ENG

Несвоевременная анемия

Власть все чаще запаздывает с реакцией на социальные проблемы

Перед началом избирательного сезона избиратели будут чаще напоминать власти о социально-экономических проблемах. Причем речь идет как об общих темах, так и о вопросах, актуальных для локальных групп активистов. Показательно, что за последнее время две подобные резонансные темы были явно «пропущены» властью, и она не смогла их ни оперативно купировать, ни предложить эффективный способ решения, который бы устроил недовольных.

Первая – массовые акции водителей-дальнобойщиков против дополнительных сборов с владельцев 12-тонных грузовиков. В  итоге дальнобойщики заставили правительство пойти на уступки - штрафы за неоплаченный проезд с 15 ноября будут брать только в Подмосковье, в остальных регионах - с мая. Также понижена плата до 1,53 рубля (вместо 3,73)  за один километр до 29 февраля 2016 года. Такое постановление подписал 10 ноября председатель правительства. Однако возникшее раздражение данное решение не убавило.

Вторая – нарастающее недовольство мерой, касающейся значительного количества россиян, – началом взимания взносов на капремонт. Правительство почти ничего не сделало для своевременного разъяснения гражданам плюсов от данного решения. Здесь, судя по утечкам в прессу, власть, не дожидаясь акций недовольных, уже пытается сыграть на опережение. В ближайшее время планируется  встреча Дмитрия Медведева с руководством «Единой России», где будут обсуждаться меры по поддержке слабозащищенных категорий граждан в части данных платежей, дабы тем самым выбить из рук оппозиции (в первую очередь «Справедливой России», уже пропиарившей сбор миллиона подписей против) такой козырь и не дать ей поиграть на негативных настроениях избирателей.

Старые проблемы

В предвыборном сезоне власть не может себе позволить серьезных имиджевых и пропагандистских ошибок в социально-экономической сфере, поскольку они незамедлительно отразятся на рейтинге «Единой России». Ситуацию усложняет затянувшийся экономический кризис, который вынуждает урезать бюджетные расходы, в том числе в социальной сфере, и ориентирует правительство искать новые источники пополнения доходной части.

Решение по грузовикам было принято именно из этой логики. Предполагалось получить в год до 50 миллиардов дополнительных средств. Однако политические издержки получились более обременительными. То же самое можно сказать по сборам за капремонт.

Ситуацию усугубляют следующие факторы:

  1. В правительстве и администрации президента не налажено взаимодействие между экономическим и политическим блоками.  В результате нет анализа последствий принимаемых экономических решений  с точки зрения их влияния на политическую ситуацию и общественное мнение.
  2. «Единая Россия» по-прежнему играет роль партии власти отстраненной от какой бы то ни было власти и не оказывает влияния на текущую деятельность кабинета министров. «Единая Россия» постфактум информируется о принимаемых решениях и вынуждена голосовать за них, либо одобрять иным способом, а затем, после негативной реакции населения, уговаривать  правительство изменить их.
  3. В самой «Единой России» слабо организована работа по прогнозированию информационных рисков и угроз, в результате чего она не способна играть на опережение, а ее запоздалые усилия воспринимаются как откровенная подачка со стороны власти, как фора в избирательной кампании.

Все эти проблемы наблюдались и во время предыдущей избирательной кампании в 2011 году, но если тогда недостатки «Единой России» компенсировались поддержкой Путина и  относительно неплохими экономическими условиями, то в наступающий предвыборный год этот сценарий может не реализоваться.

Пять лет назад оппозиции удалось общими усилиями создать единороссам имидж «партии жуликов и воров», и не допустить получения ею свыше 50% голосов. Для повторения кампании есть все предпосылки – коррупционные скандалы связанные с властью «Единая Россия» легко отбивает в межвыборное время, но неспособна по ряду объективных причин справляться с навалом на нее всех оппонентов во время острой фазы избирательной кампании.

Новые риски

К сентябрю 2016 года, в том числе и с переходом к смешанной избирательной системе, партия  власти рискует лишиться даже тех некрупных козырей, которые имелись в ее распоряжении пять лет назад.

  1. Даже в регионах с исправно действующим административным ресурсом количество лоялистов «Единой России» может заметно сократиться, потому что  руководители ряда субъектов, которые теперь прямо избираются населением и не мотивированы на участие в думской избирательной кампании (из-за отстранения от праймериз ЕР) могут попытаться дистанцироваться от Центра, аккуратно (чтобы не вызвать гнева Кремля) перекладывая на него вину за ухудшение положения.
  2. Критика со стороны непарламентских партий будет касаться куда более злободневных социальных проблем и конкретных вопросов, нежели абстрактная коррупция в Москве или свобода доступа к СМИ, что усилит общий неблагоприятный фон для проведения кампании ЕР.
  3. Парламентские оппозиционные партии не получив необходимых электоральных бонусов в предыдущие четыре года будут стремиться раздвинуть границы «дозволенного» контрпропагандистского арсенала, чтобы не пропустить вперед непарламентские. Особенно это актуально для эсеров. Ситуацию усложняет неизбежность активизации партий-спойлеров. Даже если последние будут по тем или иным причинам аккуратно отстранены от выборов, они все равно смогут оказывать негативное влияние, ощущаться которое будет куда сильнее, чем в 2011-м. Более того, у них появится дополнительный стимул для этого.
  4. Заранее анонсированное лидерство главы не очень популярного кабинета (согласно первому ноябрьскому опросу Фонда «Общественное мнение» рейтинг доверия Д.Медведева - 47%, а электоральный рейтинг его партии - 52%) в предвыборном списке «Единой России» скорее служит для нее пассивом, а не активом – мишень для критики обозначена заранее и есть возможность начинать ее «троллить» уже сейчас.
  5. Будут наращивать критику власти новые общественные организации (в том числе при активной поддержке Общероссийского народного фронта), не всегда связанные с выборной тематикой, но активно спекулирующие на экономических и социальных проблемах, и тем самым работающие на понижение рейтинга как правительства, так и партии власти.
  6. Может участиться практика проведения новых ярких публичных акций протеста (по примеру дальнобойщиков), пусть под аполитичными требованиями, но, тем не менее, создающими обстановку тревожности и неуверенности.
  7. В случае дальнейшего роста негативных тенденций в экономике и социальной политике (а к этому имеются все предпосылки, например, возможен очередной виток банковского кризиса, о котором открыто говорит Герман Греф) оппозиционные партии, как системные, так и несистемные, будут стремиться перехватывать протестную повестку дня, не дожидаясь санкции власти.

В ближайшее время власти предстоит выстроить более эффективные инструменты борьбы с политической анемией – т.е. несвоевременной и непропорционально слабой реакций на социальные конфликты и проблемы, имеющие откровенный политический резонанс. Такие инструменты придется выстраивать в условиях разграничения полномочий с ОНФ, который вряд ли уже способен расфокусировать недовольство. Скорее даже наоборот. И расчет на то, что доминирующая внешнеполитическая повестка и оптимистические ожидания от чисто политических процедур предварительного голосования сохранятся на время всей избирательной кампании, выглядят не вполне оправданными.

фото: Евгений Курсков/ТАСС

Другие материалы раздела
Популярные материалы