ENG

Иркутский прецедент

Победа коммуниста Сергея Левченко может усложнить взаимоотношения Кремля с парламентской оппозицией накануне старта федеральной кампании и подорвать сложившийся в Государственной Думе межпартийный консенсус

Результат второго тура на выборах губернатора Иркутской области носит прецедентный характер. Победа коммуниста Сергея Левченко может усложнить взаимоотношения Кремля с парламентской оппозицией накануне старта федеральной кампании и подорвать сложившийся в Государственной Думе межпартийный консенсус.

В воскресенье в Иркутской области одновременно произошло сразу несколько важных событий.

Впервые с 2005 года на губернаторских выборах прошел второй тур. Инкумбент, поддержанный правящей партией, проиграл кандидату от партии оппозиционной на уровне субъекта Федерации. После возвращения прямых выборов губернаторов оппозиция обыгрывала власть в региональных столицах, но ни разу не побеждала в регионе. Более высокая явка во втором туре (35,5% против 29,1%) сыграла против кандидата от «Единой России». Коммунист добился победы, несмотря на консолидацию всех остальных парламентских партий вокруг действующего губернатора. Кроме того, власть потерпела знаковое поражение на выборах - вдвойне болезненное из-за того, что это был первый единый день голосования с тех пор как пост руководителя управления внутренней политики администрации президента (то есть непосредственного куратора выборов) заняла имеющая хорошие связи в регионе уроженка Иркутской области Татьяна Воронова.

Обращает на себя внимание, что второй тур еще больше мобилизовал протестный электорат. На избирательные участки пришли граждане, мотивируемые не голосованием «за» коммуниста или его программу, а реальной возможностью смены власти в регионе. Также показательно, что рост явки произошел за счет крупных городов – Иркутска и Братска. Таким образом, подтверждается диагноз, что высокие результаты кандидатов от «Единой России» в городах после 2012 года являются следствием низкой явкой и неспособностью оппозиции выступить с конкурентным предложением.

Результат прецедентного второго тура нельзя прямо экстраполировать на думскую кампанию. На федеральных выборах другая явка и другая мотивация для голосования. Однако для предстоящих уже менее чем через год выборов в Госдуму важным итогом прошедшего голосования является то, что поражение Ерощенко нарушает один из пунктов «пакетного соглашения» между Кремлем и парламентской оппозицией относительно правил игры на губернаторских выборах.

После возвращения прямых выборов глав субъектов КПРФ, «Справедливой Россия» и ЛДПР было предоставлено по одному губернаторскому посту. Либерал-демократ Алексей Островский возглавил Смоленскую область, эсер Константин Ильковский - Забайкальский край, а коммунист Вадим Потомский – Орловскую область. При этом оппозиционеры заняли губернаторские кресла не в результате конкурентных выборов, а по итогам кулуарных договоренностей с Кремлем. Технически это выглядело следующим образом. Представитель оппозиционной партии получал доверие от президента и назначался врио губернатора. Затем он избирался при поддержке «Единой России». В результате парламентские оппозиционные партии были, с одной стороны, обязаны Кремлю, а с другой – партии власти. Они обменивали свою лояльность по ключевым вопросам политической повестки дня на места во властной вертикали. Соответственно в этой схеме ситуация второго тура на выборах, где выдвигался кандидат от «Единой России», была нежелательна, а победа оппозиции – недопустима. Единоросс не мог проиграть оппозиции в конкурентной борьбе. Власть делала все, чтобы избежать второго тура на выборах губернатора Брянской области в 2012 году и на выборах мэра Москвы в 2013 году. В Кремле четко понимали, что во втором туре избиратель склонен выбирать не партийные брэнды и реальные дела, а альтернативу статус-кво.

Поражение Ерощенко дважды сломало эту схему, которая успешно действовала на протяжении трех последних лет.

Во-первых, победа Левченко дает коммунистам два губернаторских кресла против одного у эсеров и либерал-демократов, нарушая равенство среди парламентской оппозиции. Коммунисты де-факто становятся первыми среди равных, что не может не вызвать ревность со стороны эсеров и либерал-демократов. Кроме того, КПРФ получает в свои руки важное с точки зрения подготовки к парламентской кампании локальное преимущество в административном ресурсе. Текущие рейтинги КПРФ сейчас незначительно отличаются от той же ЛДПР. Порой партия Жириновского опережает зюгановцев. К тому же ЛДПР более окладиста в отношениях с Кремлем. Коммунисты же иногда позволяют себе сопротивляться - как это было в период обсуждения закона о переносе сроков выборов в Думу.

Во-вторых, оппозиция продемонстрировала Кремлю и избирателю, что может побеждать на региональном уровне самостоятельно, без явных закулисных договоренностей, без серьезной информационной поддержки и даже без помощи других партий.

После победы Левченко взаимоотношения оппозиции с Кремлем могут развиваться в двух направлениях.

Во-первых, парламентская оппозиция может усилить давление на Кремль, требуя себе новых уступок и преференций накануне думских выборов. Так, эсеры и либерал-демократы могут потребовать себе дополнительные губернаторские посты на следующих региональных выборах, чтобы восстановить паритет с коммунистами. КПРФ, со своей стороны, может временно отказаться от попыток повторения иркутского опыта в обмен на получение гарантий в определенных одномандатных округах на выборах в Госдуму. Кремлю, скорее всего, придется идти на уступки. Власти не выгодна радикализация парламентских партий, а угроза формирования коалиции «все против «Единой России» по образцу 2011 года представляет серьезную опасность. Угроза радикализации лозунгов парламентской оппозиции может быть весьма серьезной. Ставки на предстоящую кампанию чрезвычайно велики, а при сохраняющемся уровне недоверия игроков друг к другу, технологические ходы не слишком разнообразны.

Во-вторых, вместо практики кулуарных договоренностей и так называемых коалиционных соглашений в рамках региональных кампаний, оппозиция может сделать ставку на достижение более выгодных позиций в рамках действующей политсистемы с помощью выборов. Возвращение парламентской оппозиции в публичную политику сулит Кремлю не только коррекцию рейтингов власти, но и необходимость выстраивать новые неформальные правила игры в партийном поле. Вероятно, что в ближайшее время для снижения уровня давления со стороны парламентских оппозиционеров, власть пойдет по наиболее простому пути - будет активировать имеющих право на участие в думских выборах «электоральных карликов», используя их в качестве медийных спойлеров.

фото: пресональная страница Сергея Левченко в социальной сети

Другие материалы раздела
Популярные материалы