ENG

ЛДПР на короткой дистанции

Президентские выборы 2018 года могут стать последними для Жириновского

25 апреля Владимир Жириновский отметил свое семидесятилетие. Несмотря на преклонный возраст, бессменный лидер и символ ЛДПР не планирует уходить из политики. Жириновский не только возглавит парламентскую кампанию ЛДПР в 2016 году, но и собирается принять через два года участие в президентских выборах.

Среди всех лидеров оппозиционных партий Жириновский остается самым популярным политиком. Электоральный рейтинг лидера либерал-демократов, заметно упавший в 2015 году, с февраля демонстрирует устойчивый рост и, по данным ФОМ, в апреле достиг отметки в 8%. Среди возможных кандидатов в президенты основатель ЛДПР уступает только Владимиру Путину, от которого, правда, отстает на 60 пунктов. Одновременно Жириновский является обладателем наибольшего антирейтинга: минус 17%, согласно данным ВЦИОМ. Россияне смотрят с пессимизмом на его будущее. 59% респондентов считают, что Жириновский достиг предела своей политической карьеры и уже не сможет добиться большего, а 22% опрошенных и вовсе полагают, что у него отсутствуют политические перспективы.

Преклонный возраст председателя ЛДПР актуализирует вопрос о будущем старейшего партийного проекта современной России. Эксплуатируемый Жириновским образ требует физической активности и энергетики, демонстрировать которые с возрастом становится все труднее. Участие лидера либерал-демократов в ближайшей парламентской кампании не вызывает вопросов, однако его способность довести партию до очередных выборов 2021 года вызывает большие сомнения. Вопрос о смене лидерства в ЛДПР (как и в КПРФ и «Справедливой России») после президентских выборов 2018 года неизбежно возникнет во внутриполитической повестке дня. Власть позаботилась об институциональных условиях для достойной пенсии старожилам парламентской политики. В 2014 году были приняты изменения в Конституцию, установившие новый порядок формирования Совета Федерации. Внесенная самим Жириновским поправка ввела 10% квоту для так называемых «федеральных сенаторов», назначаемых напрямую президентом. Наиболее вероятными кандидатами в список сразу же назвали председателей КПРФ и ЛДПР. Жириновский последовательно отрицает возможность перехода в Совет Федерации. Тем не менее вероятность реализации такого сценария только растет.

ЛДПР – типичная лидерская партия, и, в случае ухода Жириновского, можно прогнозировать, что либерал-демократы окажутся на грани потери своего представительства в парламенте. Жириновский традиционно возглавляет не только федеральный список партии на парламентских выборах, но и партийные списки на выборах в региональные законодательные собрания. ЛДПР не рискует обходиться без своего основателя даже в родных для наиболее заметных членов партии регионах. Например, в Самарской области, выходцем из которой является депутат Госдумы и кандидат от ЛДПР на выборах мэра Москвы в 2013 году Михаил Дегтярев. 5 апреля было объявлено, что вместе с ним список на выборах в областную Думу возглавит лидер партии. С возвращением смешанной системы выборов в Госдуму либерал-демократы становятся еще более зависимыми от фигуры своего вождя. ЛДПР традиционно плохо выступает в одномандатных округах. Результата удалось достичь лишь дважды – в 1993 году, когда партия получила 5 мест, и в 1995 году, когда удалось получить один мандат. На выборах 1999 и 2003 годов партия не получила ни одного мандата по мажоритарной системе. Наибольшую роль в результатах партии будет играть успех списка, который строится исключительно на харизме Жириновского.

Кремлю не выгоден уход ЛДПР с политической арены. Либерал-демократы занимают важное место в архитектуре российской партийной системы, а их роль фактически остается безальтернативной. Партия необходима власти для консолидации голосов националистически настроенного электората, а также противодействия КПРФ. Несмотря на жесткую риторику, Жириновский является давним и верным союзником Кремля. Голоса сторонников радикальной политики партия исправно конвертирует в лояльные власти мандаты. Повестка, которую эксплуатирует ЛДПР с момента своего основания, не перестает пользоваться популярностью среди электората. По данным опроса, проведенного «Левада-Центром» в августе 2015 года, 51% населения в той или иной мере поддерживает лозунг «Россия для русских», а за ограничение проживания на территории России выходцев с Кавказа и из бывших среднеазиатских республик СССР выступает по 29% респондентов. Недавние теракты в Париже и Брюсселе только усиливают ксенофобские настроения: 42% считают их последствием миграционной политики Евросоюза, а 33% – результатом наплыва беженцев с Ближнего Востока и из Африки. До последнего время голосование за ЛДПР было единственным выбором в партийном поле для российских «правых». Кроме того, либерал-демократы сравнительно успешно справляются с ролью жесткой критики КПРФ, на которую не способна партия власти.

Уникальная роль либерал-демократов в драматургии российской партийной политики ставит перед властью проблему поиска замены. В распоряжении Кремля есть несколько возможных сценариев сохранения в своем активе лояльной партии, эксплуатирующей радикальную повестку.

Во-первых, ЛДПР может продолжить свое существование с новым лидером. Жириновский периодически озвучивает список своих возможных преемников. На XXVI съезде ЛДПР в марте 2013 года он называл своего сына Игоря Лебедева, Алексея Островского, Владимира Овсянникова, Елену Овсянникову и Ярослава Нилова. В марте 2016 года Жириновский озвучил новый список из четырех человек. Из старых кандидатур остались Лебедев и Нилов. К ним добавились Алексей Диденко и Михаил Дегтярев. При этом сам Жириновский подчеркивает, что никто из его потенциальных сменщиков не готов к исполнению роли вождя партии. Никто из них не обладает сопоставимой с председателем харизмой и раскрученностью в медиа. ЛДПР никогда не прилагала достаточных усилий для повышения узнаваемости новых лиц внутри партии, полагаясь во всем на своего лидера. В этом смысле характерен пример Лебедева. В информационном поле он фигурирует исключительно как сын Жириновского.

Изменить ситуацию может интенсивная кампания по продвижению преемника во время подготовки к следующему парламентскому циклу. Это потребует от Жириновского готовности уступить место ключевого спикера партии и предоставить партийные ресурсы новому лидеру. Теоретически новый лидер либерал-демократов может быть найден и за пределами партии. В свое время в СМИ была популярна версия о возможной замене главы ЛДПР на актера Ивана Охлобыстина, периодически высказывающего политические амбиции и работающего с аналогичной повесткой. Однако готовность Жириновского включить стороннего человека в партийную структуру кажется маловероятной.

Во-вторых, ЛДПР может быть объединена с другой правой партией или партиями. Наиболее идеологически близким кандидатом на слияние с либерал-демократами является партия «Родина». Обе политические силы действуют в одном идеологическом поле, используют схожую популистскую националистическую риторику и фактически конкурируют за один и тот же электорат. По данным ФОМ, в апреле рейтинг ЛДПР составил 10% и превысил показатели КПРФ, в то время как рейтинг «Родины» не выходит за пределы статистической погрешности. Тем не менее объединение проектов позволит расширить возможности либерал-демократов и усилит их региональные отделения. Слияние ЛДПР и «Родины» создаст потенциально более конкурентоспособный проект на правом фланге, с привлечением правых интеллектуалов, экспертов и симпатизирующих им предпринимателей, которые не желали сотрудничать с Жириновским. Так, в обновленной ЛДПР-«Родине» мог бы найти себя Захар Прилепин, высказывающий поддержку «Родине», но не готовый напрямую ассоциировать себя с малоперспективным проектом. Наконец, подобный сценарий оставляет возможность делегирования на пост лидера новой партии вице-премьера Дмитрия Рогозина, которому достанется не карликовая «Родина», а новая мощная правая партия с высоким потенциалом роста.

В-третьих, Кремль может отказаться от поддержки ЛДПР без Жириновского и санкционировать создание нового проекта. Если Жириновского удастся уговорить уйти с поста лидера партии после президентских выборов 2018 года, партия с трудом сможет конкурировать за преодоление заградительного барьера на очередных выборах. Однако до 2021 года у политтехнологов власти останется достаточно времени, чтобы создать и раскрутить новый проект, который заберет себе голоса либерал-демократов. Здесь можно вспомнить успешный опыт той же «Родины» образца 2003 года, которая уверенно справилась с задачей прохождения в парламент. У Кремля имеется достаточно ресурсов, чтобы создать на месте ЛДПР новую силу, которая будет в наибольшей степени отвечать запросам власти в условиях меняющегося политического ландшафта.

Предстоящая парламентская кампания станет, скорее всего, последней для Жириновского, как и для Зюганова и Миронова. Кремль отказался использовать выборы 2016 года, чтобы подготовить условия для неизбежной перезагрузки парламентских оппозиционных партий. Вопрос о смене лидерства отложен до президентских выборов 2018 года, которые могут стать последней большой кампанией для Зюганова, Жириновского и Миронова. Ставка сделана на сохранение status quo, чтобы удержать думские партии в рамках хрупкого посткрымского консенсуса. Однако формирование новой партийной архитектуры станет частью повестки нового электорального цикла 2021-2024 годов, и можно ожидать, что ЛДПР, КПРФ и «Справедливую Россию» ожидают большие изменения после кампании по выборам главы государства.

Фото: Госдума РФ

__________

Читайте также:

Другие материалы раздела
Популярные материалы