ENG

Повестка с печатью войны

Внутриполитические последствия войны против терроризма

Признание того, что пассажиры самолета «Когалымавиа» стали жертвами террористического акта, и объявление президентом Путиным войны терроризму в мировом масштабе («Мы будем искать их везде, где бы они ни прятались. Мы их найдём в любой точке планеты и покараем») означают важную перемену и во внутриполитической повестке дня.

Если первоначально операция в Сирии рассматривалась как явление локальное и временное, то теперь Россия вступает в период длительной кампании по борьбе с исламским терроризмом по всему миру, причем в тесной координации с Западом.

В ходе избирательной кампании-2016 это нельзя не учитывать как особый фактор. Участникам выборов – в первую очередь нынешним парламентским партиям придется четко определиться в своем отношении к происходящему и зафиксировать степень поддержки президента и Вооруженных Сил.

Разумеется, социально-экономические проблемы останутся для избирателей в числе основных, но переформатированная тема борьбы с терроризмом и обеспечения безопасности граждан в ходе этой войны несомненно будет оказывать важнейшее влияние на содержание внутриполитических дискуссий и предвыборных дебатов.

Теракты на Синае и в Париже, встречи Путина с западными лидерами в рамках «Большой двадцатки» и телефонные переговоры с ними обозначили следующие изменения - как российской внешней политики, так и пиар-кампании Кремля:

Во-первых, аккуратно модифицируется парадигма последних лет - Запад теперь в первую очередь рассматривается не как враг, а как союзник по борьбе с ИГИЛ (запрещенной в России) и прочими террористами.

Во-вторых, соответственно, снижается и значение пропагандистской линии «Россия – осажденная крепость» и темы противостояния российских ценностей - западным. Россия возвращается в мировую политику не как антагонист Запада, а как партнер.

В-третьих, темы противостояния по поводу событий на Украине, воссоединения с Крымом и поддержки Донбасса уступают задаче борьбы с терроризмом (хотя и не закрываются вообще – в любой момент они могут снова актуализированы).

В-четвертых, военно-патриотическая тематика будет усиливаться в связи с действиями армии в Сирии. Россия показала, что страна способна отправить контингент за рубеж и обеспечивать его активное участие в операциях. Кроме того, включение все новых частей (дальней авиации, кораблей-ракетоносителей на Каспии, спутников-разведчиков и пр.) демонстрирует и качественное развитие российской военной техники и технологий. Соответственно вырастает вес темы: «Российская армия – армия XXI века, свидетельство модернизации страны». Данная тема может быть активно использована в случае привлечения к кампании министра обороны Сергея Шойгу и вице-премьера по ОПК Дмитрия Рогозина.

В-пятых, катастрофа самолета – теперь уже не повод для упреков российской власти (для чего первоначально имелись опасения), а причина для поддержки действий Кремля.

Таким образом, в том, что касается внешней и оборонной политики налицо значительные изменения. Это означает новые вызовы и риски для политпартий в начале подготовки к активной фазе избирательной кампании:

А. Отход от конфронтации с Западом может усилить и шаг в сторону «либерализации» во внутренней политике. Этой темой может воспользоваться как «Единая Россия» (либеральная платформа партии после заявления о том, что Д.Медведев возглавит предвыборный список несколько приободрилось), а также системные партии данной направленности –«ЯБЛОКО» и «Гражданская платформа». Также на ней может играть и «Справедливая Россия».

Б. Ослабляются позиции КПРФ и ЛДПР (хотя последняя в силу своей гибкости и бэкграунда может предстать перед избирателями как ведущий пропагандист ударов по террористам по всему миру), а также консерваторов в ЕР, нацеленных на изоляционистский подход.

В. Несистемные партии оказываются в двусмысленном положении – Кремль отходит от конфронтации с Западом, что соответствует их пожеланиям, но поддержать его прямо им будет затруднительно, и это вряд ли принесет существенную поддержку избирателей. Для них открываются перспективы отойти от непримиримой критики власти и наладить с ней более прагматичное взаимодействие при признании допустимости существования «прозападной платформы».

Г. Долгосрочные электоральные последствия «войны с террором» могут быть неоднозначными, как показывает пример США во время президентства Д.Буша-мл. В случае затягивания военных действий, распространения их на другие страны (например, на Афганистан, откуда в 2017 году предполагается вывод войск, с перспективой вакуума власти и соответствующими обращениями среднеазиатских республик к Москве), энтузиазм может быстро улетучиться. Война рискует превратиться в непопулярную. Но ввиду того, что до думских выборов остается менее года, фактор времени, скорее, работает на действующую власть.

фото: Максим Григорьев/ТАСС

Другие материалы раздела
Популярные материалы