ENG

Путин вводит Медведева во внешнеполитическую игру

Одной из интриг саммита АТЭС в Маниле является вероятная встреча Дмитрия Медведева и президента США Барака Обамы

На прошедшей неделе стало известно, что на саммите АТЭС 18-19 ноября в Маниле Россию будет представлять председатель правительства Медведев, а не, как ожидалось раннее, президент Путин. В последний раз премьер заменял президента в мае 2012 года на саммите «восьмерки» в Кэмп-Дэвиде.

Одной из интриг саммита является вероятная встреча Медведева и президента США Барака Обамы. Особое внимание к этому событию связано, в том числе, с недавним напряженным моментом в российско-американских отношениях, когда в октябре Вашингтон демонстративно отказался принимать российскую делегацию во главе с Медведевым, которую Путин предложил направить для поиска точек соприкосновения в сирийском конфликте. Последняя встреча действующего главы российского правительства с президентом Соединенных Штатов состоялась в ноябре 2014 года на полях Восточноазиатского саммита в Мьянме.

По сообщению Кремля, данное решение было принято лично президентом Путиным в связи с «оптимизацией графиков высшего руководства страны». Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уточнил, что у премьера были «запланированы в регионе Юго-Восточной Азии дополнительные контакты, дополнительные визиты». Согласно графику, 21–22 ноября Медведев примет участие в 10-м Восточноазиатском саммите в Куала-Лумпуре. А 23–24 ноября премьер планирует посетить с рабочим визитом Камбоджу.

В информационном поле присутствует четыре интерпретации этого события. Решение президента объяснялось как расстановкой приоритетов в рамках текущих внешнеполитических задач, так и реалиям внутренней политики.

Во-первых, Путин продолжает усиливать Медведева накануне избирательной кампании в Государственную Думу. На парламентских выборах на премьера ляжет ответственность возглавить список партии власти, в то время как Путин, скорее всего, сведет в них свое участие к минимуму. На фоне отсутствия знаковых результатов в экономике и социальной сфере, а также сравнительно невысокой популярности правительства Медведев нуждается в увеличении политического веса, чтобы успешно пройти через избирательную кампанию. Внешняя политика является сейчас единственной темой, которая позволяет власти поддерживать и наращивать свой высокий рейтинг. В этом смысле, предоставляя возможность Медведеву проявить себя на международной арене, Путин дает ему шанс восстановить свой имидж самостоятельного политика, добивающегося успеха в решении важных для России вопросов. Кроме того, некоторые наблюдатели также расценили этот шаг как еще одно свидетельство в пользу того, что Путин заинтересован в частичной реставрации института тандема. Тандем может рассматриваться и как эффективная формула успеха власти на парламентских выборах, и как фактор начавшейся президентской кампании, в которой Медведев (в случае отказа Путина от участия в ней) будет считаться главным фаворитом.

Во-вторых, участие в четырех международных саммитах подряд исключило бы Путина из внутриполитической повестки на целый месяц. 15-16 ноября президент принимает участие в саммите «двадцатки» в турецкой Анталье. На 23 ноября в графике президента запланирован саммит экспортеров газа в Тегеране. А с 30 ноября по 11 декабря в Париже должна пройти 21-я Конференция ООН по вопросам изменений климата, которую также собирается посетить глава российского государства. Дополнительное участие в саммите АТЭС не оставило бы президенту времени для решения вопросов внутренней политики.

В-третьих, поездка на саммит АТЭС ничего не дает Путину для отстаивания позиции России по Сирии. После террористических атак в Париже в пятницу 13 ноября значение конфликта в Сирии в российской внешнеполитической повестке только возрастает. Не исключено, что Запад и монархии Персидского залива в ближайшее время увеличат давление с целью как можно более быстрого ухода президента Сирии Башара Асада, чтобы перейти одновременно к процессу политического урегулирования и военному уничтожению ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). Путину важно в этой ситуации защитить российские интересы, которые заключаются либо в максимальном откладывании вопроса об уходе Асада, либо в получении реальных гарантий, что сторонники сирийского президента будут играть важную роль в новом переходном правительстве. Второй раунд международных переговоров по разрешению сирийского кризиса прошел в Вене в субботу 14 ноября. Путин сможет обсудить итоги венской встречи с лидерами других государств в Анталье, в том числе с председателем КНР Си Цзиньпином. Поездка в Манилу, где не будет ни европейский партнеров по переговорам в Вене, ни представителей Ближнего Востока, будет потерянным временем для продвижения в сирийском пункте повестки.

В-четвертых, для Путина не имеет смысла участвовать три раза подряд в течение месяца в одних мероприятиях с президентом США по причине низкого уровня российско-американских отношений. Некоторые наблюдатели даже предложили расценивать действия президента России как попытку избежать встреч с Обамой. Учитывая опыт последних контактов, в Кремле могли посчитать, что поведение американцев на этих мероприятиях может только повредить имиджу президента. Поэтому для обсуждения всех вопросов российско-американских отношений хватит одной встречи. Официально встреча между президентами России и США в Анталье не планировалась. Однако Белый Дом и Кремль допустили «возможность для прямой дискуссии» между двумя лидерами «в ходе совместных протокольных мероприятий» на полях саммита.

С другой стороны, повторное решение Путина расширить вовлечение Медведева в международные дела можно рассматривать вне контекста приближающихся федеральных выборов. Оно может свидетельствовать о стремлении президента расширить для России пространство маневра во внешней политике. После начала конфликта на Украине контакты России и Запада были сведены к минимуму, в то время как взаимные экономические и политические интересы сохранились. В своем окружении президент Путин испытывает острый дефицит опытных переговорщиков с Западом, которых последний был бы готов воспринимать в качестве конструктивных и обладающих значительным влиянием внутри России участников диалога. Глава МИД Сергей Лавров заслужил устойчивую репутацию «ястреба» В последнее время Лавров воспринимается как переговорщик, скорее обозначающий темы, в которых с Москвой договориться не получиться, а не те, которые могут стать основанием для поиска совместных решений. Глава МИД последовательно и жестко отстаивает российские интересы, а не открывает пути для компромисса. Он превратился в «мистера Нет» российской дипломатии. Политика Лаврова сужает пространства возможностей для Путина. Президенту необходимо уравновесить «ястреба» условным «голубем», тем более когда Москва начала поиск вариантов для восстановления отношений с Брюсселем и Вашингтоном.

Раньше такую роль могли играть либо системные либералы (Касьянов, Кудрин или Чубайс), либо такие советские тяжеловесы, как Примаков. Однако системные либералы сейчас далеки от власти и в силу этого воспринимаются на Западе как люди, которые не могут серьезно влиять на решения в Кремле, а потому брать на себя обязательства и гарантировать их выполнение. Глава Администрации президента Сергей Иванов, которые имел прямой и тесный контакт с администрацией Буша-младшего, не имеет подобных отношений с Белым домом Обамы. В итоге из всего путинского окружения на эту роль может претендовать только председатель правительства. Медведев является фактически безальтернативным кандидатом, чтобы уравновесить кремлевских «ястребов». Он имеет опыт переговоров с западными лидерами на самом высоком уровне, как и опыт позитивного взаимодействия с американским президентом. Можно вспомнить, как Путин и Медведев эффективно разводили роли во время войны в Южной Осетии в августе 2008 года. Кроме того, Запад всегда демонстрировал, что готов подыгрывать Медведеву на международном уровне, чтобы усилить его возможности внутри страны.

Поэтому решение Путина направить на саммит АТЭС Медведева можно интерпретировать как начало выстраивания более сложной игры России с Западом. Москве придется показывать свою готовность как усиливать свою позицию, так и идти на компромиссы, чтобы достичь согласия по наиболее важным для себя темам – урегулированию в Сирии и на Востоке Украины. Ни одна из этих кризисных ситуаций не является «игрой с нулевой суммой», где может выиграть либо Россия, либо Запад. Всем, в конечном счете, придется договариваться, а значит, корректировать свою позицию.

В ближайшее время можно прогнозировать дальнейшую активизацию Медведева в международных делах. При этом премьер находится в максимально комфортной для себя ситуации, когда усиление его позиций внутри страны будет происходить от самого факта участия в переговорах, а не от того, какие будут достигнуты результаты.

фото: Партия «Единая Россия»

Другие материалы раздела
Популярные материалы