ENG

Индийская партия: подходы России и США к миропорядку в Азии

Роль визита в Москву премьер-министра Индии

Визит премьер-министра Индии Нарендры Моди в Москву и его предстоящие встречи с Владимиром Путиным далеко выходят за рамки двусторонних отношений – как, впрочем, уже несколько месяцев происходит со всеми международными контактами российского Президента.

Заявив о своем возвращении на Ближний Восток совместной сирийско-российской военной операцией против халифата, Владимир Путин обозначил себя как ключевого игрока построения нового, пост-ялтинского миропорядка. Эту игру затеяла не Россия, – она не раз заявляла о том, что ялтинская модель миропорядка вовсе не исчерпана – но и не участвовать в этом процессе она себе не может позволить без риска серьезных геополитических искривлений.

В этой связи любой саммит любых сверхтяжеловесов азиатской политики – России, США, Китая и Индии – не может оставаться «двусторонним». Сейчас идет активное строительство баланса сил в Азии, в первую очередь между этими четырьмя игроками, и в контексте визита Нарендры Моди в Россию важно, что и США, и Россия предложили два диаметрально противоположных варианта стратегии для Индии в отношении третьей фигуры – Китая.

США: поддерживать напряженность между Дели и Пекином и управлять ею

Главная ставка США – на ту часть индийско-китайских отношений, которая заполнена взаимными подозрениями и страхами. Сегодня Индия и Китай не конфликтуют открыто ни по одному вопросу международной повестки. Даже тибетская тема, крайне болезненная, удачно обходится в диалогах и Дели, и Пекином. Но страны объективно соперничают за место лидера Азии. Китай имеет больший накопленный ресурс, Индия – лучшие перспективы и лучшую динамику. По большинству экономических и военно-политических характеристик, как показывают оценки большинства авторитетных международных институтов, показатели сравняются в интервале 2020-2035 годов.

Америке было бы удобно, чтобы к этой точке Индия и Китай пришли, полные недоверия и подозрений друг к другу – тогда роль США как «арбитра» в их стычках позволит американцам доминировать в регионе. Это своего рода развитие теории «управляемого хаоса», перенесенной на новый, геополитический уровень

Поскольку Китай менее податлив, основной точкой давления выбрана Индия.

На прошлой неделе в территориальных водах Индии прошли военно-морские учения Malabar. Эти учения американские и индийские военно-морские силы осуществляют совместно с 2007 года, но впервые за все годы в них приняла участие Япония – военно-стратегический союзник США, связанный с ним Договором о безопасности. Учения немедленно (нужно сказать, к некоторому удивлению Дели) приобрели окраску «учений союзников». Китай громко протестовал против участия Японии, указывая, что будет рассматривать это как недружественный шаг со стороны Индии, но год назад, когда учения планировались, американцам удалось убедить индусов, что это техническая деталь. Реакция из Пекина показала, что это вовсе не так.

Здесь нужно отметить, что военные в Индии именно в Китае видят для себя «удобного врага» – а вовсе не в Пакистане. Ведь если нагнетать напряженность с Исламабадом, то очень вероятно, что придется реально воевать – а генералы во всем мире предпочитают бряцать оружием, а не стрелять из него. Китай же показал себя осторожным оппонентом, который на риторику отвечает риторикой, а не ракетами.

Именно поэтому индийские военные, о которых во внутренней политике начали подзабывать в годы мира, которые мы наблюдаем в Джамму и Кашмире, и на других участках индо-пакистанского противостояния, и которые явно уступили лидирующие роли в политической жизни политикам, как сказали бы в России, «экономического блока», ищут пути управляемой напряженности в отношении Китая – и находят здесь радушного союзника в лице США.

Лидером этой группировки выступает прежде всего главный маршал авиации Аруп Раха, амбициозный молодой глава ВВС, пожалуй, самый влиятельный военный сегодня в Индии. Это ему принадлежат слова о том, что Китай в отношении Индии проявляет «экспансионистское мышление» – чуть позже эту формулировку использует и глава страны Нарендра Моди, что показывает уровень влияния маршала.

Аруп Раха не только выступает главным лоббистом военных закупок в США, что сам не раз подчеркивал. Его же считают и главным лоббистом в Индии американской позиции по «свободе судоходства», откровенно анти-китайской. «Китай продвигается для того, чтобы сдержать Индию» – и это тоже Аруп Раха.

Индия изначально хотела послать только два боевых корабля на эти учения, как это было в прошлые годы, – но под давлением США и собственных генералов и адмиралов не уступила, и отправила третий. Да еще какой – к учениям подключился флагман флота Индии, авианосец Викрамадитья. И хотя формально это была всего лишь разовая встреча в море на техническое обслуживание, все газеты Америки пестрели фотографиями авианосца USS Theodore Roosevelt рядом с индийским. Несложно понять, какую реакцию эти фотографии вызвали в Пекине.

Теперь США хотят, чтобы участие Японии стало постоянным и, возможно, к учениям Malabar присоединилась Австралия, другой стратегический союзник Америки. Индия до сих пор колеблется – военные сильны в политическом руководстве страны, но все же не настолько, чтобы игнорировать «экономический блок».

Индийские закупки американских вооружений взлетели практически с нуля до заметных на фоне индийского бюджета 10 млрд долларов после отмены США санкций в отношении Индии, введенных против ее ядерной программы десять лет назад. Индия массово закупает у США самолеты воздушной разведки Р-8, транспортные самолеты С-130 и вертолеты Apache.

При этом оппонентам индийских генералов и адмиралов из группы Арупа Раха удается сдерживать их «энтузиазм» в сотрудничестве с американцами. Так, например, Индия отказалась от закупок истребителей в США, не в последнюю очередь из-за страха, что Вашингтон может сократить поставки в случае индо-пакистанской войны, как это было в 1965 году – ведь Пактистан связан с США более тесными военными соглашениями.

Индия также отказывается подписать три «фундаментальных соглашения мониторинга и обмена информацией», которые являются стандартными для американских покупателей оружия, но которые поставили бы Индию на долгие годы в зависимость именно от американцев и их технологий. США пришлось даже удалить некоторые чувствительные технологии из систем, поставляемых Индии, в том числе из разведчиков Р-8. Этот пример показывает, что «военная группа», ориентированная на конфликт с Китаем и потому на США, которому этот конфликт также выгоден, не победила – «экономическая группа» все же способна даже на поле военных закупок оградить страну от попадания в зону американского доминирования.

Россия: общая прибыль сглаживает любые противоречия

Главная ставка России – даже не на совместные российско-индийско-китайские проекты, а на собственные стратегические проекты двух стран, в каждом из которых для России отведена ключевая роль.

Для Китая это проект «Один ремень, одна дорога», в котором есть два транспортных коридора в Европу – сухопутный, через Россию, Казахстан и Белоруссию (его иногда называют «Шелковый путь»), и второй, морской, который не обладает таким красочным названием, но как раз опирается на морские порты Индии, в первую очередь Калькутту.

Для Индии это проект «Сделай в Индии» – массовый перенос в Индию производств товаров и продукции (вместе с технологиями) с предприятий по всему миру, которыми владеют или руководят индусы.

Рассмотрим эти проекты подробнее – прежде всего с точки зрения ключевой роли России в них.

В проекте «Один ремень, одна дорога» ключевую роль России формирует география. Китайское руководство зовет Индию в проект с 2013 года. Индия не возражает, но настаивает на большей роли в управлении проектом, не желая удовлетворяться только ролью акционера. Ее опасения подогревает как раз «военная партия», пугая руководство Индии, что Китай будет использовать свое руководство проектом транспортных коридоров для решения собственных политических задач, не согласуя их с интересами Дели.

В этой ситуации – так же, как было, например, с иранским ядерным договором – Россия и ее лидер Владимир Путин единственные в мире игроки, кто в глазах и Пекина, и Дели может быть гарантом соблюдения правил игры участниками «Один ремень, одна дорога». Просто в силу того, что второй транспортный коридор лежит через Сибирь, и Россия не заинтересована в том, чтобы Китай использовал проект в собственных политических интересах, без учета Индии и России.

В проекте «Сделай в Индии» ключевая роль России мотивирована экономикой. Деньги в этот проект могут придти и китайские, производство – в этом содержательный смысл проекта – будет индийское, а рынки сбыта – могут быть только российские.

«Экономический блок» руководства Индии отлично понимает – у него нет шансов вытеснить дешевые товары Юго-Восточной Азии (да и самого Китая) с рынков США и ЕС, где они обосновались уже два десятилетия. Другое дело российский рынок, самый быстрорастущий потребительский рынок в мире в новом веке.

Россия также хотела бы диверсифицировать свои поставки товаров нижнего потребительского сегмента. Сегодня зависимость от ширпотреба из Китая слишком высока, в связи с неизбежным сворачиванием товарооборота с Турцией может стать еще выше. А ведь товары для самых необеспеченных слоев населения несут на себе и значительную социальную функцию: их дефицит и даже подорожание будет столь же чувствительно, как цена на молоко или муку. В этой связи Россия нужна китайским инвесторам в Индии и индийским производителям в проекте «Сделай в Индии» именно как включенный участник, способный на государственном, даже высшем политическом уровне прогарантировать стабильность рынка для производимых товаров.

И для Китая, и для Индии роль России – это не роль посредника на переговорах, а роль включенного элемента в их собственные, внутренние экономические планы и страховка от возможных недобрых намерений партнера-конкурента.

Именно в силу этого «экономическая партия» в индийском руководстве и не делает ставку на США – американцы играть такую роль не могут, их отношения с Индией и Китаем, может быть, и больше по товарообороту, но не такие интегрированные.

Ставка делается на Владимира Путина и Россию.

Борьба между «военной партией» и «экономическим блоком» в политическом руководстве Индии в самом разгаре. Премьер-министр Моди, как и полагается национальному лидеру, старается удержать баланс. Повестка визита Моди в Москву – важная поддержка «экономического блока», ориентированного на Москву и кооперацию с Китаем.

фото: пресс-служба Президента Российской Федерации

Другие материалы раздела
Популярные материалы