ENG

Европа в роли «ястреба»

Как европейцы стали главными адвокатами Украины

После изменения риторики Соединенных Штатов в отношении России Германия и Франция примеряют на себя малопривычную роль «ястребов». Лидеры Евросоюза дают понять, что не готовы отказываться от рычагов давления на Москву в обмен на улучшение отношений и что могут повлиять на исход будущего диалога Путина и Трампа. Как следствие, российскому руководству предстоит в ближайшее время тщательно просчитать фактор Европы в преддверии переговоров с Вашингтоном.

На прошлой неделе президент Франции Франсуа Олланд и новый министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль заявили, что отмена европейских санкций в отношении России возможна только после полного выполнения Минских соглашений. В свою очередь, чиновники администрации Трампа подтвердили, что в Белом доме действительно изучается вопрос о смягчении санкций в обмен на сотрудничество Кремля по Сирии и в борьбе с международным терроризмом, то есть в отрыве от процесса урегулирования кризиса на Украине. Таким образом, европейские лидеры, которые до сих пор сталкивались с наибольшими политическими проблемами в пролонгации ограничительных мер и чьи страны, в отличие от США, являются главными торговыми партнерами России, сейчас оказались главными проводниками санкционной политики.

Непреклонность Европы становится понятной, если попробовать отстраненно посмотреть на их общую позицию в украинском конфликте.

Во-первых, европейцы далеко зашли в демонстрации позиции, в соответствии с которой кризис на Украине, последовавшее за ним изменение границ и война в Донбассе бросили вызов годами выстраиваемой системе безопасности на континенте. Несмотря на то, что Украина была официально нейтральным государством, трактовка Европой событий 2014 года породили по обе стороны Атлантики сильное ощущение уязвимости в отношении всех сложившихся от Лиссабона до Варшавы союзов и институтов. Инерция этой точки зрения настолько велика, что России и ЕС вряд ли получится достичь общей точки зрения на украинский конфликт, а следовательно, у Москвы не выйдет убедить европейцев и в том, что этот конфликт не несет прямой угрозы безопасности их странам.

В Париже и Берлине хорошо понимают, что без НАТО даже объединенная Европа не обладает достаточной военной мощью, чтобы реагировать на внешние угрозы, и в среднесрочной перспективе не будет ею располагать. В ситуации, когда текущие отношения с Москвой понимаются как противостояние, в котором Россию необходимо сдерживать или поставить на место, экономические санкции рассматриваются как единственный дипломатический козырь для воздействия на противоположную сторону. Поэтому Германия и Франция не могут отказаться от санкций, не достигнув не только замирения на Украине (при этом мир в Донбассе не обязательно должен быть таким, каким его хотят видеть в Киеве), но и одновременно не установив новый статус-кво в отношениях с Россией.

Во-вторых, лидеры объединенной Европы хотят видеть свой союз в будущем самостоятельным геополитическим игроком, который в состоянии решать основные проблемы континента без участия внешних держав. Меркель и Олланд надеялись использовать решение конфликта на Украине не только для повышения персонального престижа, но и намеренно представили его как тест для всей европейской внешней политики. При этом, договариваясь о введении санкций, Европейский союз исходил из того, что позиция США по этому вопросу останется неизменной. На фоне вашингтонских «ястребов» они могли маневрировать, допуская в диалоге с Кремлем смягчение санкционного давления в обмен на уступки.

Сейчас, когда американцы думают о кардинальном пересмотре своей стратегии и об отвязке вопроса о санкциях от Украины, Европейский союз не имеет возможности для таких маневров. А вынесение санкций за пределы украинского контекста, их смягчение или отмена будет расценено в Европе как свидетельство несостоятельности европейских претензий на самостоятельное лидерство и как отказ от собственной внешней политики. Понимая ловушку, в которой они оказались, европейские лидеры постепенно начинают оправдывать сохранение единства вокруг санкций как солидарность в противостоянии популистской волне альтерправых. 

В-третьих, избрание Трампа президентом, как результат, появление фактора непредсказуемости в самой американской внешней политике, и наличие в новой администрации сторонников переоценки трансатлантических отношений меняют стоимость самой Украины для европейцев. Киев неожиданно для себя может превратиться в разменную фигуру для Парижа и Берлина, чтобы не допустить пересмотра выгодного для европейцев формата трансатлантических отношений. 

В Кремле и в Белом доме признают, что от урегулирования «украинского вопроса» будет зависеть нормализация российско-американских отношений. При этом обе стороны подчеркивают, что диалог должен вестись на основании взаимного учета интересов друг друга. Однако не следует недооценивать тех возможностей, которыми обладают Германия и Франция, чтобы заблокировать не учитывающую европейские интересы сделку между Путиным и Трампом. Европейцы могут угрожать не только сохранением, но и усилением санкционного давления. Так, тот факт, что ЕС оставит в силе финансовые ограничения в отношении российских банков и компаний, а США их, например, отменят, может привести к появлению больших экономических проблем между Вашингтоном и ЕС. Наконец, в Берлине и Париже верят в то, что Трамп не сможет уменьшить роль НАТО настолько, чтобы альянс перестал рассматриваться Москвой как угроза. В его рамках европейцы могут настаивать на усилении сотрудничества с Украиной, что вызовет гарантированно негативную реакцию в Москве. В итоге Германия и Франция будут вынуждать Вашингтон договариваться с собой по Украине прежде, чем Трамп сможет приступить к решению проблем с Москвой. Предметом торга станет защита необходимого ЕС уровня участия Соединенных Штатов в обеспечении своей безопасности и учет интересов союза в российско-американских отношениях. 

Ставки в этой игре для европейцев предельно высоки. Не учитываются в ней и внутренние факторы. Вряд ли Берлин и Париж, как и весь Евросоюз, имеют план «Б» на тот случай, если популистская волна накроет Францию и/или Германию на предстоящих в этом году выборах. В то же время, если стратегия следования прежнему курсу по разным причинам провалится, вероятность того, что Москва и Вашингтон заключат сделку в своих интересах, велика. 

Автор: Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Олег Игнатов

 

фото: Пресс-служба президента Франции

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы