ENG

Перед визитом в Москву

Интересы США и Франции в ситуации после турецкой атаки на Су-24

Атака турецкими истребителями российского бомбардировщика и радикальный поворот во взаимоотношениях России и Турции кардинально поменяли контекст визита Президента Франции Франсуа Олланда в Москву.

Изменения в повестке ближневосточного конфликта после 24 ноября настолько значительны, что позволяют трактовать выбор места и времени нападения на Су-24 в том числе и как провокацию, подготовленную и проведенную с целью сорвать наметившееся стремление Франции объединить усилия с Россией в военной операции против ИГИЛ (запрещенной в России). Первым свидетельством этого объединения стала координация действий в регионе военно-морских судов двух стран.

При этом внутриполитическое давление, под которым находится Олланд после недавних терактов в Париже, заставляет его искать возможности как можно быстрее предъявить избирателям реальную операцию возмездия. И в этом смысле турецкая  атака на российский Су-24 – это также попытка вынудить Францию ускорить оформление своего военного участия в сирийском конфликте не в рамках союза с Россией, а в рамках «трансатлантических обязанностей», где Турция - это опорная страна НАТО в регионе конфликта.

США: максимально связать руки французам

Тактическая уловка США – перевести ситуацию в разбор деталей авиационного инцидента, который может быть затянут до бесконечности. До этого Франции якобы стоит подождать, чтобы своим участием в сирийско-российской коалиции не создавать давления на «поиск объективной истины».

Собственно, эту логику Барак Обама сразу же заявил на совместной пресс-конференции в Белом Доме по итогам переговоров с Франсуа Олландом. На этих переговорах, как отмечают вашингтонские издания, главной целью Франции было если не получить согласие Белого Дома на тесную координацию французских и русских военных, то, как минимум, смягчить удар по американскому престижу. Но эта цель была до атаки самолетом НАТО русского самолета.

Даже кадры протокольной съемки показывают, насколько напряжен был Олланд, и насколько воодушевлен Обама, когда говорил: «Мой главный приоритет будет гарантировать, что ситуацию не станут нагнетать…. Это очень важно сейчас для нас убедиться, что обе стороны - русские и турки - разговаривают друг с другом, чтобы выяснить, что именно произошло, и принять меры, препятствующие эскалации».

Чуть позже пресс-конференции, которая здесь упоминалась, когда Олланд покинул Вашингтон,  Белый дом в отдельном заявлении уже не стеснялся обозначить сторону, которую будет поддерживать: «США и НАТО поддерживают Турцию и ее право защищать свой суверенитет».

Пентагон, НАТО и военное руководство коалиции: за действия Турции отвечать не будем, но от возмездия защитим

Генералы ЦЕНТКОМа в этой игре также явно заинтересованы в затягивании ситуации. Очевидно, что намечающийся военный союз России и Франции против исламских экстремистов в регионе ставит под вопрос не просто их компетентность, но и сам факт существования т.н. «коалиции 69 стран» - не на бумаге, а на поле боя.

Стратегическая цель - не дать Франции войти в тактический военный союз с Россией на сирийском направлении, апеллируя к ее «союзническим обязательствам в НАТО» по отношению к Турции.

Руководство НАТО выбрало для себя крайне удобную позицию, когда Турция может укрыться под «зонтиком» статуса страны-члена альянса от любого военного возмездия России, если оно последует – но при этом блок отказывается нести любую ответственность за шаги Турции.

В качестве примера можно привести два диаметрально противоположных заявления, сделанных в Вашингтоне на официальном уровне с интервалом в один час.

В первом же сообщении о происшествии агентства Reuters, журналистам которого в Пентагоне подтвердили на условиях анонимности, что по их спутниковой информации, Су-24 «не мог находиться в небе Турции больше нескольких секунд». Это подтверждает и тот факт, что самолет упал вне турецкой территории, в четырех километрах от границы. Таким образом, ни о каком десятикратном предупреждении, как утверждает Турция, даже с технической точки зрения не может идти и речи.

Почти сразу же эту позицию заняли и официальные представители Пентагона - Мишель Балданса и Стивен Уоррен: «Пентагон не может подтвердить, что сбитый Су-24 находился в воздушном пространстве Турции  ….Инцидент произошел на границе, это все, что я могу вам сказать….».

Но в тот момент сигнал на затягивание ситуации и розыгрыш карты «долгого и тщательного расследования деталей» еще из Белого Дома до Пентагона не дошел.

Как только игра была согласована, Пентагон уточнил свою позицию по поводу инцидента во вторник, заявив, что «США как руководитель кампании против ИГИЛ не имеет никакого отношения к атаке на российский самолет».

«….Это исключительно инцидент между русским и турецким правительствами» - официально обозначил позицию НАТО генерал Стив Уоррен.

24 ноября в Брюсселе состоялось экстренное заседание Совета НАТО. Послы стран-членов альянса собрались, чтобы обсудить инцидент с российским Су-24.

В ходе совещания его участники призвали Анкару проявить спокойствие в сложившейся ситуации. По словам генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, в организации хотят, чтобы «РФ и Турция наладили контакт после ЧП с бомбардировщиком… НАТО призывает и приветствует контакты между Москвой и Анкарой по ситуации со сбитым Су-24 в условиях спокойствия и деэскалации».

И одновременно – Столтенберг заявляет, что «у НАТО имеются данные от союзников, подтверждающие, что Су-24 пробыл в воздушном пространстве республики 17 секунд».

Это заявление, не подкрепленное ничем, вызвало такое возмущение среди министров стран альянса, что офис генсека был вынужден выпустить специальное разъяснение: «Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, выступая накануне с заявлением о сбитом Турцией российском самолете Су-24, выражал лишь свое мнение. Его выступление не было заранее согласовано с представителями всех стран-участниц Альянса»

Франция: военная машина набрала ход

Возможно, Олланд и был бы рад воспользоваться возможностью и объяснить своему избирателю, что готов воевать в Сирии, но нужно немного подождать, пока два ключевых игрока – Турция и Россия – не наладят диалог. Не так уж сильно до терактов в Париже французы стремились к военной операции против халифата.

Но военно-политическая машина Франции уже набрала ход, и обратного пути у президента Пятой республики просто нет, особенно накануне приближающихся выборов.

16 ноября, выступая в парламенте, президент Франции объявил о «походе против исламского государства» - и именно этим мотивировал свой запрос на беспрецедентное усиление властных полномочий и трехмесячное особое положение для всей территории страны. Олланд тогда же предложил изменить французскую Конституцию и интегрировать некоторые из этих мер в качестве постоянных законов. «Франция находится в состоянии войны» - сказал в той речи Олланд.

 «Нападения [на Париж] были спланированы в Сирии, организованы в Бельгии, и осуществлены во Франции местными соучастниками» - заявил Олланд в парламенте. Значит, заменить операцию в Сирии просто «борьбой с террористами в самой Франции» уже не удастся – оппозиция в лице Саркози и Ле Пен не позволит.

Саркози уже объявил, что «именно Владимир Путин, а не американцы – реальные союзники Франции в борьбе с терроризмом». Позиция Марин Ле Пен и ее Национального фронта в России хорошо известна и еще в большей степени ориентирована на военный союз с Москвой.

Еще до терактов в Париже спецслужбы страны получили беспрецедентные ресурсы. В январе премьер-министр Вальс объявил набор 1100 новых агентов, в том числе 500 специально для укрепления рядов разведки Франции в течение ближайших трех лет. Для Франции это огромная цифра. Кроме того, спорный и критикуемый оппонентами Олланда закон, проведенный через парламент весной, дал спецслужбам полномочия вне суда отслеживать телефонные звонки и электронные письма. Закон также позволяет разведывательным службам пользоваться метаданными Интернет и требует от всех провайдеров установить на своих серверах специальные поисковые алгоритмы для обнаружения подозрительного поведения в Интернете.

Французы, в отличие от американцев, крайне неохотно пошли на ограничение  своих прав и свобод в пользу борьбы с терроризмом. И теперь, когда после терактов в Париже стало ясно, что это еще и было сделано неэффективно – перед Олландом, скорее всего, уже нет другой перспективы, кроме как оправдаться в глазах избирателя военной операцией в Сирии.

С начала 2015 года  Франция ведет три крупные военные операции, каждая из которых напрямую связана с террористической угрозой. (Четвертая операция продолжается до сих пор в Центрально-африканской Республике, хотя она напрямую не связана с борьбой против джихада).

Во-первых, операция «Страж» - которая включает в себя 10000 французских солдат, дислоцированных по всей Франции для защиты политически-чувствительных объектов страны, в частности, религиозных – таких, как синагоги. Эти силы были впервые развернуты сразу же после нападения на Charlie Hebdo в январе 2015 года. Французы постоянно видят автоматчиков на улицах и площадях – и не понимают, как при этом могли произойти те теракты, которые сотрясли Париж.

Другая операция, «Бархан», включает в себя 3000 военнослужащих, дислоцированных в пяти странах франкофонного Магриба, с тем, чтобы предотвратить образование транснациональных террористических ячеек, в частности в Ливии.

Наконец, операция Chammal включает в себя около 1000 французских военнослужащих в операциях против исламского государства в Ираке.

Французское общество живет новостями о войне, видит солдат на улицах своих городов и уже давно отправляет французов воевать за море против джихадистов.

При этом никаких успехов Олланд пока предъявить не может. Его союз с Россией был воспринят во Франции с воодушевлением, если не сказать больше. Остановить движение в Сирию президент уже не в силах. Это понимают и в Москве, и в Вашингтоне, и в Анкаре.

Франции упорно навязывают привычного союзника - коалицию с США во главе, которая уже показала свою несостоятельность. В этом контексте атака на русский самолет – мощнейший инструмент влияния на позицию Олланда.

Переговоры в Москве покажут, насколько он смог избежать этого влияния.

фото: пресс-служба Президента Российской Федерации

Другие материалы раздела
Популярные материалы