ENG

Последний отсчет

Правительство справляется с ролью «пожарника», однако запаса прочности может не хватить до 2018 года

Во вторник председатель правительства Дмитрий Медведев выступил с последним отчетом правительства перед парламентскими выборами. Согласно Конституции кабинет министров может продолжить свою работу до инаугурации нового президента, то есть до мая 2018 года. Однако, учитывая тот факт, что премьер-министр поведет партию власти на выборы в Госдуму, нельзя исключать сценария, когда результаты голосования сыграют свою роль как в дальнейшей судьбе отдельных членов кабинета министров, так и правительства в целом. Во всяком случае, как показало прошедшее ежегодное мероприятие, оппозиция не оставила желания превратить кампанию в референдум о доверии кабинету Медведева.

Почти за четыре года работы правительству особо нечего записать себе в актив. Сокращение цен на энергоносители и международные санкции увели российскую экономику в негативную зону и перечеркнули амбициозные планы власти, основные в основном на экспансии федерального бюджета. Медведев отчитался о росте продолжительности жизни, рекордных показателях заказов российского вооружения ($56 миллиардов к концу 2015 года), об увеличении доли ненефтегазовых доходов бюджета до 60% (в основном за счет снижения цен на нефть и газ), сокращении инфляции до 8%, о дефиците бюджета в 2,4% и о возвращении к трехлетнему планированию бюджета.

Следует воздать должное – правительство в целом справляется с ролью «пожарника», умело расходуя ограниченный запас ресурсов и не давая пожару разрастись до настоящей катастрофы. Однако потушить пожар оно не способно и, более того, не собирается. Для этого придется идти на слишком непопулярные меры. И дело не в том, что кабмину придется «резать по живому», сокращая социальные расходы. Структурные реформы затронут экономический обмен внутри правящей элиты, а значит, разрушат систему негласных гарантий и вместе с ней политическую стабильность. Правительство Медведева не собирается брать на себя роль «камикадзе». Мандата на революцию у него нет. Оно так и осталось консервативным по мировоззрению и инерционным по культуре принятия решений. Риски от своих решений кабинет министров оценивает выше, чем косметические меры, тактику залатывания дыр или просто ничегонеделание.

На что следует прежде всего обратить внимание в отчете?

Правительство остается в зоне риска популистского давления. Это давление исходит как от более или менее управляемой оппозиции, которая хочет взять свое и немного больше по итогам парламентской кампании, так и от различных группировок внутри правящей элиты, которые лоббируют дешевые деньги, то есть, как кажется, простой инструмент непроизводственного обогащения. Кремль и Белый Дом опасаются перехода избирательной кампании в режим популистской атаки на политику правительства, однако контролировать этот процесс они не могут. Медведеву остается только увещевать участников кампании о честных лозунгах и честных обещаниях, настаивая на том, что «экономика может выдержать только определенную скорость и глубину реформ». Однако это только еще больше разжигает аппетиты как депутатов, так и других сторонников запуска печатного станка. Поэтому риски для проведения курса ответственной экономической политики в России будут только возрастать. Нет никаких гарантий того, что к президентским выборам власть не поддастся на соблазн простых рецептов исправления ситуации и не пойдет по пути постепенной венесуэлизации экономики.

Медведев сократил дистанцию с «Единой Россией». Премьер несколько раз позитивно упоминал партию и ее мероприятия в отчете. Смычка партии власти и правительства, о которой говорили еще со времени второго премьерства Путина в 2008 году, наконец реализована. Медведев понимает, что его дальнейшая политическая карьера во многом зависит от результатов парламентской кампании, то есть связана с «Единой Россией». Поэтому сохранявшаяся на протяжении всего его премьерства дистанция с партией не идет на пользу ни премьеру, ни ЕР. В последнее время – и за четыре месяца до парламентских выборов – политтехнологам власти и Белому Дому удалось добиться сравнительно высокой корреляции публичной повестки Медведева и повестки «Единой России». Озвученные Медведевым социальные инициативы предварительно обсуждались с единороссами. Так, правительство приняло решение продлить до 1 января 2017 года льготную программу ипотеки, повысить МРОТ до 7,5 тысяч рублей с 1 июля, предоставлять особые условия для покупки жилья многодетным семьям, продолжить программу единовременной выплаты маткапитала.

Структурные реформы отложены до президентских выборов 2018 года. Правительство понимает необходимость проведения больших реформ в экономике и социальной сфере, однако проводить их не планирует. Медведев объяснил это решение традиционной для российской власти формулировкой: «реформы за счет людей проводить не будем». С точки зрения премьера, реформы негативно отразятся на социальной сфере, поэтому правительство должно твердо занимать консервативную позицию, то есть выжидать, пока не истечет отведенный по закону срок его полномочий. Поведение Медведева можно объяснить тем, что у власти нет мандата на реформы, и такой публичный мандат может получить только президент, а не премьер и не Дума. Поэтому вопрос о реформах (которые, как было сказано выше, содержат в себе большие риски дестабилизации власти) будет отложен до президентской гонки. Вопрос в том, решится ли Путин, или его преемник получит в ходе президентской кампании мандат на эти реформы. В противном случае власти останется сделать ставку на инерцию или – взять на вооружение популистскую риторику оппозиции.

Сокращения расходов до парламентских выборов не будет. Правительство сделало подарок «Единой России» и оппозиции, отказавшись от сокращения расходов федерального бюджета в 2016 году нынешним составом Госдумы. Действующим депутатам не придется объяснять избирателям, почему они урезали расходы до выборов. Однако следует понимать, что этот шаг означает лишь откладывание решения проблемы. Бюджет продолжит работать на основе нереалистичных планов расходов, сверстанных исходя из цены в $50 за баррель.

Правительство проиграло бюрократии. Медведев признал, что одна из ключевых проблем взаимодействия власти и бизнеса – вопрос о проверках – так и осталась нерешенной. По словам премьера, проверяют «везде» и «сплошняком». Количество проверок бизнеса находится на уровне до 2 миллионов в год – и это несмотря на то, что с 2015 года вступил в силу трехлетний запрет на проверки малого бизнеса и был введен в действие единый реестр проверок. Это оставляет возможности для злоупотреблений, но и заодно обеспечивает благосостояние целых групп чиновников. Как следствие, кроме контрсанкций, Медведеву и партии власти не с чем идти к бизнесу на выборах.

Медведев возьмет под опеку АПК. Контрсанкции подтолкнули рост российского сельского хозяйства до 3%, что является очень неплохим результатом на фоне слабеющей экономики. Во время отчета Медведев объявил о создании правительственной комиссии по АПК, которую сам же и возглавит. При этом в правительстве уже существует Комиссия по вопросам агропромышленного комплекса, которую возглавляет вице-премьер Аркадий Дворкович. Премьеру остается пиариться на теме отрасли, которая демонстрирует рост, пусть и за счет ограничения конкуренции. Других историй успеха нет, а на селе проживает ядерный электорат «Единой России».

В целом Медведеву удалось вытянуть из скромных результатов кабинета министров максимум возможного. Запаса прочности на парламентские выборы, скорее всего, хватит. Однако вопрос о дальнейших сценариях поведения власти после выборов в Госдуму остается открытым. 

Фото: Александр Астафьев/пресс-служба правительства РФ/ТАСС

__________

Читайте также:

 

Другие материалы раздела
Популярные материалы