ENG

Кремль теряет терпение

Почему Россия повышает ставки в минском процессе

Некоторые украинские политики поспешили назвать решение о признании на территории Российской Федерации документов, выданных ДНР и ЛНР, выходом Москвы из Минских соглашений. Пока они правы лишь в одном – правильном понимании мотивов Указа российского президента: дипломатия в конфликте Киева и Донбасса давно перестала работать, и Россия начала терять терпение. Однако Кремль пока еще не теряет надежды на то, чтобы подтолкнуть мирный процесс вперед.

Имплементация Минских соглашений находится в таком состоянии, когда практически ни одна из важных договоренностей, которые достигают участники переговоров на двух основных площадках, не выполняется.

Среди последних трех встреч в «нормандском формате» более или менее продуктивным можно назвать саммит лидеров «четверки» в Берлине 19 октября 2016 года. Да и то следует признать, что большинство итоговых договоренностей лишь подтверждало те решения, которые были приняты на саммите в Париже 2 октября 2015 года.

Последние две встречи министров иностранных дел «четверки», по сути, закончились ничем. 18 февраля в Мюнхене министры согласились обеспечить допуск Красного креста к пленным и поддержали ранее достигнутую Контактной группой договоренность об отводе тяжелых вооружений к 20 февраля. Переговоры по «дорожной карте» зашли в тупик, и никто из участников пока не понимает, как преодолеть противоречия таким способом, который удовлетворил бы все стороны.

Дела в Контактной группе обстоят не лучше. В прошлом и в начале 2017 года украинские представители неоднократно блокировали работу подгрупп. Политическая подгруппа фактически заблокирована с конца осени прошлого года из-за нежелания украинской стороны обсуждать с представителями республик имплементацию «формулы Штайнмайера», несмотря на то, что ее дважды поддержал президент Порошенко во время переговоров «четверки».

Критически важные решения по безопасности, которые разрабатываются в рамках соответствующей подгруппы, также не выполняются. Подписанное 21 сентября 2015 года Рамочное соглашение о разведении сил и средств в Донбассе провалилось из-за невозможности завершить отвод в районе Станицы Луганской. Ни одно из соглашений о прекращении огня, достигнутых в рамках Контактной группы, не выполнялось: ни с 1 сентября 2015 года, ни с 23 декабря 2015 года, ни с 1 сентября 2016 года, ни с 24 декабря 2016 года. Последняя договоренность от 15 февраля, в соответствии с которой стороны должны отвести тяжелые вооружения к 20 февраля, также имеет низкие шансы на то, чтобы заработать, учитывая предыдущий опыт. В понедельник украинская сторона сообщила, что предпосылок для отвода вооружений и возвращения к режиму прекращения огня в данный момент нет, хотя в ДНР заявили о начале отвода. Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности 18 февраля Ангела Меркель признала, что режим прекращения огня так никогда и не был достигнут.

В последнее время переговоры в Контактной группе и в «нормандском формате» сводятся к решению пусть важных, прежде всего для мирного населения, но весьма узких вопросов. Все вместе они не создают критической массы для осуществления большого прорыва. Например, хорошим результатом стало разрешение проблемы о том, кто и как будет платить за поставляемую в ЛНР воду. Ввиду сложной гуманитарной ситуации это действительно необходимое решение. Однако переговорщики не продвигаются в главном – в выполнении пунктов минского Комплекса мер, которых насчитывается 13 и среди которых выполненными можно признать лишь 2.

Опытные наблюдатели могут ответить, что именно так и выглядит на практике заморозка любого конфликта. Когда стороны лишь акцентируют внимание на разногласиях и не имеют понятия, как выйти за их рамки, переговорный процесс постепенно выхолащивается.

В то время как Германия и Франция могут просто забыть о конфликте, тем более, если получится снизить остроту неутихающей позиционной войны до того уровня, который признают приемлемым, Кремль по разным причинам этого позволить себе не может. В общем и целом Россия заинтересована в том, чтобы направить ситуацию в ДНР и ЛНР в русло нормализации, даже если Киев будет и дальше придерживаться стратегии заморозки. Москве не нужна «серая зона», что неоднократно подчеркивалось.

Нормализация, в том числе, предполагает либо интеграцию республик в состав Украины на основании буквальной интерпретации минского Комплекса мер, либо их трансформацию из режимов военного типа в гражданские, с достроенной вертикалью власти и внутриполитическим процессом по образцу других непризнанных государств. Второй вариант остается крайним, но создание его угрозы, по всей видимости, рассматривается, наряду с другими возможностями, как тактический ход, позволяющий интенсифицировать дипломатию.

Последние события показали, что позиция ЕС и США в отношении конфликта, скорее всего, не претерпит серьезных изменений в течение года, во всяком случае, в настоящий момент рассчитывать на это не приходится. В результате российская власть начинает тестировать различные варианты того, каким образом повысить заинтересованность Киева и Запада в имплементации Минских соглашений.

Указ о признании документов можно рассматривать как первый шаг в этом направлении. Оппоненты окрестили его примером дипломатии принуждения, но суть от этого не меняется. Можно ожидать, что в ближайшие месяцы Россия предпримет несколько аналогичных шагов, и не все из них будут сводиться к подготовке условий для возможного признания самоопределения Донбасса. Однако в том случае, если такой шаг потребуется, можно не сомневаться, что у России все будет к нему готово.

Автор: Заместитель директора Центра политической конъюнктуры Олег Игнатов

 

фото: МИД России

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы