ENG

Латинская Америка в 2016 году – российские контексты

Об электоральных тенденциях и перспективах России в регионе

В этом году завершится второй этап так называемого «Латиноамериканского избирательного марафона». В течение четырех лет (2013-2016 гг.) в регионе в общей сложности прошли или пройдут 17 президентских выборов, 14 из которых уже завершены.

Если добавить первый этап (2009-2012 гг.), в ходе которого еще 17 глав государств Латинской Америки либо пришли к власти, либо обновили полномочия, то можно говорить о беспрецедентной полосе из 34 выборов глав государств в политической истории региона за все время современной политической истории Латинской Америки.

Многие десятилетия – а для некоторых стран еще с позапрошлого века – большинство населения региона знало только одну форму смены режима в своих государствах – военный переворот или революцию (что чаще всего означало просто самоназвание того же военного переворота).

Эти семь лет – первые в истории Латинской Америки, когда политики системно и повсеместно обращаются к гражданам как к электорату.

***

Три президентские избирательные кампании завершат этот избирательный марафон в 2016-м году. 10 апреля состоятся выборы главы государства в Перу, 15 мая – в Доминиканской Республике и 6 ноября – в Никарагуа. Не менее серьезная политическая встряска ждет Боливию, где уже через несколько дней действующий президент Эво Моралес будет просить граждан на референдуме ратифицировать конституционные реформы, которые позволили бы ему добиваться переизбрания в 2019 году.

В Перу Кейко Фухимори, дочь экс-президента Альберто Фухимори, в настоящее время возглавляет опросы с более чем 30 процентами голосов. Пока не очевидно, с кем она столкнется во втором туре. Если сохранятся сегодняшние электоральные тенденции, скорее всего, ее соперником будет Педро Пабли Кучинский, возглавлявший кабинет министров Перу в 2005-2006 годах, или бывший президент Алан Гарсия. Особых сюрпризов эксперты по латиноамериканской политике от этих выборов не ждут.

Россия стремительно наращивает свое экономическое присутствие в Перу. Несмотря на неблагоприятные тенденции в мировой экономике, объемы взаимной торговли в 2015 году выросли на 40 процентов – рекордный рост не только для отношений со странами региона, но и для всей российской внешней торговли. Основу этого роста составило военно-техническое сотрудничество.
В начале января Россия передала Перу последние три вертолета Ми-171 по контракту 2013 года. Контракт, заключенный в декабре 2013 года, содержал поставку 24 вертолетов Ми-171Ш-П с Улан-Удэнского авиазавода, а также тренажеров, вспомогательного оборудования и предоставление услуг по подготовке личного состава на общую сумму 528 миллионов долларов. Рост пятикратный – по контракту 2010 года перуанцы закупили шесть вертолетов Ми-171Ш и два вертолета Ми-35 на общую сумму 108 миллионов долларов.

Важная деталь: более 180 миллионов долларов перуанцы потратили на создание в Перу инфраструктуры для расширения сотрудничества в будущем – развертывание регионального центра технического обслуживания российских вертолетов и поставку летных тренажеров. Планируется и развертывание на месте, в Перу, совместного производства комплектующих и расходных элементов для российской авиатехники.

Таким образом, сотрудничество России и Перу – в отличие от сотрудничества с Венесуэлой или, например, Боливией – не имеет уязвимых в политике идеологических контекстов и строится на жестком прагматическом расчете, которым всегда славился президент Альберто Фухимори, отец будущего президента Кейко Фухимори.

В мае наиболее вероятным сценарием для Доминиканской Республики является переизбрание действующего президента Данило Медина при поддержке его Доминиканской партии освобождения (PLD). В настоящее время Медина руководит широкой коалицией нескольких партий, в том числе включающей традиционного конкурента PLD – Доминиканскую революционную партию (PRD). Основным конкурентом Медины является лидер оппозиции Луис Абинадер, который возглавляет собственную коалицию из Современной революционной партии (PRM) и Социальной христианской реформистской партии (PRSC).

Отношения России и Доминиканской республики довольно специфичны. Начиная с начала 2000-х в Доминикане сформировалась заметная и влиятельная современная российская диаспора – явление, которого нет ни в одной другой стране Латинской Америки, где российские диаспоры представлены в основном потомками переселенцев послереволюционной эмиграции. Этому способствовало сразу несколько факторов.

Первый из них – вытеснение из страны американцев. В местных элитах сложился консенсус по преодолению положения Доминиканы как «банановой республики», чья политика контролируется с соседнего континента. В результате при жестком политическом противостоянии в республике нет ни одной проамериканской силы. А как только американцы ушли из политики Доминиканы, они начали сокращать присутствие и в туризме, главной отрасли экономики.

Европейцы, так и не сумев оправиться от экономического спада, сократили свое присутствие в Доминиканской республике сами. Начиная с 2000 года число европейских туристов в страну сократилось с 1 296 тысяч до 1 079 тысяч в год.

Именно эти ниши заняли русские – поток русских туристов за тот же период с 2000 года рос на небывалые для всей туристической отрасли Латинской Америки 34% (!) в год. Власти и население страны увидело в русских спасителей для местной экономики, и крайне дружелюбно отнеслось к «русским доминиканцам». Вместе с потоком туристов в страну пришел и русский покупатель недвижимости, и русский частный бизнес.

При этом диаспора из России в Доминикане (в отличие от диаспор в Европе, например) активно участвует в жизни страны. Местные масс-медиа сообщают, что русскими открываются балетные школы, русские приходят преподавать в местные университеты, возникает русская выставочная жизнь, русские продюсеры активизировали шоу-бизнес республики и т.п.

Эти выборы будут первыми, где «русские доминиканцы» попробуют себя в качестве политической силы – пока что в формате спонсоров избирательной кампании президента Медины.

В Никарагуа нынешний президент Даниэль Ортега выступает очевидным фаворитом на выборах в ноябре, продвигая свою кандидатуру в перевыборах уже на третий срок подряд. Тем не менее, воодушевленная победой правой оппозиции в Венесуэле, оппозиция в Никарагуа сформировала Национальную Коалицию за демократию, состоящую из оппозиционной Независимой либеральной партией (PLI) во главе с Эдуардо Монтеалегре и левоцентристского Движения сандинистского обновления (MRS).

Базисом современного сотрудничества с Никарагуа выступает фигура нынешнего президента Даниэля Ортеги – в юные годы лидера «сандинистской революции», получившей полную поддержку в СССР (или управляемой из СССР, по мнению многих). Сегодня это респектабельный политик скорее консервативного толка, особенно на фоне его политических конкурентов, сохранивший при этом отличные отношения с Москвой. В октябре прошлого года Президент Владимир Путин наградил лидера Никарагуа орденом Дружбы «за большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества» с Россией.

Российские проекты в Никарагуа традиционно связаны с социальным развитием страны. Так, например, в конце прошлого года стало известно, что Россия построит в Никарагуа завод по производству вакцин и уже направила на эти цели $14 миллионов. При этом это сотрудничество с Никарагуа давно перестало быть «платой за социалистический выбор» – тот же никарагуанский завод вакцин выходит на рынки соседних стран региона, в котором постоянно возникают одна массовая эпидемия за другой и где на вакцинацию тратятся средства бюджетов, сопоставимые подчас с расходами на образование или культуру.

В таком развороте огромный личностный вклад Даниэля Ортеги и его ожидаемая победа на перевыборах упрочит позиции России в регионе.

Подводя промежуточный итог, важно отметить, что из семи президентских выборов, состоявшихся в Латинской Америке в 2014 году (Коста-Рика, Сальвадор, Панама, Колумбия, Бразилия, Боливия и Уругвай), преобладающим идеологическим трендом в Латинской Америке было переизбрание левоцентристских или лево-популистских лидеров и партий, уже находившихся у власти. 
Напротив, в 2015 году обе президентские кампании – в Гватемале и в Аргентине – привело к смене политической направлении режимов этих стран.

Можно обоснованно ожидать, что доминирующей все же окажется тенденция позапрошлого, а не прошлого года.

В 2016 году наиболее вероятны перевыборы политиков, уже занимающих лидерские посты в Доминиканской Республике и Никарагуа. В Перу, напротив, ожидается смена власти – уход президента Ольянта Умалы и избрание нового национального лидера. Впрочем, это скорее не идеологическая, а сугубо избирательная тенденция, характерная именно для перуанской политики – в стране, начиная с 2000 года, не было ни одних выборов, на которых не произошла бы смена правящей группировки.

В обеих президентских кампаниях, в Перу и в Доминиканской Республике, эксперты наиболее вероятным считают второй тур голосования, как это происходило с 2013 по 2015 годы в большинстве стран, проводивших выборы: Аргентине, Бразилии, Чили, Колумбии, Коста-Рике, Сальвадоре, Гватемале и Уругвае.

***

Кроме президентских выборов, политический пейзаж региона в 2016 году будут определять три общенациональные избирательные кампании на местных выборах в трех важнейших экономиках региона – Бразилии, Мексике и Чили.

Традиционно, еще со времен диктатур, когда низовые выборы были единственной разрешенной формой политической жизни, местные выборы в Латинской Америке проводятся не столько с локальной повесткой, а в большей степени представляют собой общенациональный референдум по ключевым вопросам повестки государства.

Бразилия будет проводить местные выборы, которые будут иметь решающее значение для президента Дилмы Русеф и Партии трудящихся (PT). Ее проект амнистии капиталов, который позволяет легализовать выведенные из страны личные средства при условии уплаты подоходного налога в 15%, умноженного на два, расколол левый электорат – опору Дилмы Русеф.

Необходимость этого шага с точки зрения возврата в экономику инвестиций, особенно в нынешней ситуации мирового финансового кризиса, когда деньги ищут спокойные гавани, признаются всеми группировками политической элиты Бразилии. Но сумеют ли политики убедить бедные слои населения, что «простить воров» в их интересах – как раз и покажут местные выборы этого года.

Бразилия – единственная страна региона, входящая в БРИКС и связанная с Россией не только двусторонними связями, но и участием в общем экономическом союзе. Однако экспертов сейчас особенно интересует другое направление экономической координации между Россией и Бразилией – потенциал создания двумя странами «зернового союза», который в США уже назвали «продовольственным ОПЕК».

Россия приближается к тому, чтобы стать крупнейшим в мире экспортёром пшеницы урожаев 2015 и 2016 годов, согласно последнему докладу министерства сельского хозяйства США с оценками перспектив мирового сельскохозяйственного рынка. В то же время Бразилия, по оценкам, станет уже четвёртый год подряд крупнейшим в мире экспортёром сои в урожайном году с сентября 2015 года по август 2016 года. Ожидается, что она увеличит экспорт до 57 миллионов тонн (в сравнении с 45,99 миллионов тонн в США).

Соединённые Штаты все еще по-прежнему остаются крупнейшим мировым экспортёром кукурузы. Но учитывая, что специфика зернового рынка такова, что один вид зерна легко вытесняет другой (как в случае с углеводородными энергоносителями – отсюда аналогия с ОПЕК), в случае своего создания «зерновой союз» России и Бразилии будет диктовать предложение на всем глобальном рынке, со всеми выгодами и преимуществами.

Местные выборы также будут очень важны в Чили для президента Мишель Бачелет. На этой неделе суд принял беспрецедентное решение и запретил Президенту выезд из страны в рамках расследования масштабного дела о коррупции. Супруге сына главы государства Наталье Компаньон инкриминируются обвинения в подделке счетов и фальсификации налоговой отчетности принадлежащей ей компании Caval. Мишель Бачелет уже более десяти лет – глава чилийского государства, и для президента Чили крайне важно подтвердить на местных выборах, что она и ее сторонники из партии «Новое большинство» (Nueva Mayoría) по-прежнему сильны и скандал с невесткой президента никак не сказался на их электоральной поддержке.

Сегодня уровень деловых отношений между Россией и Чили невелик и явно не соответствует потенциалу отношений со страной, занимающей первое место в регионе по стабильности, уровню жизни и развитию среди стран Латинской Америки. Причины этой стабильности – в структуре экономики страны: ВВП Чили базируется на внутреннем спросе и потреблении, что снижает негативные последствия для Чили от рецессии в мировой экономике.

Введение в России продовольственных контрсанкций сформировало принципиально новый вектор для сотрудничества, связанный не с горнорудной промышленностью, как это было в прошлое десятилетие, а с замещением европейских продовольственных товаров – и прежде всего рыбы. Не случайно широкую российскую делегацию по вопросам торгово-экономического сотрудничества, приехавшую в Сантьяго в конце октября прошлого года, возглавлял лично руководитель Россельхознадзора Сергей Данкверт. Первые цифры динамики товарооборота и его качественных изменений появятся только к концу полугодия, но эксперты оценивают итоги визита Данкверта довольно высоко. Удалось выстроить систему, при которой длительность транспортных маршрутов будет компенсироваться особым режимом санитарного и таможенного контроля чилийских продовольственных товаров, позволяющим сократить до минимума процедуры непосредственно по прибытию в российские порты.

В Мексике, где выборы в 12 штатах будут фактически первым туром президентских выборов 2018-го года, президент Энрике Пенья Ньето столкнется с уникальным в мировой политической практике явлением – прямым электоральным противостоянием кандидатов от государства (как от президентской Институционно-революционной партии, так и от оппозиции) с кандидатами, открыто признающими опору на наркокартели. Целые города в Мексике сегодня находятся под фактическим управлением наркоторговцев – включая медицину, образование и социальную сферу. Картели пытаются показать населению, что они более рачительные хозяева, чем политики, – и перейти от неэффективной и затратной тактики запугивания обывателей к их поддержке в качестве фактической власти на местах. Бросить вызов политическому классу на общенациональном уровне картели пока не могут, но местные выборы этого года в дюжине штатов – вполне посильная для них тестовая задача.

Мексика не совсем оправданно рассматривается в российских масс-медиа как аграрная и даже депрессивная экономика. Да, страну сотрясают войны с наркокартелями, но даже в этой ситуации более 90% общего мексиканского экспорта – это современные машины и оборудование. Многие годы США рассматривали мексиканскую промышленность как «ближний Китай» – место переноса высокотехнологичных производств в соседние с калифорнийскими штаб-квартирами корпораций мексиканские штаты с дешевой рабочей силой. Крайне важно, что, несмотря на колоссальное американское давление, Мексика не присоединилась ни к одному из витков антироссийских санкций.

***
В Венесуэле выборы губернаторов будет проходить в контексте продолжающегося конфликта между президентом Мадуро и новым составом Национальной Ассамблеи, перешедшей в руки оппозиционного Круглого стола демократического единства (MUD). В зависимости от того, как будет развиваться политическая ситуация, эти выборы, как отмечают эксперты, могут привести к инициированию досрочных выборов президента, хотя конституционный срок администрации Николаса Мадуро истекает в 2019 году. Новый спикер Национальной Ассамблеи Генри Рамос Аллуп уже заявил, что он будет искать возможности добиться конституционной смены власти (по сути – отставки Николаса Мадуро) в течение ближайших шести месяцев.

Отношения России и Венесуэлы настолько разнообразны и многовекторны, что предполагают отдельное изложение. Безусловно, ключевым фактором здесь выступает то обстоятельство, что Венесуэла – один из крупнейших производителей углеводородов в мире и при этом отрезана политикой США (да и самих венесуэльских руководителей) как от мировых финансовых ресурсов, так и от современных технологий добычи. Наиболее масштабное направление будущего взаимодействия – создание российско-венесуэльского консорциума с участием венесуэльской госкомпании PDVSA, в который смогли бы войти с российской стороны «Роснефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз» и ТНК-ВР. До сих пор сотрудничество строилось только на двусторонней основе с каждой из этих компаний и с «Газпромом». Создание консорциума приведет к возникновению крупнейшего углеводородного производителя во всем Южном Полушарии.

В Колумбии пока не назначен, но, по ожиданиям тех же специалистов из институтов Брукингса и Вильсона, крайне вероятен общенациональный референдум для утверждения или отклонения соглашения, подписанного правительством Хуана Мануэля Сантоса с Революционными вооруженными силами Колумбии (FARC).

Основную проблему, препятствующую росту товарооборота между Россией и Колумбией, составляет устаревшая структура взаимной торговли, которая оставалась практически неизменной в течение многих лет. Из всех крупных стран региона Колумбия – единственная, для которой в Торгово-промышленной палате России не создан двусторонний совет по сотрудничеству.

Колумбия в Россию поставляет в основном продукцию агросектора, большую часть из которой составляют цветы. Российский же импорт в Колумбию на 80% состоит из поставок минеральных удобрений.

***

Подводя итог, можно отметить, что электоральные процессы в Латинской Америке показывают удивительную стабильность, которую вовсе не ожидаешь увидеть от региона с таким богатым на революции и перевороты прошлым и таким коротким опытом электоральной смены власти.

Похоже, в этом и население, и элиты Латинской Америки нашли консенсус – революции не делают бедных богаче, не решают ни одной проблемы и даже не приносят кратковременного ощущения победы справедливости.

И если к такому выводу сумели прийти экспансивные, эмоциональные и независимые в самой своей природе латиноамериканцы – тем более этот урок важен для России.

И еще одно значимое наблюдение – и особенно важно, что сделали его именно аналитические центры США.

Континент, который дал миру политический мем «банановая республика», который долгое время рассматривался Америкой как свой политический огородик на заднем дворе и который никогда (за исключением Кубы, Никарагуа и Сальвадора) не обладал в прошлом веке самостоятельной, независимой от США политической картой, – в новом веке сумел полностью избавиться от влияния Вашингтона на электоральные процессы в своих странах.

И в этом – урок уже для ближайших соседей России.

фото: Pixabay.com

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы