ENG

Экономия форматов

Почему Россия выступает против изменения формата мирных переговоров по Донбассу

В контексте мирного процесса в Донбассе предложения по расширению численного состава «нормандской четверки» или по переходу к новому дипломатическому формату урегулирования конфликта выдвигаются с той или иной степень регулярности.

Когда речь идет о преобразовании «четверки», как правило, имеется в виду подключение к переговорам в качестве полноправного участника Вашингтона. В качестве новой площадки допускается реанимация в новом виде «будапештского формата», в который, помимо России, Украины, США и Великобритании, могут войти и другие европейские страны, в том числе соседи Киева в Восточной Европе.

В период работы администрации Обамы российское руководство никогда принципиально не возражало против расширения «нормандского формата» за счет США и трансформации «четверки» в «пятерку». Тогда Соединенные Штаты активно прощупывали почву для своего возможного вхождения в переговоры. Москва предложила Вашингтону сначала согласовать этот вопрос с Берлином и Парижем. Однако последние предпочли сохранить контроль над минским процессом в своих руках, дав понять Белому дому, что хотят и дальше справляться с конфликтом без американцев. В целом Россия относилась к этой идее нейтрально, поскольку Вашингтон, по договоренности с «четверкой», обладал полной информацией обо всех договоренностях и мог подключаться по необходимости, используя возможности челночной дипломатии.

В то же время в Кремле всегда выступали категорически против появления новых участников, не знакомых с деталями минского процесса, как и против создания новых форматов. В этом с Россией были солидарны Германия и Франция. Новым странам потребуется длительное время на ознакомление с накопленным опытом переговоров, что еще больше будет затягивать дипломатический процесс, который и так не может похвастаться большими результатами.

Что касается альтернативных форматов, то они неизбежно девальвируют Минские соглашения, которые «четверка» считает безальтернативными и исчерпывающими с точки зрения полноты параметров урегулирования, а Россия наряду с этим – в наибольшей мере отражающими интересы Донбасса. Умножение площадок также будет работать на торможение переговоров. Как показывает опыт Минска, Киев будет апеллировать к разным форматам для переинтерпретации своих обязательств и, в конечном счете, для того, чтобы не выполнять ни одно из них.

На прошлой неделе идея изменения дипломатического формата вновь появилась в повестке урегулирования конфликта. 1 марта на встрече министров иностранных дел Украины, Польши и Великобритании глава польского МИД Витольд Ващиковский предложил подумать о «расширенном формате переговоров», поскольку «нормандский формат» так и не принес мира в Донбассе. Ранее Ващиковский выступил за присоединение Соединенных Штатов к «нормандскому формату» на том основании, что в прошлом веке ни один конфликт в Европе «не удалось решить без американцев». Украинский президент предпочел дистанцироваться от этой инициативы. Однако 5 марта замглавы Администрации президента Украины Константин Елисеев, который курирует минские договоренности, допустил, что «в ближайшее время будут важные сигналы со стороны Вашингтона о более активном привлечении к процессу имплементации Минских договоренностей».

Интересы Киева в расширении «четверки» за счет США и/или Великобритании легко поддаются экспликации. Украинские власти сохраняют ощущение высокой уязвимости на случай неблагоприятного исхода парламентских выборов в Германии. Киеву нужны гарантии того, что возможное выбывание Ангелы Меркель не приведет к радикальной перемене баланса сил в «нормандском формате» не в пользу Украины. Кроме того, украинской стороне выгодно включение в переговорный процесс новых игроков, которые придерживаются идентичной с ней точки зрения на причины конфликта с Донбассом. В таком случае новые переговорщики усилят давление на Россию и существующие в рамках минского процесса перекосы в пользу украинских властей.

Однако по этим же причинам изменение формата обречено не получить позитивного отклика в Москве. Российские власти заинтересованы лишь в появлении таких переговорщиков, которые будут придерживаться другой точки зрения на события на Украине и в Донбассе. Если же в мирный процесс включатся западные страны, которые полагают, что конфликт в Донбассе является де-факто конфликтом между Киевом и Москвой, это никак не будет содействовать прогрессу в мирном урегулировании. Наоборот, участникам будет еще сложней прийти к компромиссу, а заложенные в «нормандском формате» дисбалансы усилятся. Более того, Россия будет терять интерес к переговорной площадке, на которой позиция международных партнеров будет лишь тем или иным отклонением от украинского видения конфликта.

В этом смысле Кремлю сейчас не имеет смысла поддерживать вхождение в переговоры ни Вашингтона, ни тем более Лондона и Варшавы. Правительство Великобритании занимает открыто проукраинскую позицию. Польское правительство не заявляет о своей твердой приверженности Минским соглашениям. А американская администрация пока не демонстрирует готовности сформировать новый подход к конфликту. С другой стороны, если перспективы того, что линия Белого дома может измениться и администрация Трампа проявит большее стремление слышать позицию России, окажутся реальными, согласие России на переформатирование «четверки» в «пятерку», разумеется, не исключено. До тех пор, пока условий для этого нет, следует признать, что любое изменение формата скорее может привести к разрушению минского процесса, а не сделать его работающим.

Автор: Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Олег Игнатов

 

фото: www.msz.gov.pl

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы