ENG

Кадровый пакет

Что стоит за серией перестановок во власти

В серии кадровых перестановок 28 июля отсутствуют признаки тектонических перемен в правящей элите. Часть отставок и назначений так или иначе прогнозировалась СМИ и экспертами. Кооптации новых кадров в Систему не произошло. Многие отставленные чиновники получили новые должности, при этом на их место были назначены люди изнутри госаппарата. При этом ни одно из назначений нельзя охарактеризовать как усиливающее позиции власти в целом или какой-то из номенклатурно-политических групп в отдельности.

В произведенных перестановках не просматривается единой логики. Да её и не могло быть. Большинство отставников так или иначе создавали «проблемы» для власти, либо рассматривались как неэффективные руководители, либо находились в конфликтах с местными элитами, либо были дискредитированы. Каждое кадровое решение имело свои причины и историю, которые не могут быть сведены к единому знаменателю.

Поэтому в данном случае значение представляет не конкретика, а то, как Кремль представил решения президента. О кадровых перестановках, которые наверняка готовились и обсуждались в разное время и при разных обстоятельствах, было объявлено почти одновременно. Администрация президента упаковала их в один пакет, увязав перемены в единый политический сюжет, что в условиях информационной паузы произвело эффект разорвавшейся бомбы и привело в состояние напряжения федеральные и региональные элиты. При этом президент находился в рабочей поездке и встречался с представителями сельскохозяйственной отрасли, демонстрируя уверенность и спокойствие.

Такая технология представления кадровых решений может иметь несколько объяснений, среди которых наиболее явно заметны четыре.

Путин не склонен переоценивать эффект от последних кадровых решений.

Кадровая политика власти с некоторых пор перестала быть инструментом повышения ее популярности. Вместе с тем именно кадровая политика до сих пор остается одной из главных составляющих повестки власти. В ней сублимируются ожидания перемен как со стороны политического класса, так и общества в целом.

В последние два года с возможными кадровыми решениями президента связывались большие ожидания. От Путина ожидали отставки Медведева на волне экономического кризиса, нового курса во внутренней политике, прихода новых людей во власть на волне «Русской весны» и патриотического подъема. Однако эти ожидания порой выглядели довольно наивными и в итоге остались неудовлетворенными.

Точечные отставки и назначения 2016 года стали основанием для дискуссий об усилении влияния силовиков, о сужении кадровой скамейки власти и круга доверенных лиц президента, об ухудшении качества получающих посты управленцев. Как результат, сами ожидания стали существенно ниже.

Вместе с тем очевидно, что накапливающиеся проблемы в отдельных точках Системы требовали принятия новых кадровых решений. Принятие этих решений по очереди, «размазывание» по календарю не стало бы значимым событием повестки. Даже отставка малопопулярного губернатора не создает впечатление того, что власть приняла знаковое решение. В таком случае выдача решений в пакете может компенсировать проблему снижения ожиданий.

Образовавшийся кумулятивный эффект переориентировал внимание СМИ и игроков к действиям президента и запустил кампанию по обсуждению уже самой конкретики.

Кроме того, президент вновь актуализовал высокие ожидания от своих дальнейших кадровых решений. Возможно, до парламентских выборов 18 сентября он сделает еще несколько знаковых кадровых назначений и перестановок.

После выборов также следует ожидать еще одного раунда кадровых решений, поскольку придется пристраивать тех провластных кандидатов, которые по тем или иным причинам не смогли избраться в Думу.

Путин высоко оценивает риски консервации нынешней административной и политической элиты.

Пакетный характер кадровых решений производит впечатление серьезной встряски топовых государственных чиновников и губернаторов. Можно увидеть в этом сигнал элитам – что их положение больше не является незыблемым, и гражданам – что власть готовится к серьезным кадровым переменам. При этом в данном случае количество отставок и назначений позволяют не углубляться в их качество. Путину необходимо было продемонстрировать сохраняющийся динамизм власти, и это ему удалось.

Путин постепенно теряет доверие к представителям элиты нулевых.

Пакетный характер решения может свидетельствовать о нарастании недоверия со стороны президента к тем, кто сделал политическую карьеру в нулевые. Президент не удовлетворен ее коррумпированностью и несостоятельностью в решении задач и рассматривает ее ставку на статус-кво как все более рискованную для Системы в целом и себя лично. Из проводника политики власти в целом и самого Путина она все больше превращается в ее главную проблему.

В ситуации экономического кризиса и внешнего давления власть не может допустить расслабленного отношения к управленческим ресурсам. К тому же можно предположить и то, что у президента есть веские основания сомневаться в лояльности части своего окружения. В этой связи серия кадровых перестановок может быть попыткой вернуть в состояние тонуса одних и припугнуть других.

Путин находится на пороге формулирования новой кадровой стратегии.

Произведенные отставки и назначения могут быть вписаны логику других решений 2015-2016 годов. Суть ее в том, что Путин ищет возможности для кадровой перезагрузки власти на различных уровнях и делегирования в нее новых лояльных кадров, однако пока решения носят точечный характер и стратегия до конца не сформулирована.

Президент скорее действует методом проб и ошибок.

В выигрыше пока находятся силовики, как самые проверенные кадры.

Однако реальные бенефициары станут понятны тогда, когда Путин сделает окончательный выбор модели формирования бюрократического и управленческого класса. Произойти это может ближе к началу президентской избирательной кампании 2018 года.

Фото: Михаил Метцель / ТАСС

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы