ENG

Итоги парламентских выборов-2016

Цели и результаты участников избирательной кампании

Выборы депутатов Государственной Думы VII созыва целесообразно оценивать прежде всего с точки зрения экспликации тех целей и задач, которые ставили перед собой прямые и косвенные участники избирательного процесса, а также результатов, которых они смогли достичь по итогам голосования 18 сентября. Такой подход помогает избежать злоупотребления некоторыми пропагандистскими клише, которые доминируют в информационном поле при анализе кампании-2016.

В избирательной кампании принимали участие три группы игроков – Кремль и «Единая Россия» (власть + партия власти), парламентская оппозиция (КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия») и непарламентская оппозиция (оставшиеся 10 партий, допущенных к участию в федеральных выборах).

Цели власти

 

Преодолеть синдром 2011 года. Признание итогов выборов в обществе, политическом классе, а также самими партиями-участниками кампании (за исключением маргиналов) имело приоритетный характер для Кремля, с самого начала подготовки к кампании.

После президентских выборов 2012 года власть последовательно занималась нормализацией и рутинизацией электоральных процессов, обкатывая эти технологии на региональных выборах. Сознательно снижался интерес к партийным конфликтам. В качестве условия сокращения числа скандалов, связанных с результатами голосования, было определено низкое внимание к нему политически активной части аудитории. Неучастие (или минимальное участие) этой группы избирателей в голосовании рассматривалось как один из инструментов легитимации результатов волеизъявления граждан. Именно с целью снижения рисков политизации и роста протестной активности выборы нового состава Госдумы были перенесены на три месяца – с декабря на сентябрь.

Другой важный фактор легитимации сформировался ситуативно. В результате внешнеполитического успеха Кремля в связи с возвращением в РФ Крыма сформировался широкий межпартийный консенсус. Эффект от этого события оказался настолько устойчивым и долговременным, что власти оставалось выбрать оптимальные технологические решения, чтобы максимально консервировать этот консенсус к парламентским выборам и не дать оппозиции возможности нарушить его.

В рамках этого консенсуса оппозиция получила 18 одномандатных округов, где единороссы не выдвинули своих кандидатов. Чтобы обеспечить согласие либералов с исходом голосования, к разделу округов была допущена даже партия «Яблоко», по формальным признакам выпадающая из посткрымского консенсуса. Кроме того, в содержательной части кампании ставка была сделана на местную повестку в ущерб федеральной, чтобы снизить конкуренцию между партиями. Партия власти впервые участвовала в выборах без четкого месседжа, запоминающихся лозунгов и качественной рекламы.

Получить комфортное большинство «Единой России». Перед партией власти ставилась задача добиться уверенной победы в рамках идеологемы об «открытых и конкурентных» выборах. Партийным технологам следовало показать, что в честной борьбе ЕР на голову выше конкурентов. Решение этой задачи облегчало возвращение к смешанной системе выборов. Учитывая узкую кадровую скамейку оппозиции, управляемость СМИ и давно уже выстроенный админресурс, оппозиционные партии никак не могли компенсировать потерянные по спискам мандаты в одномандатных округах, что наделяло единороссов большим преимуществом в итоговом распределении мест.

В количественном выражении власть бы устроило сохранение за ЕР простого, но уверенного контроля над законодательным процессом, то есть необходимо было получить, в районе 250-260 мандатов. Этот результат удовлетворил бы партии, входящие в посткрымский консенсус, оставляя им больше мандатов для перераспределения. Вместе с тем как у единороссов, так и у кураторов внутренней политики имелись свои амбиции. Партии было важно получить больший процент голосов по спискам по сравнению с 2011 годом (49,32%) и существенно превысить общее количество мандатов (238). В свою очередь Вячеслав Володин, чтобы укрепить свои позиции в случае перехода в парламент на пост спикера Думы после выборов, мог быть заинтересован в возвращении конституционного большинства. 

Улучшить имидж парламента. Перед началом президентской кампании Кремлю важно было преодолеть негативный и поляризующий образ Госдумы. Во время кампании-2016 кадровое обновление нижней палаты для кремлевских политтехнологов превратилось в один из самостоятельных инструментов легитимации. Эксперты, близкие к Управлению внутренней политики Администрации президента, заранее объявляли, что фракция «Единой России» обновится на 60% по итогам голосования. Проведение праймериз по открытой модели преподносилось партией власти как инструмент кадровой перестройки ЕР. К тому же сам по себе переход к смешанной системе, как предполагалось, делегирует новые лица в парламент. Пусть и символическое, но все же появление в Госдуме новых партий за счет нескольких одномандатников преподносилось властью как усиление представительности нижней палаты.

Цели парламентской оппозиции

 

Минимизировать потери в мандатах в результате перехода к смешанной системе. В условиях межпартийного консенсуса «тройка» думской оппозиции объективно не могла повторить свой результат 2011 года. КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России» оставалось только свести потери к оптимальному минимуму. Прежде всего, для этого необходимо было максимально понизить результат ЕР, исключить возможность преодоления пятой партией заградительного 5-процентного барьера и более агрессивно сыграть в тех одномандатных округах, где они могли рассчитывать на победу над единороссами. Поэтому парламентская оппозиция, как и власть, поддержала игру Кремля на бесконфликтную кампанию и низкую явку. В итоге «тройка» вела кампанию там, где намеревалась сохранить высокие показатели на основании опыта 2011 года и последующих региональных кампаний, либо там, где считала, что могла отобрать голоса у «Единой России».

Подготовить плацдарм для участия своих лидеров в президентской кампании. Для Зюганова, Жириновского и Миронова президентские выборы 2018 года (если они не пройдут досрочно) в силу преклонного возраста могут стать последней избирательной кампанией. Ни один из них не способен претендовать на победу, однако на первый план выходят факторы борьбы за ресурсы, а также имиджевая конкуренция между лидерами оппозиции – кто из них займет второе место в 2018 году и кто оставит после себя в наследие формально вторую партию в стране и первую среди оппозиционных партий. В этой связи проценты, полученные «тройкой» на парламентских выборах, окажут прямое влияние на позиции их лидеров в контексте президентской кампании. Напротив, низкий результат обостряет борьбу за руководящие посты, повышает шансы выдвижения альтернативных кандидатов внутри партии, чтобы избежать провала, запустить процесс перестройки партийных структур, и снижает шансы нынешнего руководства передать контроль над партией в новом цикле удобным для себя преемникам. В первую очередь это касалось КПРФ и «Справедливой России», в меньшей – ЛДПР.

Цели непарламентской оппозиции

 

Потеснить парламентские партии. Разумеется, нужно уточнить, что у этой группы партий не было каких-то оформленных общих целей. Каждая из участвующих партий преследовала свои – начиная от преодоления проходного барьера и заканчивая техническим спойлерством. Серьезные амбиции по преодолению пятипроцентного барьера в ходе кампании предъявили лишь «Яблоко» и «Партия роста». Партия Явлинского изменила «стратегии чистоплюйства» и сформировала самый сильный список с 2003 года. Ей частично удалось собрать на своей платформе представителей расколотого либерального лагеря. Партия Титова также сумела привлечь в свои ряды несколько ресурсных кандидатов, имеющих поддержку в регионах и часть известных политиков из 90-х – начала нулевых. Для Явлинского успешное выступление на парламентских выборах имело значение с точки зрения предстоящей президентской кампании. В случае провала вся ответственность ложилась бы именно на лидера партии, пытавшегося единолично вытянуть федеральную кампанию «Яблока». Прохождение партии в парламент делало бы ее безальтернативным плацдармом для дальнейшего объединения либералов и, что важно, на условиях Явлинского и его окружения. Что касается Титова, то ему предстояло решить не менее сложную задачу – доказать, что лояльный либеральный проект имеет свою поддержку в обществе и может найти место в первой, парламентской, лиге политических партий.

Побороться за госфинансирование. Если получение госфинансирования, то есть преодоление трехпроцентного барьера, было задачей-минимум для вышеперечисленных «Яблока» и «Партии Роста», то для «Родины» и «Коммунистов России» оно было задачей-максимум. 

Делегировать хотя бы одного депутата. Опять-таки для «Яблока» и «Партии Роста» – это задача-минимум, для остальных – задача-максимум. В результате раздела округов на получение трибуны в Госдуме рассчитывали «Яблоко», «Родина», «Партия Роста» и «Гражданская платформа». Наличие своего представителя в парламенте позволило бы этим партиям получить свой голос в федеральной повестке и упрощенный доступ к СМИ на ближайшие 5 лет. 

Использовать федеральную кампанию для продвижения на региональном уровне. Для большинства непарламентских партий было важно «засветиться» на федеральном уровне, чтобы провести свой список в одно из 39 региональных законодательных собраний, выборы которых проходили одновременно с думскими, и освободиться от необходимости сбора подписей на федеральных выборах в следующем цикле. Каждая из непарламентских партий участвовала хотя бы в одних региональных выборах.

Отдельные партии преследовали исключительно технические цели по отбору голосов у партий конкурентов. Так, роль спойлеров играли «Зеленые», «Гражданская сила» и «Российская партия пенсионеров». В то же время «Коммунисты России» из спойлера КПРФ на этих выборах превратились в полноценного самостоятельного игрока, который боролся за получение трех процентов голосов.

Итоги для власти

 

Кампания по управлению явкой принесла власти неожиданный успех. Результаты голосования превзошли даже самые смелые ожидания экспертов и стали триумфальными для «Единой России»: единороссы получили уверенное конституционное большинство. Более того, благодаря возвращению к смешанной системе, партия получила наибольшее число мандатов за всю историю участия партий в парламентских выборах. Так, единороссы улучшили свои показатели в сравнении с выборами 2011 года, набрав на 5% больше голосов по списку, а итоговое число полученных ими мандатов превысило результаты наиболее удачных для ЕР парламентских выборов 2007 года, на которых партия получила 64,3% голосов избирателей. За счет одномандатников «Единая Россия» смогла увеличить количество мест в парламенте даже в условиях снижения фактического числа голосов, отданных за партию. В 2011 году около 32 млн голосов принесли ЕР 238 мандатов. В 2016 году около 28 млн голосов оказалось достаточно для получения 343 мест.

В целом Кремль смог добиться признания своей победы со стороны как парламентской, так и непарламентской оппозиции. Критика оппонентов власти оказалась направлена на самих избирателей, воздержавшихся от участия в голосовании. Единственной проблемой может стать реакция КПРФ, однако у партии Зюганова нет аргументов и поддержки других партий, чтобы поставить результаты выборов под сомнение.

С другой стороны, низкая явка ударила по легитимности Думы. Итоговое количество избирателей, пришедших на участки, составило менее 48% – самый низкий показатель на парламентских выборах в современной России. Явка была бы еще ниже, если бы в избирательную кампанию на завершающем этапе не включился президент Владимир Путин. В итоге получение единороссами 76% всех депутатских мест заметно диссонирует с реальной популярностью партии и может оказаться проблематичным с точки зрения реакции общества на ряд принимаемых парламентом решений. Учитывая низкую явку, три четверти всех депутатских мандатов оказываются «подкрепленными» всего 25% голосов от общего числа избирателей.

В последний раз конституционное большинство власть получала в 2007 году. Тогда результат в 315 мандатов был достигнут за счет личного участия во главе списка Владимира Путина и мощной кампании по мобилизации электората, направленной на повышение явки. Всего в голосовании приняло участие 63,71%. Мобилизация имела четкий месседж – сохранить уходящего с поста президента Путина во власти и предоставить ему сильную опору в лице убедительного парламентского большинства. На выборах-2016 года власть сознательно отказалась от широкой мобилизации, в результате получив «облегченный мандат», не подкрепленный реальной программой или планом действий, на которые избиратель дал свое согласие. Власть может использовать этот мандат по своему усмотрению, однако реакция граждан на ее действия является во многом непредсказуемой.

Результаты голосования создают трудности и для перезагрузки имиджа парламента. Прохождение нескольких одномандатников от ранее не представленных партий не может компенсировать общую картину сохранения всё тех же игроков. Единственным заметным отличием нового созыва Госдумы от предыдущего оказывается перераспределение мест между парламентскими партиями в пользу «Единой России». От партии власти потребуются большие усилия по продвижению образа обновленной фракции.

По итогам парламентских выборов Кремль получил в свое распоряжение самый значительный мандат за всю историю. Управляемость Думы для Кремля будет максимальной. Власть никогда еще не обладала такими возможностями в парламенте и может провести любую реформу без оглядки на оппозицию. Роль и авторитет парламента, а вместе с ними и власти в целом, могут быть усилены за счет правильного использования данного мандата. Поэтому одним из основных вопросов внутриполитической повестки сейчас является законодательная программа новой Думы.

Итоги для парламентской оппозиции

 

Думской оппозиции не удалось использовать низкую явку в своих интересах и компенсировать потери, вызванные возвращением смешанной системы, даже несмотря на то, что ни одна из непарламентских партий не преодолела и трехпроцентного барьера. В целом избирательная кампания законсервировала слабые места парламентской оппозиции, отложив все проблемы на следующий избирательный цикл.

Наиболее заметно пошатнулись позиции КПРФ и «Справедливой России». Коммунисты потеряли более половины своих мандатов, а количество мест эсеров сократилось почти в три раза. Чуть менее болезненными результаты оказались для ЛДПР. В отличие от КПРФ и партии Миронова либерал-демократы улучшили свой результат по списку в сравнении с 2011 годом, однако и они лишились 17 мандатов из 56.

Парламентская «тройка» сохранила свое представительство, но подойдет к президентским выборам 2018 года в ослабленном состоянии. Снижение результатов повлечет за собой сокращение финансирования, а в случае КПРФ может привести и к обострению внутренней конкуренции за лидерство в партии. Зюганову не удалось получить результат, гарантировавший устойчивость позиций в преддверии президентских выборов. «Справедливая Россия» смогла удержаться в списке парламентских партий, однако пограничный результат по списку, всего на 1% превышающий пороговое значение, станет поводом для дальнейшего обсуждения перспектив партии и ее лидера. Поэтому нельзя исключить отказа от выдвижения Зюганова и Миронова на выборах главы государства. Главные вопросы для всех трех партий на новый цикл – смена лидерства, модернизация идеологии, в том числе поиск новых месседжей, и, возможно, ребрендинг. В этой ситуации парламентской оппозиции может оказаться не до президентских выборов, которые, как и парламентские, скорее всего пройдут для Кремля в комфортных внутриполитических условиях.

Итоги для непарламентской оппозиции

 

Непарламентские партии не оправдали возложенных ожиданий, которые были подкреплены яркой агитационной кампанией некоторых из них. Ни одна не смогла преодолеть даже трехпроцентного барьера. Только две партии избрали своих депутатов в Госдуму за счет «договорняка» с Кремлем.

Наиболее провальным оказалось выступление либералов. В условиях низкой явки партия Явлинского не смогла мобилизовать свой электорат и хотя бы повторить результат прошлых выборов, гарантировавший получение госфинансирования. Партия Явлинского и «Партия Роста» смогли в совокупности набрать всего чуть более 3% и не провели ни одного одномандатника. Вместе с тем партии добились успеха на выборах в законодательное собрание Санкт-Петербурга, где они сформируют собственные фракции, а «Яблоку» также удалось пройти в заксобрания Псковской области и Республики Карелия. Это позволит им участвовать в следующих парламентских выборах без сбора подписей. Низкие результаты «Яблока» и «Партии Роста» вновь актуализируют вопрос о поиске форматов объединения на либеральном фланге и о лидерстве в среде либералов. Наибольшее давление будет вновь оказываться на «Яблоко». От Явлинского либералы будут требовать отказа от участия в президентской гонке, ухода из политики и согласия на консолидацию электората этой части идеологического спектра на невыгодных для него условиях. Кремлю уже нет необходимости поддерживать ослабленного основателя «Яблока» и имеет смысл начать новый конкурс на лидерство в либеральном лагере.

Двум представителям малых партий удалось пройти в Госдуму исключительно благодаря разделу округов с «Единой Россией». Ожидаемо мандаты получили Журавлев и Шайхутдинов. Получив места в парламенте, «Родина» и «Гражданская платформа» гарантировали себе выживание, однако для обеих партий результаты выборов остались неутешительными. Списку «Гражданской платформы» не удалось получить хотя бы 1% голосов даже в округе, где одержал победу её лидер. «Родина», в свою очередь, не смогла реализовать свои амбиции по возвращению на федеральный уровень и окончательно закрепилась среди партий третьего эшелона. Единственный успех партии в единый день голосования – выборы в Законодательное собрание Тамбовской области, на которых «Родина» получила 8,49% голосов.

Относительно успешным стоит признать выступление «Патриотов России». Не получив ни одного места в парламенте, партия Семигина тем не менее показала хорошие результаты в нескольких регионах и утвердила себя в качестве регионального игрока. Партия также преодолела заградительный барьер на выборах в заксобрания Красноярского края и Калининградской области.

Еще одной партией, сумевшей взять планку в 5% на региональных выборах, оказалась «Российская партия пенсионеров». На выборах депутатов Московской областной думы она набрала 5,05% голосов избирателей. Таким образом 5 из 10 непарламентских партий, каждая из которых принимала участие хотя бы в одних региональных выборах, удалось пройти заградительный барьер и обеспечить себе возможность участия в следующих выборах без необходимости сбора подписей.

Из всех малых партий своей цели достигли только «Коммунисты России». Партия Сурайкина, выступавшая в качестве спойлера для КПРФ, сумела оттянуть у старой партии 2,27% голосов.

Общие итоги

 

Можно также выделить два важных итога кампании-2016.

Во-первых, парламентские выборы показали, что политическая система, созданная в «нулевые», продолжает работать и является вполне жизнеспособной. После 2012 года система претерпела лишь незначительные косметические изменения, а ее «идеология» и практика остались неизменными. Фактически, эта система может работать в интересах Кремля вне зависимости от выбора кураторов, технологов и политических партий, которые проходят в Государственную Думу.

Во-вторых, залогом триумфа власти стал посткрымский консенсус. Снижение накала конкуренции между крупнейшими партиями изменило как драматургию, так и исход предвыборной гонки. Роль внешнего консолидирующего фактора отметил и президент Путин, оценивая итоги голосования, увидев в них реакцию «граждан на попытку внешнего давления на Россию, на угрозы, санкции, попытки раскачать ситуацию изнутри». По мнению президента, именно внешний фактор имел определяющий характер для победы партии власти, и без него кампания по управлению явкой могла бы не иметь такого успеха.

Внешняя политика Путина выиграла парламентскую кампанию «Единой России». В этом смысле она – основа конституционного большинства власти в парламенте и важная часть содержания ее мандата на следующий избирательный цикл.

Не исключено, что после кампании по демонстрации эффективности, похожие мотивы будут иметь определяющий характер и для решения действующего президента о своем участии в новых выборах главы государства.

Фото: Пресс-служба президента РФ

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы