ENG

Праймериз «Единой России»-2016

Новые вызовы и старые проблемы

Прошедший 12 ноября форум местных отделений партии «Единая Россия» продемонстрировал, в каком направлении будет развиваться избирательная кампания партии власти.

Партия задекларировала пять стратегических приоритетов:

  1. отстранение глав регионов от формирования списка кандидатов и от организации работы оргкомитетов по проведению предварительного голосования (праймериз);
  2. привлечение к праймериз и выборам (в качестве кандидатов и доверенных лиц) авторитетных среди общественности фигур, пусть даже не являющихся членами «Единой России»;
  3. выдвижение кандидатов на основе пожеланий актива партии и ей сочувствующих;
  4. обязательное участие всех кандидатов в дебатах с максимальным прояснением своей позиции по ключевым вопросам;
  5. жесткие антикоррупционные требования к кандидатам, в том числе запрет на владение зарубежными активами.

Такой набор требований продиктован нарастающим желанием партийной бюрократии предстать перед избирателями в качестве радикально изменившейся политической силы, которая больше всех близка к простому избирателю и заинтересована в выполнении его «наказов».

Однако на деле последовательная реализация этих приоритетов может не только сказаться на улучшении имиджа партии власти, но и преподносит ряд серьезных рисков.

Во-первых, в условиях жесткой вертикали власти, когда губернаторы несут персональную ответственность (а такую персональную ответственность на них возлагает отнюдь не «Единая Россия», а Администрация президента) за результаты выборов, они не могут не вмешиваться в их ход. Региональное отделение ЕР, неконтролируемое губернатором,- свидетельство его слабости. Поэтому на практике речь может идти лишь о формальном, декларативном невмешательстве. По сути, произойдет лишь имитация независимой от местной власти процедуры голосования. Кроме того, партийный актив «Единой России» не имеет опыта организации действительно непредсказуемых выборов, поскольку партия продолжает существовать при власти, а не формирует власть.

Во-вторых, для самых опытных организаторов кампании будет срабатывать фактор исторической памяти. И региональные, и федеральные элиты помнят, к чему привело решение Михаила Горбачева, спущенное сверху в низовые организации КПСС, об организации независимых выборов в Верховный Совет в 1989 году. Повторение той ситуации с теми последствиями, когда Горбачев одновременно потерял контроль над партией и над развитием внутриполитической ситуации в стране, никто не желает.

В-третьих, угрозу размывания партийной идентичности несет инициатива Медведева о допуске «к участию в качестве кандидатов всех желающих: не только членов Партии или наших сторонников, но и беспартийных. И прямо скажем: даже тех, кто был в рядах наших оппонентов». Эта инициатива содержит серьезные риски. Если завтра от партии власти будут баллотироваться ее сегодняшние критики, это может выглядеть не как свидетельство силы и гибкости партии, но как ее всеядности и конформизма. Кроме того, хотя Медведев потребовал от таких людей подписания деклараций о лояльности в случае прохождения в Государственную Думу, ничто и никто не смогут помешать им занять в парламенте независимую позицию, а попытка их изгнания обернется еще большим скандалом. Поствыборные риски традиционно слабо просчитываются единороссами.

В-четвертых, привлечение к выдвижению не только членов ЕР имеет свою оборотную сторону – превращение политической кампании в пиар-кампанию. Вместо партии-политической машины с четко определенной идеологией и кадровым членством, она может эволюционировать в дискуссионный клуб. Те, кто вступал в ЕР с амбициями делать длительную и последовательную карьеру, почувствуют себя ущемленными в пользу тех, кто вступил в нее перед самими выборами или даже не вступил, но будет использовать для себя весь потенциал партии власти. То есть может возникнуть конфликт между давними «лоялистами» ЕР и «попутчиками». А это не лучшая основа для формирования современной парламентской партии. Тем самым желание получить максимальный результат на выборах вступает в противоречие с более долгосрочной задачей.

В-пятых, требование о том, что у кандидатов не должно быть судимости, в том числе снятой или погашенной, иностранных финансовых счетов, иностранной недвижимости и т.д., чревато массовым распространением по регионам «черного пиара», заказных публикаций по компрометации соперников, а это в целом создаст кампании ЕР негативный фон. Многие из потенциальных участников вынуждены будут срочно разводиться с женами, переписывать свое имущество или умалчивать о нем в надежде, что «пронесет», а это порождает нездоровую психологическую обстановку. Активисты группы Навального получают прекрасную возможность дискредитировать подобные кадры. Партия сама их приглашает к кампании «огонь по штабам».

В-шестых, тезис Медведева о том, что «участие в дебатах обязательно для всех кандидатов, претенденты должны доказать людям, что они достойны их поддержки, ответить на любые, даже самые каверзные вопросы, четко обозначить и обосновать свою позицию», формально верный. Тем не менее он дает в руки критиков ЕР аргумент – а почему же ранее партия категорически отказывалась от дебатов? И хотя здесь речь идет о внутрипартийных дебатах, а Борис Грызлов отказывался от дебатов с политическими соперниками («они для нас как дворовая команда для профессионалов»), для неискушенного в политике избирателя - это не будет иметь значения.

В-седьмых, решение о новой модели открытого голосования способно ухудшить условия конкуренции для самих единороссов во время избирательной кампании. Значительное количество лоялистов и неготовых к открытой публичной дискуссии сторонников партии будут вынуждены будут либо остаться за бортом кампании, либо начать выстраивать прагматичные отношения с конкурентами ЕР с целью выдвижения от других партий. Не секрет, что среди таких партийных «эскейпистов» будут ресурсные кандидаты, способные оказывать необходимую партии поддержку.

Пока в числе бенефициаров нового способа проведения кампании ЕР, и, в первую очередь, праймериз, можно назвать нынешних высших руководителей партии и активистов среднего звена, представителей оргкомитетов и членов счетных комиссий в регионах, уполномоченных по их проведению депутатов ГД и т.п. Именно они сосредотачивают сейчас наибольшую власть в своих руках. Условными проигравшими являются отвечающие за выборы сотрудники региональных администраций, с которых ответственность за результаты при этом никто не снимает, но которые будут ограничены в применении традиционных административных технологий – во всяком случае, на словах.

фото: Петр Ковалев/Интерпресс/ТАСС

Другие материалы раздела
Популярные материалы