ENG

«Единая Россия» на старте избирательной кампании

Партия власти начинает готовить свою организационно-политическую инфраструктуру к федеральной кампании-2016

15 октября состоится совместное заседание Высшего и Генерального советов «Единой России». Партия власти начинает готовить свою организационно-политическую инфраструктуру к федеральной кампании-2016. Главный пункт повестки – проект положения о предварительном голосовании на выборах в Государственную Думу.

«Единая Россия» входит в избирательную кампанию в прежнем качестве партии власти. Ожидания части элит относительно появления «новой партии Путина» на базе ОНФ так и не оправдались. Прогнозы всех трех ведущих поллстеров солидарны в том, что единороссы могут получить более 50% голосов на парламентских выборах 2016 года. Однако оптимизм вокруг реального или воображаемого потенциала «Единой России» не затмевает системных проблем партии, которые выйдут на первый план в контексте большой кампании. 

Высокие результаты ЕР в единые дни голосования после президентских выборов 2012 года не должны вводить в заблуждение. На практике они погасили инициативы по ребрендингу партии и формированию качественной внутрипартийной дискуссии. Более того, политическая идентичность «Единой России» была серьезно разрушена в течение последних трех с половиной лет. Все главные точки сборки партийного механизма – собственная повестка, взаимодействие с президентом Путиным и лидерство Медведева – являются слабыми местами единороссов, которые легко могут быть использованы оппонентами в парламентской кампании. На региональных выборах «Единая Россия» сознательно избегала федеральной повестки, продвигая имидж партии «малых дел», которая не готова брать на себя политическую ответственность за политику правительства во главе со своим председателем. Хотя ЕР и не перестала быть партией Путина, но ее отношения с президентом носят откровенно паразитический характер. Единороссы так и не предложили президенту регулярный публичный формат совместной работы. Партия не смогла преобразоваться в полноценный политический субъект, который мог бы стать реальной опорой власти. ЕР полезна Кремлю лишь в качестве электоральной машины. Возможно, этого достаточно для выживания, но мало для развития.

Единственным перспективным достижением партии за последние три с половиной года следует признать постепенное внедрение института открытых праймериз. Однако, учитывая тот факт, что последние прямо задевают интересы региональных элит, ставка в федеральной кампании на этот институт таит в себе достаточно рисков. 

Парламентские выборы 2016 года будут определяющими для «Единой России». Партии важно не просто подтвердить роль эффективного гегемона партийной системы во главе с премьером Медведевым, но и доказать свою незаменимость для Кремля. Не исключено, что будущие выборы могут стать последними для единороссов в качестве партии, поддерживающей эксклюзивные, «партнерские» отношения с властью. Президент Путин неоднократно подчеркивал, что не собирается менять Конституцию, а потому есть вероятность того, что президентские выборы 2018 года будут для него последней избирательной кампанией. В свою очередь, транзит власти преемнику в рамках федерального цикла 2021-2024 годов может потребовать от Кремля перезагрузки не только партии власти на принципиально новых кадровых и идеологических основаниях, но и партийной системы в целом. Тем более что у власти есть готовый плацдарм в виде ОНФ, который может быть трансформирован из общественного проекта в партийный в том случае, если электоральная машина единороссов начнет давать большие сбои.

Вхождение «Единой России» в избирательную кампанию поставит перед партийным руководством неизбежные вопросы о задачах, стратегии и основных политических рисках.

Задачи кампании. В парламентской кампании ЕР может поставить перед собой две задачи. Задача-минимум – сохранить абсолютное большинство мандатов в Государственной Думе, которое позволяет принимать законы (за исключением конституционных) без поддержки оппозиционных партий. При переходе к смешанной системе это вполне возможно. Получение 226 мандатов (сейчас 238) по партийным спискам и по одномандатным округам будет считаться для партии победой. Для этого «Единой России» хватит даже меньше 50% голосов по спискам. Задача-максимум – вернуть конституционное большинство (300 мандатов), потерянное в 2011 году, и тем самым подтвердить свою исключительную необходимость для Кремля. В этом случае обладание таким ресурсом, как «Единая Россия», может стать «золотой акцией» в возможном транзите власти, как минимум, до следующих парламентских выборов. Любой другой результат – простое большинство ЕР или потеря большинства – будет рассматриваться как поражение.

Однако партийные амбиции по возращению конституционного большинства могут вступить в противоречие со стратегией Кремля сформировать по итогам выборов более репрезентативный состав Государственной Думы. Получение конституционного большинства «Единой Россией» во главе с президентом Путиным было феноменальным достижением избирательной кампании 2007 года, которое мало кто прогнозировал. Результат партии предоставил ушедшему на должность премьер-министра президенту мощный инструмент по управлению всей политической системой и определил баланс сдержек и противовесов внутри власти. В 2016 году явной необходимости в достижении такого превосходства для партии власти не существует. Напротив, президент заинтересован в максимальном расширении базы лояльных партий, чтобы сохранить текущий межпартийный консенсус вокруг своей политики и комфортно переизбраться в 2018 году. Путину необходима консолидация общества и элит, а не создание разломов на основании жесткого противопоставления оппозиции инклюзивной партии власти.

Стратегия кампании. Возвращение выборов в одномандатных округах потребует от ЕР проведения двух отдельных избирательных кампаний. Первая – кампания списочная. Она будет центрирована вокруг лидера партии Медведева, обновления партийного списка и федеральной повестки. Следует учитывать, что в запасе остается еще и ресурс прямой поддержки Путина. Вероятность такого шага весьма высока. Вторая – кампания по выборам одномандатников, которая будет определяться персоналиями и локальными проблемами их округов. 

Сейчас дефицит электорально весомой федеральной повестки представляет одну из главных проблем для партии. В 2011 году объявленная рокировка Путина и Медведева позволила «Единой России» не концентрировать усилия на производстве программных заявлений и декларации своих обязательств. В 2016 году, когда подобной интриги не будет и персонификация кампании определяется на самом раннем этапе, такая стратегия может не сработать. Поэтому первый возможный вариант – строить кампанию, минимально используя внутриполитические темы и переключая внимание избирателей на внешнеполитическую повестку. Лидирующую роль в такой кампании будет играть президент, который в год парламентских выборов может пойти на новые сильные шаги на международной арене.

Другая стратегия – строить кампанию на основании радикального обновления самой «Единой России». Для этого от Медведева потребуется стать реальным лидером партии, который выставит на суд избирателей свою программу действий во внутренней политике и свои партийные кадры.

Наконец, третий вариант – самый рискованный – сделать ставку на образ «партии малых дел» (партийные проекты, уход в микроповестку и т.д.) и минимизировать использование федеральных «смыслов», то есть воспользоваться стратегией, неоднократно примененной на региональных выборах. Однако это сделает партию довольно уязвимой для оппонентов в информационном поле.

Что касается одномандатных округов, то «Единая Россия» и Кремль еще некоторое время будут колебаться между двумя моделями. Первая – пойти на риск формирования пула одномандатников с помощью открытых праймериз, возможно, при участии кандидатов от ОНФ, и таким образом сделать шаг в направлении создания альтернативных элитных групп, по крайней мере в выборочных регионах. Это приведет к тому, что центр принятия решений по одномандатникам сместится от регионов к федеральному центру. В то же время, в случае поражения кандидатов от местных властей и бизнеса на праймериз, могут возникнуть опасные для «Единой России» коалиции региональных элит с оппозицией. Вторая модель – договориться с региональными элитами в одномандатных округах и сформировать в Думе адекватное представительство различных региональных групп интересов, то есть использовать выборы для укрепления отношений федеральной партии и Кремля с регионами.

Риски кампании. При подготовке к парламентской кампании ЕР придется учитывать, как минимум, шесть политических рисков.

Первый – нарастание протестных настроений. Речь идет прежде всего о политическом протесте, который гальванизируется благодаря активизации оппозиционных политических и общественных структур, а не о социальном. При существующих тенденциях в экономике социальное недовольство, вызванное падением реальных доходов населения в 2014-2015 годы, будет нарастать в течение всего 2016 года, а его пик, скорее всего, придется на 2017 или 2018 год, что неизбежно отразится на рейтингах власти. В ответ на нарастание социального недовольства «Единой России» придется выступать со знаковыми инициативами, несмотря на то, что текущие параметры федерального бюджета не дают партии необходимого коридора возможностей. Можно прогнозировать, что будут использованы традиционные методы – например, правительство согласится на повторную индексацию пенсий летом 2016 года.

Второй – превращение кампании в референдум о доверии политике правительства. Правительство Медведева имеет очевидные слабости политического и административного характера. Кроме того, как показывают некоторые медийные кампании, Кремль до конца не отказался от тактики канализации негатива граждан на правительство. Все это упрощает задачу для оппозиции и создает почву для масштабирования критики со стороны последней. Такое объединение оппозиции против правительства бумерангом ударит по рейтингу президента и негативно скажется на управляемости политической системы, у которой останется небольшой промежуток времени до перехода в режим президентских выборов.

Третий – дистанцирование Путина от ЕР в избирательной кампании. Сведение участия президента в парламентской кампании к минимуму может негативно сказаться на явке лояльного власти электората и станет дополнительным фактором для мобилизации оппозиции.

Четвертый – сохранение нынешней дистанции между Медведевым и партией. «Единая Россия» без прямой поддержки Путина и при нынешнем формате лидерства Медведева может оказаться мало конкурентоспособным предложением. Более того, такая формула создает реальную угрозу разрушения образа ЕР как партии власти. Сокращению дистанции мешает, в том числе, аппаратное сопротивление партийной элиты. Единороссы, с одной стороны, заинтересованы в демонстративном усилении роли Медведева в партии, с другой – опасаются, что это послужит поводом для претензий со стороны Кремля.

Пятый – использование частью правящих элит оппозиционных партий для персональной игры против Медведева. Оппоненты Медведева не преминут сделать ставку на усиление оппозиции в рамках избирательной кампании, чтобы снизить результат «Единой России» и таким образом минимизировать вероятность возвращения премьера в президентское кресло. В результате выборы в Государственную Думу имеют потенциал превращения в площадку внутриэлитного конфликта с прицелом на президентские выборы 2018 года.

Наконец, шестой – неизбежное нарастание давления на «Единую Россию» в информационном поле. Партия прогнозируемо станет главным объектом негативных атак на региональном и федеральном уровнях. В том числе такие атаки будут результатом обострения конкуренции внутри элит. При этом ЕР до сих пор сильно уязвима в отношении различных информационных «вбросов» – в первую очередь по причине рассеивания политической ответственности по разным инстанциям.

фото: Екатерина Штукина/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

Другие материалы раздела
Популярные материалы