе взаимоотношений трех политических лагерей российской федеральной элиты – «пропрезидентского», «проправительственного» и «пропарламентского».

Реализация политико-экономического потенциала «московской группы» на федеральном уровне тесно связана с деятельностью мэра Москвы Юрия Лужкова - практически единственного руководителя региональной элиты, входящего в предельно узкий «ближний круг» друзей Президента.

Основными политическими ресурсами «московской группы» на федеральном уровне являются:

·    высокий политический и экономический властный потенциал, достигаемый за счет контроля над Москвой - столицей РФ;

·    высокий уровень сплоченности и политического единства группы;

·    близость Юрия Лужкова к Президенту Ельцину, фактическое нахождение мэра в узкой группе ближайшего окружения Президента;

·    имидж «сильной региональной группировки», проводящей собственную политику и показывающей другим регионам пути создания собственных властных полномочий;

·    широкие контакты с руководителями силовых структур, наличие автономной вооруженной опоры;

·    перспективность Лужкова как потенциального кандидата на занятие самых высоких государственных должностей в федеральном Центре вплоть до Президента.

2.1. «Московская группа» - Президент России и группы его личного окружения

 

Роль и место «московской группы» в общероссийском политическом пространстве в первую очередь определяются включенностью мэра Москвы в ведущую группировку федеральной исполнительной власти и личной близостью к ее лидеру - Президенту Российской Федерации Борису Ельцину.

Московский мэр принадлежит к самому ближнему окружению Ельцина и, более того, связан с ним личной дружбой. Сложившиеся еще в бытность Ельцина первым секретарем Московского горкома КПСС, а Лужкова - председателем Мосагропрома дружеские отношения привели к нынешней тесной связке и взаимной поддержке этих двух политических деятелей. В острые моменты кризисов государственной власти России - в августе 1991 г., декабре 1992 г., марте и сентябре-октябре 1993 г. - мэр Москвы регулярно оказывал Президенту активную политическую, организационную и материальную поддержку.

Несмотря на высокий авторитет в кругах политической элиты, значительные властные ресурсы и возможности, личные политические способности, Лужков на протяжении последних шести месяцев постоянно повторяет о своей принадлежности к числу хозяйственников, которые «обходят рафинированных политиков». Такая идентификация лишь укрепляет позиции Президента, в «ближнем окружении» которого оказывается человек, способный управлять крупными экономическими системами. Таким образом, Ельцин получает в свое распоряжение удачную кандидатуру на возможную замену премьера федерального правительства Виктора Черномырдина, если тот продемонстрирует нежелание согласовывать собственную политическую линию с интересами главы государства.

Потенциальную готовность мэра занять высокие посты в руководстве страной показывает его периодическое дистанцирование от действий отдельных членов президентского окружения и правительства РФ, демонстрация относительной политической и идеологической нейтральности, неангажированности со стороны политических партий и организаций.

Контакты ближайшего окружения Президента и мэра столицы менее заметны, однако апрельское (1994 г.) назначение на должность первого заместителя управляющего делами Президента Александра Никитина - бывшего руководителя Москомимущества и, по некоторым сведениям, личного друга мэра Москвы - может означать создание дополнительных каналов взаимодействия между аппаратами глав исполнительной власти России и Москвы.

Тесные личные контакты Ельцина и Лужкова ведут к отчасти прохладным и натянутым отношениям с Администрацией Президента (АП), поскольку Лужков решает «свои» вопросы непосредственно с Президентом, минуя руководителя АП Сергея Филатова и его делопроизводство. Администрации же приходится решать вопросы с мэрией на самом высоком уровне. Так, переговоры с Лужковым по поводу предоставления Государственной Думе помещения мэрии вел лично С.Филатов.

Косвенно сближает политические курсы двух номенклатурных групп – «московской» и группы Сергея Филатова и спикера СФ Владимира Шумейко - экс-мэр Москвы, член личного окружения Президента, Гавриил Попов, также весьма близкий к Лужкову. Позиции возглавляемого Поповым Российского движения демократических реформ (РДДР) в Администрации достаточно сильны. Так, на выборах 12 декабря городская исполнительная власть официально поддержала в качестве кандидата от Москвы в Совет Федерации первого заместителя Филатова - Сергея Красавченко, входящего в Политсовет РДДР. По инициативе Администрации в феврале 1994 г. была создана Общественная палата при Президенте России, в которую вошли не представленные в федеральном парламенте партии и движения. Лидирующее место в палате занимает именно РДДР, председательствует на ее заседаниях один из лидеров движения, мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. Близость позиций мэров двух крупнейших городов страны в условиях обострения политического противоборства, в марте 1994 г. еще раз была продемонстрирована в марте 1994 г., когда Лужков и Собчак выступили с требованием отменить новые таможенные тарифы. Кроме того, мэры поддерживают и личные контакты.

Моментом совпадения интересов «москвичей» и Владимира Шумейко, ведущим свою политическую игру «под президента Ельцина», представляется их общая ориентация на создание «независимых» СМИ общероссийского значения, финансируемых совместно группой «Мост», банком «Столичный» и банком «Национальный кредит».

Другой близкий Лужкову человек из непосредственного окружения Ельцина - Олег Лобов, секретарь Совета Безопасности. Совместная атака Лужкова и Лобова на принципы проводимой Госкомимуществом приватизации в августе-сентябре 1993 г. сблизила их позиции. Лобов также поддержал требования Лужкова о необходимости утвердить особые условия приватизации в Москве и фактически предложил по разработанным мэром принципам провести переоценку собственности в масштабе всей страны.

Взаимоотношения «московской группы» с руководством «силовых» структур, подчиненных напрямую Президенту, основываются на тесном контакте Лужкова с министром внутренних дел Виктором Ериным (как напрямую, так и через руководство столичного ГУВД) и с министром обороны Павлом Грачевым. Частые посещения мэром частей столичного военного округа и особенно привлечение к решению городских проблем (очистка стадионов и др.) элитных частей Таманской дивизии показывают тесный контакт Лужкова с руководством «силовиков».

2.2. Правительство Москвы - номенклатурно-политическая группа Виктора Черномырдина-Олега Сосковца (руководящее ядро правительства России)

 

Вторая группа федерального руководства, весьма неоднородная по своему составу, представлена руководящим ядром правительства России во главе с его председателем Виктором Черномырдиным и первым вице-премьером Олегом Сосковцом. Членами группы являются близкий премьеру министр топлива и энергетики Юрий Шафраник, и.о. министра финансов Сергей Дубинин и министр внешних экономических связей Олег Давыдов; на ее периферии находятся вице-премьер Александр Заверюха и председатель Центробанка Виктор Геращенко.

В отличие от связей «москвичей» с группами президентского окружения, которые можно охарактеризовать как партнерские, взаимоотношения с Правительством РФ носят относительно напряженный характер. Вся деятельность мэра Москвы в этом направлении заключается в «выбивании» дополнительных экономических преимуществ для столичного региона как политически важной опорной точки Федерации и центра деловой активности страны.

Властные интересы, аккумулируемые этой группой, входят в противоречие с курсом московского правительства сразу по нескольким ключевым проблемам.

Главными конфликтными вопросами в отношениях министерской группировки с «москвичами» являются следующие:

·    требование Москвы резко увеличить субвенции из федерального бюджета за выполнение городом столичных функций;

·    проблема поставок продовольствия и топливного обеспечения Москвы;

·    вопрос о финансировании поставок в Москву зерна;

·    вопрос о новых таможенных пошлинах на ввоз продуктов и товаров из-за рубежа.

Особую роль играют контакты между Виктором Черномырдиным и Юрием Лужковым - потенциальными кандидатами в президенты.

Позиция премьера ограничена тем, что в спорах такого уровня он должен играть роль арбитра, представляя интересы по возможности большего числа заинтересованных группировок. По поручению Ельцина именно Черномырдин решает все конфликтные вопросы федеральных ведомств с Юрием Лужковым. Гапример, о кредитах на закупку продовольствия или о взаимоотношениях мэра с Анатолием Чубайсом и т.д.

Каналы воздействия Черномырдина достаточно эффективны. Так, в начале февраля 1994 г. он неожиданно подписал постановление Правительства «О делегировании полномочий Правительства РФ по управлению и распоряжению объектами федеральной собственности», которое возвращает Госкомимуществу исключительное право представлять государство в распоряжении государственным имуществом, отнятое ранее у ведомства Чубайса июльским 1993 г. постановлением Верховного Совета РФ. Такой «возврат долгов» в период жесткой схватки председателя Госкомимущества Анатолия Чубайса и Юрия Лужкова выглядит достаточно странным, поскольку это предоставляет Чубайсу дополнительные возможности и создает потенциал для осложнения сопернику борьбы за пост президента.

Взаимоотношения исполняющего обязанности министра финансов Сергея Дубинина - руководителя главного финансового ведомства страны - и «московской группировки» основываются на стремлении последней получить выделенные в последнее время на нужды города 250 млрд. рублей. Фактически деятельность и.о. министра финансов привела в начале 1994 г. к временному прекращению текущего финансирования Москвы и заставила Лужкова апеллировать лично к Президенту. Выступая 1 марта 1994 г., после встречи с Президентом, на заседании правительства Москвы, Лужков расценил позицию правительства как ошибочную. Итогом такого давления со стороны мэра стало заключенное 5 апреля правительством Москвы и Министерством финансов РФ соглашение о выделении столице 250 млрд. рублей в виде кредитов на закупку продовольствия.

С противостоянием «московской группы» и Минфина связано и стремление мэрии к полному возмещению городу расходов, которые он несет в связи со своим столичным статусом. Всего московская администрация хотела бы получить из бюджета Российской Федерации 6,2 трлн. руб. (ориентировочно 8% контрольной цифры годового бюджета на 1994 г.). Однако Министерство финансов дало принципиальное согласие на выделение столице лишь 3,3 трлн. руб.

В рамках отношений московской номенклатурно-политической группы с руководством Минтопэнерго способность находить взаимовыгодные решения, укрепляющие политические и экономические позиции обеих сторон, была продемонстрирована еще в июле 1993 г., когда мэр Москвы и министр топлива и энергетики Юрий Шафраник заключили Соглашение об экономическом и научно-техническом сотрудничестве между компаниями ТЭК и префектурами столицы. На церемонии подписания соглашения Лужков сказал, что оно является самым масштабным проектом сотрудничества Москвы с топливно-энергетическим комплексом и полностью решит проблему снабжения столицы топливом и энергией. В обмен на поставки нефтепродуктов московские власти создают министерству и отраслевым компаниям благоприятные условия для функционирования и развития расположенных в столице органов управления - льготный налоговый режим, содействие в отводе земельных участков и выделении зданий из нежилого фонда, льготное лицензирование прописки иногородних специалистов и т.д. Подобные вполне официальные отношения правительства Москвы и Минтопэнерго практически напрямую зависят от взаимоотношений Юрий Лужкова и Юрия Шафраника - лишь прямое взаимодействие мэра и министра в декабре 1993 г. позволило решить проблему топливного кризиса в столице.

Дополнительным каналом поддержки «московской группы» стало соглашение с Минтопэнерго об участии крупнейших российских нефтяных компаний («Лукойл», «Роснефть», «Юкос», «Сургутнефтегаз» и др.) в обеспечении топливом Москвы и Московской области.

Взаимоотношения «московской группы» и одного из лидеров ведущей правительственной «команды» Олега Сосковца не столь конфликтны, как с другими членами правительства. Основная направленность интересов Сосковца на более выгодные в экспортном отношении сырьевые отрасли (аллюминий, цветные металлы и т.д.) пока сглаживает потенциальный конфликт, сложившийся в отношениях близкого к «москвичам» Владимира Шумейко и поддерживающих Сосковца представителей крупных оборонных предприятий.

Созданная в бытность Владимира Шумейко первым вице-премьером правительства России и под его патронажем корпорация «Росвооружение», которая фактически владеет монополией на торговлю оружием за рубежом, отказалась от услуг государственных банков (прежде всего Внешторгбанка РФ), традиционно обслуживавших ее операции. В качестве своих уполномоченных банков корпорация использует близкие к правительству Москвы и Юрию Лужкову банки «Мост» и «Менатеп».

Другая часть руководителей ведущих предприятий и конструкторских бюро военно-промышленного комплекса России негативно относится к попыткам создания новых фирм по продаже оружия за рубеж, предпринимаемым по линии таких фигур из окружения Президента, как Владимир Шумейко, Александр Коржаков, Евгений Шапошников. Эти экономические структуры - НПО «Машиностроение» и «Алмаз», Опытно-конструкторское бюро имени Сухого и др., - традиционно ориентированы на федеральные оборонные ведомства (Госкомоборонпром, Минобороны), а не на «московскую группу» и сотрудничающего с ней Шумейко. В борьбе за возвращение старой монополии на продажу оружия их поддерживает часть руководителей ряда структур Министерства внешнеэкономических связей во главе с Олегом Давыдовым.

Лужков получил возможность наработать имидж заступника интересов ВПК не только потому, что он противодействовал процессу акционирования предприятий по модели Госкомимущества, но и благодаря принятию совместно с Гококомборонпромом программы конверсии московской «оборонки». Программой предусматривается профинансировать большое число разработок, необходимых для городского хозяйства столицы.

2.3. Правительство Москвы - группа «аграрного лобби» вице-премьера Александра Заверюхи

 

Находящийся на периферии ведущей группы в Правительстве, но близкий к премьер-министру вице-премьер Александр Заверюха, курирующий вопросы сельского хозяйства и импорта продовольствия, фактически представляет интересы группы крупнейших руководителей российского аграрно-промышленного комплекса. Протекционизм Заверюхи вошел в противоречие с интересами «московской группы» по вопросам тарифов на импорт продовольствия и мер защиты внутреннего рынка от иностранных товаров. Резкое усиление в декабре 1993-январе 1994 г. политических позиций аграриев в федеральных органах представительной и исполнительной власти и их стремление реализовать политический успех в виде конкретных экономических достижений перевело отношения двух групп в режим открытой борьбы.

Ранее мэр фактически не уступил Заверюхе один из самых прибыльных сельскохозяйственных комплексов - Мосагропром, который Лужков возглавлял еще в бытность Бориса Ельцина первым секретарем МГК КПСС. Активность мэра по заключению договоров с регионами напрямую, без участия руководства российского агропрома также провоцирует конфликт между Лужковым и Заверюхой. Показательным в этом отношении является «вторжение» Лужкова в лично патронируемый Заверюхой зерновой регион - Алтайский край и подписание двустороннего договора о сотрудничестве, согласно которому в обмен на торгово-посреднические услуги столичного правительства Алтай будет поставлять Москве продовольствие.

Прекращение с начала 1993 г. снабжения Москвы продуктами питания из централизованных фондов РФ вынудило правительство города лоббировать интересы импортеров продовольствия (две трети продовольственных потребностей Москвы обеспечиваются импортными поставками). Проведенная в декабре 1993 г. Московская оптовая продовольственная ярмарка показала, что в условиях спада сельскохозяйственного производства регионы РФ и страны СНГ не в состоянии обеспечить Москву продовольствием.

В противостоянии мощному лоббированию Заверюхи Лужкову удалось заручиться поддержкой мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака (являющегося одним из руководителем близкого Лужкову Российского движения демократических реформ и входящего в число соратников Президента Ельцина) и мэра Екатеринбурга (родины Президента, региона, областной парторганизацией которого Ельцин руководил в домосковский период). Инициативу мэра поддержали также крупнейшие московские молокозаводы - Останкинский, Черкизовский, Очаковский, Московский молочный комбинаты, обратившиеся напрямую к Александру Заверюхе с письмом протеста. Серьезной лоббистской поддержкой мэру стали также действия крупнейших российских импортеров продовольствия - коммерческих внешнеторговых фирм «Экспортхлеб», «Продинтерн», торгового дома «Менатеп». С такой периферией акция мэра Москвы фактически увенчалась успехом - вызванные неспособностью больших городов обеспечить себя продуктами первой необходимости требования к правительству отменить ранее назначенные таможенные тарифы поддержал Президент, и председатель Правительства был вынужден пойти на частичное изменение импортных тарифов.

Кроме того, Лужкову удалась практически беспрецедентная акция: мэр получил «добро» Черномырдина на создание столицей крупного залогового фонда за рубежом. Были также обещаны гарантии по сделанным таким образом долгам. «Московская группа» получает в результате довольно мощный инструмент самостоятельной внешнеторговой и финансовой деятельности за рубежом.

2.4. Правительство Москвы - Центральный банк России (Виктор Геращенко)

 

Примыкающий к группе Черномырдина - Сосковца председатель Центрального Банка России Виктор Геращенко чаще всего не идет на открытое противостояние с «московской группой». Однако расхождение интересов ЦБР и столичного правительства рельефно проявилось в течение последнего года в ряде конфликтов экономического плана. Существенным фактором в отношениях ЦБР, ориентированных на Центробанк структур и группой мэра Москвы стало получение последней фактически монопольных прав на использование и реализацию федеральных инвестиционных средств в столице, а также курс «москвичей» на превращение ее территории в финансовый и торгово-посреднический центр страны и СНГ.

Одно из направлений конфликта с интересами Центробанка заложено в стремлении Москвы получить реальный источник валютных доходов и перераспределить в свою пользу часть прибыли от биржевой торговли валютой путем сбора процентов от сделок, совершаемых на ММВБ. Успех Москвы в этом деле вполне может подвигнуть на подобного рода акции и руководителей других регионов России, что в значительной мере затруднит Центральному банку прямое воздействие на формирование валютных курсов. Позиция ЦБР обусловлена еще и тем, что под «московский оброк» подпадают и его собственные операции на валютном рынке, т.е. некоммерческая деятельность по регулированию денежной системы страны. Это противостояние грозит привести к перемещению валютных операций на другие биржи, прежде всего на Санкт-Петербургскую, о чем предупредил начальник Главного валютного управления ЦБ Александр Потемкин.

В свою очередь, Центральный банк пытается своими силами поддержать уровень управляемости московскими коммерческими банками - самыми крупными и богатыми в стране. В рамках контроля за финансовыми возможностями Москвы и, соответственно, «московской группы» предприняты шаги по подготовке к вводу в действие в первой половине 1994 г. автоматизированной системы электронной почты (АС ЭП) в московском регионе. Это формально даст возможность более оперативного получения документов ЦБ и московского управления, а также откроет доступ к информационным базам данных ЦБ по экономической и юридической тематике. Однако в этом решении есть и подтекст: новая система не только позволит коммерческим банкам оперативно предоставлять плановую отчетность в ЦБ и его расчетно-кассовый центр, но и усилит централизованный контроль за прохождением финансовых операций московских банков, за счет чего санкции за различного рода нарушения в финансовой сфере приобретут более действенный характер.

Другой линией конфликта между ЦБР и «московской группировкой» стало стремление последней перевести под свой полный контроль обслуживание городского бюджета Москвы путем передачи функций ведения операций по бюджету от Народного коммерческого банка, являвшегося в прошлом территориальным управлением Госбанка, группе уполномоченных банков, что осложнило отношения московского правительства с руководящими структурами ЦБР. Центральный банк рассматривает возможность получения контроля за московским бюджетом путем передачи обслуживания московских бюджетных операций территориальному управлению Центробанка по Москве.

Еще одной причиной напряженности в отношениях московского руководства и Центробанка стало февральское (1994 г.) наступление ЦБР на коммерческие банки с требованием увеличивать размеры уставных фондов, вызвавшее резко негативную реакцию средних коммерческих банков. С учетом того, что подавляющее большинство московских банков живет за счет межбанковских кредитов, предоставляемых ЦБР, не занимаясь коммерческой деятельностью, возможна ликвидация множества коммерческих банков, большинство из которых зарегистрировано в столице и приносят ей соответствующий доход. После такого укрупнения банковская система в еще большей степени окажется под прямым управлением ЦБР, что может серьезно осложнить реализацию стремлений «московской группы» к единоличному господству над международным финансовым центром, который она создает в столице.

ЦБР оказывает поддержку распространению сферы деятельности иностранных банков на Москву, что вызывает резкие протесты руководителей крупнейших коммерческих структур города. Таким образом, ЦБР фактически «отнимает» у московских коммерческих банков большинство иностранных фирм-клиентов, которые предпочитают иметь счета в более надежных иностранных банках.

2.5. Правительство Москвы - радикально-демократическая политико-номенклатурная группа (Анатолий Чубайс)

 

Кроме основной группы Черномырдина - Сосковца, особое место в правительстве занимает представитель его существенно поредевшей радикально-либеральной части, председатель Госкомимущества Анатолий Чубайс, - ярый оппонент «московской группы» в вопросе приватизации крупных московских предприятий, относящихся преимущественно к федеральной собственности.

За полтора года существования Госкомимущество (ГКИ), во главе с Анатолием Чубайсом, превратилось в мощную бюрократическую структуру, построенную по иерархическому принципу и независимую от региональных органов власти. Основные интересы Госкомимущества лежат в сфере разделения собственности на федеральную и региональную. Кроме того, ГКИ стремится получить в свое распоряжение часть акций приватизируемых предприятий.

Главными направлениями, по которым Лужков и его группа критикуют чубайсовскую модель приватизации, являются следующие:

·    не допустить распродажи городского имущества в частным инвесторам, не контролируемым «московской группой».

·    добиться особых условий проведения приватизации в Москве, которые предотвратили потерю дорогостоящей московской недвижимости московской номенклатурно-политической группой. Обладание недвижимостью является одним из важнейших элементов осуществления столичным правительством коммерческих функций и его средством экономического контроля.

·    по возможности уменьшить идеологическую нацеленность «приватизации», придать ей на территории Москвы коммерческий характер. В первую очередь приватизация должна приносить доход местным органам власти как торговля недвижимостью. Участие в торгах по объектам федерального имущества позволяет получать дополнительные средства. Для этого совсем не нужно продавать всю госсобственность, а только часть ее, получив за нее значительные свободные капиталы. В Москве как в единственном месте активного приложения иностранного капитала эти доходы должны быть в первую очередь валютными. Коллеги Лужкова на местах приветствуют такой подход, поскольку он дает местному руководству возможность получить в свое распоряжение значительные имущественные и денежные средства. Другим, менее очевидным пока еще следствием введения в столице особого режима приватизации «по Лужкову» является возможность для «московской группы» скупать собственность в других регионах. Соответственно формируется и значительная группа поддержки московского мэра из числа местных руководителей, что немаловажно с точки зрения приближающейся борьбы за власть на федеральном уровне власти.

·    идеологически обеспечить политические цели в борьбе за получение мест или создание сильных позиций во властных федеральных структурах. Создание патриотического имиджа ведется «московской группой» путем декларирования заботы об отечественном капитале. Эксплуатируется традиционная мифоологема о «внешнем враге» - «западном капитале, скупающем Россию на корню».

В полном соответствии с данной стратегической диспозицией, в сентябре 1993 г. в поданной на имя Президента докладной записке Лужков и тогдашний первый вице-премьер (ныне секретарь Совета Безопасности) Олег Лобов заявили, что «приватизированные предприятия не попадают к настоящим хозяевам». Объединив свои усилия, Лужков и Лобов выступили с общими требованиями утвердить особые условия приватизации в Москве и переоценить собственность в масштабе всей страны. На встрече с Президентом 24 ноября 1993 г. Лужков вновь подчеркнул, что столица по-прежнему не может без разрешения федеральных властей распоряжаться недвижимостью на своей территории. При этом иностранный капитал скупает предприятия торговли и сервиса, что вызывает растущее недовольство москвичей. В конечном итоге мэру удалось добиться того, что Ельцин согласился со многими его предложениями «по совершенствованию процесса приватизации и поручил ему подготовить проект президентского указа об особенностях приватизации в Москве».

Таким образом, политическая и лоббистская кампания по блокированию приватизации нежилых помещений, а также акционирование предприятий стройкомплекса и гостиничных площадей по модели, предложенной мэрией, и под ее контролем в конечном итоге направлены на закрепление роли московского правительства как ведущего субъекта на федеральном рынке операций с недвижимостью. Принятое 20 октября 1993 г. постановление правительства Москвы «О порядке управления недвижимостью (зданиями, сооружениями, нежилыми помещениями) в Москве» обеспечит местной власти дополнительные по отношению к федеральным дотациям и субвенциям источники власти. Москомимущество становится, по сути, единственным официальным арендодателем муниципальной собственности в Москве.

Подготовленный Москомимуществом к февралю 1994 г. проект Указа Президента, предусматривающий приватизацию всех объектов в Москве по рыночной стоимости, закрепляет уже принятое постановление московского правительства о разграничении собственности на территории столицы на федеральную и муниципальную.

В развитие борьбы за контроль над приватизационным процессами в столице Анатолий Чубайс выдвинул в адрес Лужкова ряд открытых обвинений. Отказ мэра Москвы проводить приватизацию по канонам недавно утвержденной федеральной программы Чубайс охарактеризовал как начало Лужковым «своей собственной, президентской предвыборной компании».

Чубайс усиленно пытается навязать общественному мнению представление о Лужкове как о «деятеле старой закалки», однако Лужков успешно использует это для наработки имиджа «твердого хозяйственника».

В свою очередь, позицию мэра поддерживают близкие к нему финансовые круги, в частности, группа «Мост», владеющая большим количеством недвижимости и недостроенных зданий в Москве.

Проблема раздела собственности в Москве на федеральную и муниципальную стала причиной конфликта городского правительства с руководством Министерства иностранных дел (МИД). Главное производственно-коммерческое управления по обслуживанию дипломатического корпуса (ГлавУПДК) МИД сдает в аренду принадлежащие министерству (мэр считает, что это собственность города) здания под офисы зарубежным фирмам, таким как Deutche Bank, банки Di Roma и Commerciale, Commercebank, National Westminster Bank, State Bank of India и др. Лужков предложил создать на базе ГлавУПДК АО закрытого типа с учредителями в лице ГКИ и Москомимущества, что позволит им получать доходы от эксплуатации недвижимости МИДа.

«Московская группа» пытается использовать все средства для задержки приватизации крупных предприятий города. На это была направлена и политическая акция мэра Москвы, отстранившего от должности председателя Московского фонда имущества Владимира Бушева. Одна из ее целей - задержать проведение чековых аукционов из-за кадровых перестановок в единственном распорядителе приватизации в Москве - фонде имущества. О возможности такого подхода говорит тот факт, что распоряжением ГКИ от 23 марта утверждена приватизация только 44 из 600 московских предприятий, на которых предполагается ее провести. В условиях, когда до окончания действия первого этапа приватизации остается три месяца, программа мэра Москвы по приватизации оставшихся предприятий не за ваучеры, а за деньги кажется более реальной.

К нынешнему витку конфронтации Москва готовит не только традиционные средства борьбы. Пресс-центр мэрии призвал граждан, предприятия и организации города высказать свое мнение о ходе приватизации в виде заявлений и писем. Тем самым правительство пытается использовать еще один ресурс - популярность, которой Лужков пользуется в Москве.

По мнению мэра, «примирение возможно. Но для этого должна быть полностью учтена позиция столичного правительства». Она, по словам Лужкова, заключается в том, что приватизация в Москве должна проводиться совсем не так, как других городах, поскольку стоимость недвижимости в столице значительно выше, чем в других регионах России.

Окончательное решение по продолжению приватизации, имеющей не только внутреннее значение, но и показывающей способность нынешнего политического руководства России следовать (или не следовать) «западным рецептам», все же остается за Президентом и Премьер-министром, к мнению которых периодически апеллируют противоборствующие стороны. После нового этапа согласования позиций, завершившегося 25 марта встречей премьер-министра и мэра Москвы, принятие окончательного решения было в очередной раз отложено.

Такая ситуация в большей степени на руку «московской группировке»: окончание программы приватизации и истечение срока действия ваучеров фактически станут началом реализации Москвой собственной программы приватизации. Одновременно «москвичи» усиленно отрабатывают вариант скорейшего решения проблемы приватизации через специальный Указ Президента.

Переход Лужкова к практическим жестким мероприятиям по отказу явочным порядком от исполнения общероссийской программы приватизации в Москве проиллюстрировало апрельское решение мэра о ее приостановке - до выхода специального президентского Указа по Москве. Такой шаг не только нанес сильный удар по самолюбию председателя ГКИ Анатолия Чубайса, но и создал довольно опасный прецедент для других региональных руководителей.  Каждый из них может на несколько месяцев, оставшихся до конца ваучерной приватизации, начать акцию неповиновения программе Госкомимущества. Можно ожидать, что в отношении муниципальной собственности руководители многих областей, краев и республик могут оказать программе приватизации серьезное сопротивление.

2.6. «Московская группа» - руководство Федерального собрания РФ

 

Взаимоотношения «московской группы» с новыми российскими законодателями на данный момент не являются для нее практически важными ввиду того, что главные вопросы повседневной политической и экономической проблематики решаются за пределами парламента в сферах исполнительной власти и в деловых кругах. Это усиливает несоответствие реальной политической роли недавно избранного законодательного органа страны его формальному статусу. В то же время, обе палаты Федерального собрания несут значительный потенциал властных полномочий, реализация которых может оказаться в сфере интересов «московской группировки».

Взаимоотношения группы Лужкова и Государственной Думы определяются спорами о предоставлении Думе помещения московской мэрии. Отступление мэра и его согласие сдать помещение Думе в аренду сроком на два года предопределили его нежелание поддерживать тесные контакты с нижней палатой нового Парламента. Отрицательное отношение московских властей к Думе еще более окрепло после объявленной ею политической амнистии, в результате которой на свободу вышли те, против кого «москвичи» активно действовали в событиях сентября-октября 1993 г.

В то же время у «группы Лужкова» остается возможность задействовать некоторые каналы влияния в Госдуме через пятнадцать депутатов от одномандатных округов. В этом отношении показательна встреча в конце февраля 1994 г. Юрия Лужкова и депутатов Думы от Москвы, на которой обсуждались вопросы координации деятельности депутатов столичного региона в отстаивании ими прав города на федеральном уровне, а также пакет предложений о создании столице условий наибольшего благоприятствования. Перспектива образования депутатского объединения «Столица» в составе членов представительных органов муниципальных округов столицы, Московской городской и Государственной Дум, высказанная представителями мэрии на этой встрече, может означать создание еще одного канала политического влияния «московской группы» в Государственной Думе.

Гораздо ближе «московской группе» Совет Федерации, поскольку его роль как механизма согласования региональных интересов сейчас практически более значима, чем возможности Госдумы.

То, что председателем комитета СФ по бюджету, финансам, валютному и кредитному регулированию, денежной эмиссии, налоговой политике и таможенному урегулированию, - «главного» комитета палаты, в состав которого записалась треть ее членов, - оказался бывший председатель Моссовета Николай Гончар, находящийся ныне с "группой Лужкова" в отношениях политического партнерства, позволяет членам группы надеяться на более скорое решение вопроса о предоставлении Москве особого столичного статуса. В этом проекте закладывается возможность Москвы реализовать свой потенциал влияния на федеральный Центр в направлении организации нового вида взаимоотношений или формального повышения государственного статуса столицы.

Другой открыто заявленной задачей Гончара является лоббирование нормативных актов, обеспечивающих реализацию предложений по объявлению Москвы, в порядке эксперимента, зоной, стимулирующей налогообложение. С таким проектом выступили в Совете Федерации представители столичного правительства. В числе первоочередных Гончар предлагает рассмотреть документы «О бюджетном эксперименте в Москве (Московском регионе)», «О повышении эффективности и совершенствовании методов приватизации», «О распределении обязанностей и функций для различных уровней власти РФ». В случае принятия «пакета Гончара» экономические и политико-административные отношения Москвы с центральной властью имеют все шансы стать примером для других регионов страны - где «планкой притязаний», а где и реальной моделью-ориентиром.

2.7. «Московская группа» - администрация Московской области (номенклатурно-политическая группа Анатолия Тяжлова)

 

Руководство Московской области - глава администрации Анатолий Тяжлов, его первые заместители Анатолий Долголаптев, Александр Поляков и др. - составляет самостоятельную номенклатурно-политическую группу, властные возможности которой связаны, прежде всего, с распоряжением ресурсами Подмосковья.

Основными коммерчески привлекательными для крупных российских и иностранных инвесторов объектами здесь являются земельные участки. Борьба за право их использования ведется между администрациями области и столицы. Саботаж администрацией Московской области и ее районов программы выделения москвичам земельных участков в Московской области под малоэтажное строительство и садоводство (согласно Указу Президента РФ от 4 января 1992 г.) послужил в декабре 1993 г. поводом для решения правительства Москвы приостановить отчисления на развитие инфраструктуры области. Мэр публично заявил, что в сложившейся ситуации продолжать финансировать развитие инфраструктуры Московской области из бюджета Москвы совершенно неразумно.

По мнению правительства Москвы, предоставление большого количества земельных участков в Подмосковье коммерческим структурам в ближайшее время может создать проблемы, которые регион будет решать многие десятилетия: уничтожение лесопарковой зоны вокруг Москвы, грубейшие нарушения природоохранного режима в местах забора воды для питьевых нужд, другие экологические и социальные проблемы. Лужков считает, что такое игнорирование указа Президента возможно лишь из-за того, что районные администрации Московской области не заинтересованы в прямых контактах с бюджетными организациями, в том числе с правительством Москвы, так как к ним «не попадают в этом случае дивиденды в карман». Мэр Москвы уверен, что пока к вопросу о выделении земель не подключится прокуратура и пока не будет наведен порядок, необходимо прекратить финансирование инфраструктуры в Московской области и продолжить работу с близлежащими областями, где также выделяются земли и «гораздо легче решаются вопросы». Пока же правительство Москвы использует для пополнения городского бюджета внутренние земельные ресурсы, продавая под строительство коттеджей земельные участки в районах Бутово и Куркино.

Попытки двух глав исполнительной власти договориться блокируются в настоящее время депутатами Московской областной Думы, принявшей на рассмотрение проект концепции экономической оценки земель.

Вместе с тем не совсем ясной остается позиция «московской группы» в отношении слияния города и областной территории в единую территориальную единицу и превращения Москвы и области в особый федеральный регион со столичным статусом. Теоретически, таким образом появляется возможность решить вопрос земельных участков, необходимых для коммерческого строительства, большей координации дачного строительства для жителей столицы, использования сельскохозяйственных ресурсов области, ее торгового и промышленного потенциала.

Принятая еще при Гришине и действовавшая до сих пор концепция расширения столичной территории заключалась в том, что в состав Москвы постепенно включались земли и города, непосредственно примыкающие к городу (Тушино, Солнцево, Митино и др.). Наиболее отдаленные и мало обустроенные города и поселки области интересовали руководство Москвы в гораздо меньшей степени. Однако при переходе на финансово-расчетные отношения между регионами и возрастании потребностей в использовании территории области для обеспечения столицы все более настоятельной становится необходимость большей координации программ развития области и города, одним из вариантов реализации которой видится административное подчинение Подмосковья столице. В качестве одной из переходных мер не исключается, скажем, образование единого представительного органа власти и двух правительств под руководством мэра Москвы.

Среди факторов, сдерживающих решение этой задачи, первостепенными являются нехватка ресурсов на обустройство области по московским стандартам сервиса, отсутствие концепции эффективного экономического и административного функционирования региона, жесткое сопротивление со стороны администрации области. Тем не менее, размах, с которым Лужков и его команда ведут деятельность по превращению Москвы в финансовый и коммерческий центр страны, объективно усиливает необходимость решения этого вопроса в будущем.

 

РЕЗЮМЕ: Перспективы «московской группы» в федеральном политическом пространстве России

 

Прямое или косвенное участие «московской группы» во всех значительных политических кампаниях на протяжении полугода характеризовалось постоянным нарастанием как «кулуарной», номенклатурно-властной составляющей его политического потенциала (связи в кругах политической элиты, укрепление экономической и финансовой опоры, контактов в силовых структурах и др.), так и усиленной наработкой имиджа московского мэра в качестве одного из наиболее перспективных и популярных российских политиков. Об этом же свидетельствует и участившееся появление его имени в аналитических раскладах политических комментаторов и прогнозистов.

Активные и решительные действия Лужкова в ходе сентябрьско-октябрьского вооруженного противостояния между Президентом и парламентом, вновь подтвердив его личную политическую преданность Борису Ельцину, одновременно обновили в массовом сознании образ мэра как «сильного человека режима» и «повязали его кровью». Опасность оказаться в ответе за свое поведение в октябре толкает Лужкова к давлению на центральную государственную власть в целях своевременной коррекции курса реформ. В противном случае под вопрос может быть поставлена не просто их политико-властная, но даже личная безопасность.

Во время осенней предвыборной кампании «московская группа» заняла позицию, схожую с той, которую определил для себя Президент России - стоять «над схваткой», соблюдая относительную политическую и идеологическую нейтральность, неангажированность со стороны политических партий и организаций. Мэр оставил за собой возможность корректировки своего курса в зависимости от результатов выборов. Члены правительства Москвы (за исключением Александра Брагинского) не приняли участия в осенней избирательной кампании на стороне Российского движения демократических реформ (РДДР) Гавриила Попова. Сам Лужков отказался от предложения блока «Выбор России» баллотироваться в Совет Федерации, поддержав при этом кандидатуры Олега Толкачева (префект Южного округа Москвы) и Сергея Красавченко (первый заместитель руководителя Администрации Президента РФ, член Политсовета РДДР). Не получили поддержки кандидатуры представителя Президента в Москве Владимира Комчатова (движение «Демократическая Россия») и председателя Крестьянской партии России Юрия Черниченко («Выбор России»).

Несмотря на сопротивление со стороны председателя Госкомимущества Анатолия Чубайса, Лужков в ноябре 1993 г. добился от Президента особых правил приватизации для Москвы. Еще через месяц мэр выступил против решения бывших вице-премьеров Валерия Махарадзе и Михаила Полторанина о передаче ряда зданий, принадлежащих городу, в федеральную собственность. Эти факты доказали серьезность перспективы занятия Лужковым самых высоких постов в федеральной администрации и подтвердили особый уровень его влияния, равнозначный влиянию ведущих руководителей Правительства или Администрации Президента.

Продолжительная схватка за предоставление помещений для Думы отчетливо зафиксировала рост политического влияния Лужкова. В ноябре-декабре 1993 г. в прессе прошла серия публикаций, прогнозирующих формальное повышение его статуса до общефедерального уровня (скажем, до поста первого вице-премьера по совместительству) при сохранении даваемой креслом мэра столицы административной и финансово-хозяйственной самостоятельности. Возможно, появление этих публикаций было связано с борьбой в верхах за розыгрыш пока не вскрытой «карты Лужкова».

Осуществленная под официальным патронажем руководителя Администрации Президента и мэра Москвы передача здания мэрии под резиденцию Государственной Думы, безусловно, имела под собой определенную базу в виде взаимовыгодных договоренностей и уступок.       Стремление Лужкова добиться внесения существенных корректив в экономическую политику и персональный состав правительства при том, что, по его мнению, возглавлять реорганизованный кабинет должен по-прежнему Черномырдин, а сам мэр отказывается оставлять свой пост ради какого-либо другого говорит о нежелании мэра ни при каких обстоятельствах терять опору своего властного статуса - руководство столицей.

Политические итоги 12 декабря резко ускорили процесс выявления в стане «демократов» своих «сильных личностей» и «твердых хозяйственников», демонстрирующих готовность навести порядок в обществе. Развернулась гонка за перехват значительной части лозунгов Жириновского. Параллельно был дан мощный импульс борьбе за место политического наследника Ельцина. В числе его возможных преемников оказался и Юрий Лужков.

Неуклонное расширение влияния Лужкова в системе исполнительной власти дополнилось целым рядом действий, показавших реальную способность этого политика-хозяйственника добиваться нужного ему решения принципиальных вопросов на самом высоком уровне. Свидетельством высокого рейтинга Лужкова в федеральных верхах и его умения договариваться в нынешним премьером стали переговоры с Ю.Шафраником о поставках Москве необходимого количества топлива. Лужкову также удалось договориться с Черномырдиным о  льготном рублевом финансировании поставок продовольствия в Москву в 1994 г. и предоставлении столичному правительству валютных кредитов.

Оказавшись в роли руководителя сентябрьско-октябрьского (1993г.) «акта политической целесообразности», де-юре квалифицируемого как государственный переворот, Ельцин не может не опасаться, что после его ухода в отставку может возникнуть угроза возбуждения против него уголовного дела по этому факту. Поэтому относительной гарантией спокойствия для Ельцина станет такой преемник, который придерживался бы ориентации на довольно строгий президентский авторитаризм и был бы задействован на его стороне в этих событиях.

Политическое поведение Лужкова в первой половине 1993 г. можно охарактеризовать как начало кампании наработки популярности и устойчивого имиджа, закрепление старых и создание новых удобных политических ниш, поиск опорных структур для будущей борьбы на выборах, презентацию «московской группы» на развернувшихся «смотринах» кандидатов на место преемника президента.

Сильный человек, твердый хозяйственник, защитник национальной промышленности и торговли, российский патриот, влиятельный региональный лидер - вот основные ниши, которые отрабатывает сейчас Лужков. Главным практическим инструментом его кампании стало умелое использование СМИ как для решения политических задач тактического плана, так и для закрепления в сознании избирателей узнаваемого и благоприятного образа Лужкова.

Одним из главных и настойчиво проводимых мэром тезисов является утверждение об отказе россиян от «чистых политиков» в пользу «людей дела», «профессионалов-хозяйственников», на деле показавших, на что они способны.

Новым в политической практике столичного мэра можно считать то, что Лужков, всегда более всего ассоциировавшийся с федеральным Центром, неожиданно выступил в роли «регионального игрока», с мнением которого трудно не считаться. Симптоматичен в этой связи факт прямого выражения Лужковым недовольства решением правительства РФ о льготах населению. Он практически в ультимативной форме поставил вопрос о том, что «российское правительство должно платить территориям средства за свои хорошие решения».

Позицию Москвы в системе взаимоотношений Центра и регионов определяет особый статус города как столицы Федерации и в то же время ее субъекта. Выполнение Москвой столичных функций и близость руководства города к федеральному руководству оставляют «московской группе» возможности для проведения собственной политики в отношении федерального Центра, а также не позволяют проводникам региональной политики Центра рассматривать Москву в качестве ординарного субъекта федерации.

Стремление московского руководства занять собственную позицию в отношении государственно-территориального устройства РФ проявились как в проводимой московским руководством политике экономической интеграции с территориями, заинтересованными в реализации своей продукции в Москве, так и в прямом экономическом интересе близких к московскому руководству экономических структур по покупке недвижимости в других регионах (примером может служить банк «Столичный», скупающий земли в Липецкой области).

Особую привлекательность в рамках взаимоотношений с регионами Москва может получить как зона со стимулирующим налогообложением (так называемый «пакет Гончара»). В середине февраля правительство Москвы одобрило нормативные акты, направленные на реализацию предложений по этому проекту, внесенных администрацией столицы в Совет Федерации. По мнению Лужкова, в Москве на такой модели может быть отработан механизм для всей страны, причем «город выступает лишь как субъект Федерации, не требуя для себя каких-то особых привилегий».

Большинству субъектов федерации явно не хватает приближенного к Президенту сильного лидера, каким для Москвы является Юрий Лужков. Все попытки регионов преодолеть такое положение встречают резкий отпор Центра. Однако это вполне может быть на руку Юрию Лужкову, который в силах взять на себя представительство интересов регионов на самом высоком уровне. Региональные элиты, скорее всего, устроит такая пробивная фигура, как Лужков, который может активно выступать против таких могущественных центральных ведомств, как Госкомимущество. К тому же Лужков обладает имиджем «сильного человека» и патрона связанных с ним предпринимателей, имеющего возможности мощного лоббистского влияния в федеральных кругах, и это усиливает желание все большего числа российских предпринимателей, а также части региональных руководителей «ставить на Лужкова».

Позиции Лужкова на федеральном уровне зависят и от его способности приобрести влияние в Совете Федерации - органе согласования региональных интересов и предложений, тем более, что депутат от Москвы Николай Гончар является председателем Комитета СФ по бюджету.

            Главной политической темой сегодня безусловно, стала его борьба против Анатолия Чубайса и его модели ваучерной приватизации московской собственности. Идеологическое обоснование своей позиции, Лужков строит на противопоставлении рачительного, «истинно русского» хозяйского отношения к созданной трудом десятков поколений соотечественников собственности «идеологизированному», антипатриотическому, прозападному подходу Чубайса, для которого главное - расчленить, раздробить собственность, продать ее за бесценок иностранным дельцам, лишить страну ее достояния и основы национальной мощи. Тема национального достоинства, великой России, необходимости воссоздания в новых формах исторического союза народов весной этого года была развита мэром в целой серии заявлений и политических инициатив.

Центральное место здесь занимает поездка Лужкова в Севастополь, после которой он высказался за решение проблемы «города русских моряков» на межгосударственном уровне.

О значении, придаваемом Лужковым защите прав русских и русскоязычных граждан республик СНГ, говорит его намерение образовать в дополнение к десяти образовательным округам Москвы еще два: в Севастополе и в Азербайджане.

Лужков предлагает воссоздать союз, но не в старой форме. Симптоматично, что именно на встрече с мэром Москвы 29 марта 1994 г. президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил создать на пространстве бывшего СССР Евразийский союз, имеющий общее гражданство и гарантирующий свободное передвижение граждан и товаров по своей территории.

В процессе формирования своего имиджа Лужков пока отказывается связывать свой образ с какой-либо из действующих политических партий. В то же время из всего партийно-политического спектра России устойчивой поддержкой московского правительства обладает только Российское движение демократических реформ, чьи позиции после поражения на парламентских выборах претерпели на последнем съезде (февраль 1994 г.) серьезные изменения в сторону усиления антизападных и державнических акцентов программы.

В марте 1994 г. в ряде газет появились сообщения о создании Лужковым собственной «карманной партии» под будущие выборы - Партии большинства. Все эти публикации, поводом для которых стало поздравительное письмо, направленное мэром учредительному съезду «большевиков», были опровергнуты и мэром, и самими партийцами.

Учитывая, что на начало марта в Партии большинства состояло около 150 тыс. чел. - главным образом квалифицированные рабочие, врачи, преподаватели, ученые, инженеры, фермеры, военные, спортсмены ее можно рассматривать скорее как остающийся в распоряжении Лужкова ресурс развертывания мощной предвыборной структуры с готовым концептом идеологии «среднего класса» и разветвленной региональной структурой (до полусотни организаций по России).

Особенностью избранного Лужковым стиля кампании является публичный отказ баллотироваться на пост президента. Мэр демонстрирует нежелание говорить о своих намерениях в отношении выборов, отмечая «дестабилизирующую роль» и некорректность рассуждений о будущих президентских выборах при работающем Ельцине. Пресс-центр мэрии 23 марта сделал специальное заявление о том, что Лужков не намерен баллотироваться в президенты на выборах 1996 года.

Как можно предположить, такое поведение направлено на то, чтобы, во-первых, оказаться в выгодном для себя положении скромного хозяйственника – «надежды нации», с трудом соглашающегося на многочисленные просьбы выдвинуть свою кандидатуру; во-вторых, по возможности, уменьшить опасность попасть под подозрение Ельцина в желании оттеснить его от президентского кресла; в-третьих, сохранить за собой возможность отказаться от дальнейшего участия в «подпольной» предвыборной кампании, не потеряв при этом лица и получив от соперников «отступного» за снятие своей кандидатуры.

фото: кадр из видео "Залоговые аукционы"

Другие материалы раздела
Популярные материалы