ENG

Аксенов на распутье

Первые признаки кризиса во взаимоотношениях Симферополя и Москвы

Вслед за благополучным разрешением энергетического кризиса в Крыму, ставшего результатом блокады со стороны Украины, появились первые признаки кризиса во взаимоотношениях Симферополя и Москвы.

Довольно успешная (по крайней мере, по внешним признакам) координация властей федерального Центра и Крыма по ликвидации энергоблокады, позволившая в сжатые сроки решить проблему снабжения полуострова электричеством, сменилась в публичном пространстве взаимными обвинениями.

Сперва крымский премьер Сергей Аксенов заявил, что регион не получил ни копейки по федеральным целевым программам развития полуострова. В ответ Правительство обвинило крымские власти в непрофессионализме, а Минэкономразвитию и Минфину было поручено внести предложения о наказании властей Крыма в связи с заморозкой средств из федерального бюджета, выделенных на развитие региона. Затем Аксенов предложил внести поправки в 56 федеральных законов, чтобы учитывать интересы полуострова, живущего в чрезвычайных условиях. Его поддержал спикер крымского парламента Владимир Константинов, который, в частности, назвал неприемлемым принятие закона о взыскании с крымчан долгов перед украинскими банками.

Также Аксенов сказал, что правительство субъекта пока не намерено сокращать – вопреки призывам Центра, – число чиновников, опять-таки из-за специфических условий и сложности задач, стоящих перед местными властями. При этом он сделал скандальное заявление о том, что до половины чиновников, возможно, не справляются со своими обязанностями, а многие – замешаны в коррупции. Однако он не уточнил – о ком идет речь, о местных ли государственных и муниципальных служащих, доставшихся «по наследству» от украинской власти, или о присланных из России после воссоединения.

Эти конфликты во взаимоотношениях между Центром и регионом легко объяснить сложным процессом вхождения Крыма в правовое и политическое поле России, естественно возникающими проблемами взаимной притирки, нахождения компромисса. К тому же исключительность статуса Крыма, находящегося под разнообразными международными санкциями – объективна, и это также усложняет взаимную работу, поскольку из Москвы нелегко увидеть все тонкости управления в ручном режиме.

Однако есть и другие аспекты ситуации вокруг Крыма.

Во-первых, это трения между местной – и крайне неоднородной – командой и присланными специалистами из РФ, которые занимают важное положение во всех основных ведомствах полуострова. «Крымская весна» 2014-го объединила общей целью разные политические силы. К примеру, те же Константинов и Аксенов представляли до переворота на Украине различные политические лагеря. Первый являлся вполне вписанным в политическую элиту Украины, а второй представлял контрэлиту, причем довольно маргинальное политическое движение, с трудом прошедшее в крымский парламент. В 2012 году Аксенов на выборах в украинскую Раду занял всего лишь четвертое место в одномандатном округе. Правда, нельзя не отметить, что против него был направлен довольно серьезный административный ресурс. Но и без этого противодействия вряд ли он смог бы выиграть. Теперь же глава Крыма должен руководить правительством, куда входят представители нескольких местных кланов и, одновременно, присланные из РФ контролирующие специалисты. Найти баланс в такой ситуации явно непросто.

Во-вторых, уже сегодня многих пугают амбиции Аксенова как потенциального игрока федерального уровня. Кроме того, налицо его несовместимость с бытующими в России традициями и представлениями о должном в органах власти. Аксенов – типичный публичный политик, тогда как в России в последние годы в региональной власти преобладали карьерные чиновники или бизнесмены. До последнего времени он не был связан ни с одной из финансовых и политических группировок в РФ.

Аксенов удачно проявил себя в кризисные моменты – во время «крымской весны», в период энергоблокады и т.д., показав себя лидером, умеющим брать на себя ответственность и не боящимся самостоятельности. Это принесло ему популярность и вполне можно сказать – общероссийскую известность. За почти два года руководства Крымом он приобрел немалый управленческий опыт – вдобавок к предпринимательскому и политическому. Он обладает неплохими навыками публичного выступления. При этом Аксенов не теряет интерес к политике за пределами Крыма – так, он помогал Стрелкову в Донбассе, и впоследствии неоднократно выступал с заявлениями по ситуации на Юго-Востоке Украины. Он умеет подбирать кадры – имиджевый прокурор Поклонская и аппаратчик вице-премьер Полонский – его выдвиженцы. По сравнению с адмиралом Меняйло в Севастополе Аксенов выглядит управленцем более высокого уровня.

Такой человек имеет шансы полноценно войти в федеральную российскую политику (формально или неформально, не занимая федеральных должностей), заняв нишу на патриотическом фланге – условно говоря, то место, которое раньше принадлежало Дмитрию Рогозину. Уже сегодня, в преддверии думских выборов, к Аксенову приглядываются – он должен оказать ключевое влияние на результаты выборов в Крыму и по одномандатным округам, и по партийным спискам.

Возможно, поэтому и нарастает заинтересованность в ослаблении позиций Аксенова. Сыграть тут есть на чем. У Аксенова – непрозрачная биография. Ему не хватает опыта в бюрократических структурах, и он наверняка совершает ошибки, на которых его можно подловить. Аксенова могут попытаться убрать из исполнительной власти, переведя в Думу или Совет Федерации – для этого легко организовать ряд кризисов, в которых он окажется виноват. Также его могут востребовать в большой политике, как лицо партии или движения общероссийского масштаба. Пока неизвестно – насколько ему самому будет интересно такое предложение, и потребует ли это его ухода из крымской власти, или он сможет совмещать свою нынешнюю должность с выполнением политических задач более высокого уровня, как, например, делает Ахмат Кадыров.

фото: пресс-служба Совета Федерации

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы