ENG

Буферное государство

Может ли Украина быть нейтральной

В последнее время при обсуждении различных сценариев решения «украинского вопроса», под которым понимается геополитический конфликт между Россией и Западом, вновь стала популярна идея нейтралитета Киева. Возвращение Украины к внеблоковому статусу, которого она юридически придерживалась с 2010 по 2014 год, и превращение ее в буферное государство между Европейским союзом и интеграционными проектами во главе с Россией предлагается в качестве реалистичного рецепта преодоления разногласий между Вашингтоном и Брюсселем, с одной стороны, и Москвой, с другой.

Такую точку зрения высказывают как некоторые украинские политики, которые пытаются сыграть на альтернативе курсу президента Порошенко по конфронтации с Россией и форсированной интеграции в ЕС и НАТО, так и ряд западных чиновников и экспертов, специализирующихся на постсоветском пространстве. В частности приводится пример Австрии, которая после окончания Второй мировой войны, де-факто оставаясь частью западного мира, успешно соблюдала нейтралитет между НАТО и Варшавским блоком.

Тем не менее, при всей привлекательности идеи нейтралитета, есть веские основания сомневаться в том, что она имеет серьезную перспективу объединить все конфликтующие стороны. Представления России и Запада относительно истоков текущей нестабильности на Украине настолько противоположны, что попытка примирения их в рамках концепта нейтралитета лишь приведет к экспликации несовместимых представлений о том, какое содержание, собственно, следует вкладывать в украинский нейтралитет, какие ограничения и какие степени свободы будут предоставлены в его рамках Киеву.

Во-первых, следует понимать, что наделение Украины статусом нейтрального государства на практике будет означать откладывание вопроса об ее судьбе. Нейтралитет на время сгладит противоречия между Евросоюзом и Россией, но не прекратит борьбу за Украину. Как показывает опыт европейской истории, буферные государства обладают низкой степенью выживаемости и рано или поздно переходят под контроль одной из сторон. Нейтральная Австрия так и не вошла в НАТО, но стала членом Евросоюза, что в логике России равноценно переходу в лагерь геополитического конкурента. Не поддающейся решению проблемой пока выглядит расколотое украинское общество и политический класс. В долгосрочной перспективе интеграция в Евросоюз обречена оставаться самым простым решением как минимум для половины страны. На ее фоне идея суверенного, многонационального и нейтрального государства, в котором сбалансированы различные политические, этнические и экономические интересы, выглядит пока слишком сложной и неконкурентоспособной.

Во-вторых, нейтралитет упирается в те условия, на которых Киеву будут представлены гарантии безопасности. Если такие гарантии даст только Евросоюз и Соединенные Штаты, но не Россия, статус Украины не будет нейтральным. Москве в вопросе безопасности сейчас принадлежит право вето. Высказываются предложения вернуться к варианту расширенного будапештского формата, когда гарантии территориальной целостности и безопасности Киеву будут даны со стороны ЕС, США, Великобритании и России. Возникает вопрос о том, на каких условиях Киев может получить от Кремля такие гарантии. Ответ известен – Россия озвучивала свои требования во время начала конфликта между Киевом и Донбассом. Это особый статус Донбасса с дальнейшей федерализацией Украины, предоставление прав этническим меньшинствам и закрепление за русским языком статуса второго государственного. Более того, Россия потребует, чтобы Украина не только не вступала в НАТО, но и отказалась от интеграции в ЕС как долгосрочной цели своей внешней политики. Очевидно, что действующие украинские власти не согласятся на такие требования. Подобный диалог окажется возможным только в том случае, если на Украине будет избран новый президент, новый парламент и новое правительство, которые придут к консенсусу относительно радикального поворота не только во внешней, но и во внутренней политике.

В-третьих, другим препятствием для нейтралитета будет неурегулированный между Россией и Украиной вопрос о Крыме. Россия категорически отказывается обсуждать статус полуострова, и нет никаких оснований полагать, что эта позиция может измениться. В то же время нейтралитет будет технически невозможен, если Украина не согласиться урегулировать статус Крыма с Россией. Москва не сможет предоставить гарантии безопасности Украине, если последняя будет продолжать претендовать на суверенитет над Крымом.

В-четвертых, вопрос о нейтралитете выносит за скобки урегулирование в Донбассе. На самом деле сторонники этой идеи, как правило, по умолчанию предполагают, что конфликт на востоке Украины можно будет быстро закончить, если разоружить ополченцев и демонтировать республики, то есть вернуть ситуацию в Донбассе к статус-кво образца самого начала 2014 года. Однако реальность такова, что так же как трудно будет убедить многих украинских граждан в том, что необходимо ради мира пожертвовать интеграцией с Евросоюзом, столь же проблематично будет уговорить многих жителей Донбасса в том, что следует отказаться от интеграции с Россией. События зашли настолько далеко, что мнение людей по обе стороны линии соприкосновения игнорировать невозможно.

Решение «украинского вопроса» можно представить как долгий путь, который состоит из множества короткий шагов, начинающихся, например, с установления устойчивого прекращения огня в Донбассе. Однако для того, чтобы начать двигаться по этому пути, необходимо иметь общее понимание его конечной цели между Россией, Европой, в меньшей степени США, и Украиной. Пока этого понимания нет даже приблизительно, а следовательно, Украина обречена быть зоной противостояния в новом веке. Борьба за Киев будет продолжена.

Автор: Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Олег Игнатов

 

фото: kmu.gov.ua

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы