ENG

Губернаторов исключают из думских выборов

Плюсы и минусы неучастия глав субъектов в выборах и федеральных праймериз «Единой России»

Утечка о том, что в Администрации президента в качестве приоритетного рассматривается сценарий неучастия глав регионов в праймериз «Единой России» по выдвижению кандидатов в депутаты Государственной Думы, была ожидаемой.

Губернаторы не смогут принять участие в парламентских выборах, поскольку правящая партия собирается обязать всех потенциальных кандидатов пройти через рискованную процедуру предварительного голосования по открытым спискам. Для многих губернаторов позитивный результат в таком случае не гарантирован. Однако нужно учитывать, что данное ограничение не распространяется на списки «Единой России» по выборам в законодательные собрания субъектов РФ.

Тактика использования губернаторов в роли «паровозов» партийного списка неоднократно применялась «Единой Россией» на выборах в Государственную Думу с 2003 года, а с 2007 года она носила широкий характер.

Кроме естественной мобилизации административного ресурса, для партии власти присутствие глав регионов в списке давало ряд имиджевых преимуществ.

Во-первых, обеспечивалась высокая узнаваемость списка в регионе благодаря присутствию первого лица субъекта.

Во-вторых, до избирателя доносился месседж, что Кремль (олицетворяемый популярным президентом) хочет победы именно «Единой России», поскольку губернатор поддерживается из Москвы.

В-третьих, глава региона должен был активно работать на успех «Единой России», поскольку от этого зависела его личная репутация и отношение к нему в Администрации президента.

Однако подобная практика встречала острую критику оппозиции и ряда СМИ – в первую очередь, за неограниченное использование административного ресурса исполнительной власти. Не меньше вопросов вызывала и ситуации с «обманом» избирателей, поскольку губернаторы априори не собирались переходить на работу в парламент.

После того как внутриполитический блок АП продекларировал «курс на расширение пространства политической конкуренции», при сохранении за собой монополии на традиционные административные рычаги в обеспечении победы необходимых кандидатов (на деле это курс означает дальнейшее ограничение маневра губернаторов в электоральных процессах, сокращение ответственности федерального центра и манипулирование политическими скандалами по итогам выборов), продолжение практики губернаторов-«паровозов» стало очевидным анахронизмом.

В то же время имеются и ряд объективных факторов, которые делают подобную стратегию проблематичной и недостаточно эффективной.

Во-первых, если предполагается выдвижение лишь 35 региональных списков от «Единой России» (один из наиболее обсуждаемых вариантов), то будет реализована  стратегия «минимизации рисков». По определению в списках не найдется места для большинства губернаторов. Если во главе списка, представляющего несколько регионов, поставить кого-то из губернаторов, то остальные будут обделены, их статус будет понижен – тем, что их сочли недостойными для презентации. Это создаст конфликт на пустом месте. Выдвижение же на вторых ролях, после каких-либо федеральных политиков невозможно - это нанесет главам регионов сильнейший имиджевый удар.

Во-вторых, этап, начавшийся в 2004 году, когда губернаторы фактически назначались федеральным центром, завершился, и губернаторы уже не воспринимаются в Кремле как неприкасаемые. Источником ослабления позиций региональных глав является сам федеральный центр. За последние годы расширилась критика губернаторов, в том числе со стороны ОНФ и федеральных СМИ. В 2007 году губернатор неоспоримо доминировал в своем регионе, обеспечивал необходимый электоральный результат Центру и потому воспринимался как политический тяжеловес по умолчанию. В 2016 году губернатору надо будет добиваться такого статуса и ежедневно его поддерживать. Выборы в Иркутске это убедительно показали. Следовательно, претендовать на роль «паровозов» для списков смогут далеко не все, а главное - не все будут в этом заинтересованы как в источнике возможных и ненужных осложнений.

В-третьих, на фоне ослабления позиций губернаторов возникает проблема конкуренции с ними за место в списке на праймериз для представителей местных элит. Это также чревато как конфликтами внутри них, так и минимизацией конкуренции – по сути сведением ее к имитации.

В-четвертых, одновременно с выборами в Государственную Думу пройдут выборы в 38 заксобраний регионов, где участие губернаторов в списке будет более оправданным в глазах избирателей, поскольку оно касается именно своего региона, где его глава будет работать и дальше. А мультипликативный эффект от такого подхода несомненно скажется и на результатах нужных партийных списков для федеральных выборов.

Ввиду этих обстоятельств, отказ от выдвижения губернаторов на праймериз и затем в списки «Единой России» как массовой практики представляется технологически оправданным. Однако исключения вполне возможны. Для некоторых глав регионов баллотирование в Государственную Думу по списку или по округу в случае их реального желания перейти туда на работу, по тем или иным причинам, вряд ли будет запрещено. Тем более, что для Администрации президента это хороший способ избавиться от некоторых неудачников.

Последствием может стать повышение аппаратной конкуренции за право возглавить региональный список.  При этом проходных мест в них будет в два раза меньше чем в 2007 и 2011 годах по причине возвращения одномандатных округов. Если списков будет в итоге 35, то возрастет и межрегиональная конкуренция – каждый субъект будет лоббировать попадание на проходное место своих представителей.

Для кандидатов-одномандатников выбывание губернаторов из праймериз не означает каких-либо принципиальных перемен. Округа все равно останутся под пристальным контролем губернаторской власти, отвечающей за результат выборов. Более того, депутат-одномандатник, более тесно связанный с регионом, более плотно вовлеченный в политическую жизнь в нем и имеющий навыки самостоятельного проведения избирательной кампании, может восприниматься главой субъекта как потенциальный конкурент. Поэтому губернаторы постараются, чтобы ими становились близкие к ним люди. А это, в свою очередь, означает их более активное участие в неформальных процедурах отбора кандидатов помимо праймериз.

фото: Геннадий Сафонов/Интерпресс/ТАСС

Другие материалы раздела
Популярные материалы