ENG

Режим Порошенко: потенциал стабильности и факторы риска

Ожидает ли Украину государственный переворот

На Украине в очередной раз начали активно распространять слухи о предстоящем крахе режима президента Петра Порошенко. Ожидания смены власти в Киеве высоки. Называются даже конкретные сроки переворота – первый квартал 2016 года.

Однако среди сторонников версии о скорой смене власти нет единства относительно возможных сценариев подобного развития событий. Среди них и отстранение президента в результате импичмента, и революция «партии войны» (Яценюк, Турчинов, Тягнибок, Ляшко, лидеры добровольческих батальонов) из-за Минских соглашений, и социальный Майдан, даже переворот, индуцированный извне, и т.д.

Сам Порошенко также порой акцентирует внимание на шаткости своих позиций внутри страны. Он настаивает, что высокие требования к Украине со стороны других государств играют на руку сторонникам уже упомянутой «партии войны». Во время переговоров в нормандском формате украинский президент ссылался на то, что не может выполнить часть политических обязательств в рамках минских соглашений, поскольку в этом случае стабильность его власти может быть подорвана правыми радикалами. Таким образом, украинское руководство, намеренно завышая цену компромиссов, представляет себя в переговорах как слабую сторону, которой требуется защита и эксклюзивная поддержка со стороны Запада.

Несмотря на то, что угрозы для режима действительно существуют, есть все основания полагать, что позиции Порошенко устойчивее, чем это представляется на первый взгляд. Можно выделить восемь факторов стабильности нынешнего украинского политического режима.

1. Сравнительно высокий уровень социальной стабильности. В настоящий момент на Украине недостаточно условий для социального Майдана. Несмотря на тяжелый экономический кризис, рост тарифов и падение реальных доходов населения, в украинском обществе сохраняется постреволюционный консенсус вокруг необходимости проведения реформ. Именно этот консенсус легитимирует коалицию элит, сложившуюся во время «революции достоинства». Порошенко и Яценюк становятся объектами критики не потому, что они проводят непопулярные реформы, а за отсутствие быстрых и эффективных реформ, результаты которых почувствовало бы на себе большинство населения. Июльский опрос фонда «Демократические инициативы» показывает, что 32,2% опрошенных не верят в успех реформ на Украине, но при этом испытывают небольшую надежду на их успех. А 48,4% считают, что власти не сделали ничего с момента начала реформ. При этом на Украине так и не сложилось никакой реакционной антиреформистской коалиции, которая противопоставляла бы страну до Майдана стране после в пользу первой. Все попытки бывших чиновников (Азаров, Арбузов, Клименко и т.д.) разыграть эту карту не удались.

Об отсутствии готовности к масштабным социальным возмущениям говорит и минимальный с мая 2013 года уровень протестных настроений, который незначительно отличается от российского. В июле только 18% украинцев заявили о своей готовности участвовать в акциях протеста (фонд «Демократические инициативы»). Большинство граждан – 67% – участвовать в протестах не собираются. Для сравнения, согласно последнему опросу российского Фонда «Общественное мнение», в акциях протеста готовы принять участие 15% россиян.

Вероятность проведения длительных и масштабных социальных протестов в украинской столице является низкой еще по двум причинам. С одной стороны, по сравнению с прошлым годом и началом нынешнего протестная активность недовольных горожан в Киеве резко сократилась. С другой – отсутствует необходимая политическая сила, способная возглавить этот протест. Вместе с тем это не исключает локальных и громких вспышек социального недовольства, «маршей пустых кастрюль», которые, тем не менее, не представляют реальной угрозы для стабильности центральной власти.

2. Отсутствие у оппозиции достаточного количества депутатов для реализации конституционных процедур. Отстранение Порошенко от власти в результате импичмента не по силам нынешней оппозиции. Процедура импичмента на Украине является настолько технически сложной, что даже окончательный развал коалиции и консолидация оппозиции в Верховной Раде не гарантируют ее успешного завершения. Чтобы отстранить Порошенко от власти, оппозиции потребуется заручиться поддержкой депутатов из президентской фракции «Блок Петра Порошенко».

Статья 111 Конституции Украины гласит, что «Президент Украины может быть смещен с поста Верховной Радой Украины в порядке импичмента в случае совершения им государственной измены или другого преступления». В парламенте решение об обвинении президента в государственной измене должно сначала поддержать 300 депутатов. Численность фракции БПП составляет 142 депутата. Если предположить, что все остальные фракции, депутатские группы и независимые депутаты объединятся в своем стремлении сместить президента, они наберут всего 280 голосов (часть депутатских мест вакантна из-за отмены выборов в ряде районов Донецкой и Луганской областей). Оппозиции придется рассчитывать на раскол в пропрезидентской фракции. Если даже у оппозиции получится переманить на свою сторону 20 депутатов от БПП, то после изучения обвинения Конституционным и Верховным судами, сторонникам импичмента потребуется уже 338 голосов, чтобы довести процедуру до конца. В итоге оппозиции необходимо привлечь в свои ряды как минимум 58 депутатов из президентской фракции в Верховной Раде. Учитывая тот факт, что подавляющее большинство депутатов БПП лояльны президенту лично, этот сценарий представляется трудно реализуемым.

3. Разрозненность оппозиции. Оппозиция имеет низкий потенциал создания единого фронта против Порошенко. На сегодняшний день она состоит из нескольких одновременно конкурирующих друг с другом групп – европейские реформисты из «Самопомощи», «партия войны» (Радикальная партия, «Правый сектор» (запрещенная в РФ организация), «Батькивщина», условно Турчинов и Яценюк), клиентела Коломойского (партия «Укроп»), «Оппозиционный блок» Левочкина и Фирташа. Их интересы настолько различны, а история взаимоотношений настолько сложна, что формирование общей повестки для большого антипрезидентского союза представляется почти невозможным. «Партия войны» не является коалицией и между ее членами существуют стойкие противоречия. Более того, сторонники силового решения конфликта в Донбассе склонны кооперировать свои усилия по различным вопросам с Порошенко, а не друг с другом. Так, Турчинов и Яценюк могут прибегать к жесткой риторике в отношении России и Донбасса, но предпочитают добиваться своих политических и экономических целей, находясь в президентской команде. Демонстративный разгром верхушки националистической партии «Свободы» после голосования за поправки в Конституцию 31 августа показал, что украинская элита в целом едина относительно неприятия радикалов, даже если не испытывает энтузиазма в отношении Минского процесса. Конституционная реформа расколола коалицию. Однако противники Минских соглашений не стремятся создавать ни союза друг с другом, ни тем более объединяться с Оппозиционным блоком.

4. Зависимость украинской политической элиты от США и ЕС. История государственных переворотов показывает, что успех в захвате власти коррелирует со степенью иностранного вмешательства во внутреннюю политику. Чем меньше влияние других государств, тем больше вероятность успешного государственного переворота. Инициаторам незаконной смены власти требуется меньше оглядываться на реакцию иностранных политиков и есть возможность быстрее приступать к конкретным и решительным действиям.

После победы Майдана в 2014 году Украина фактически перестала существовать как суверенное государство. Политические и экономические решения принимаются Киевом только после консультаций с западными партнерами. Посол США на Украине Джеффри Пайетт и помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии Виктория Нуланд являются обязательными участниками закрытых переговоров, направленных на минимизацию конфликтов внутри украинской элиты. Зависимость Украины от ЕС также укрепило разрушение экономических связей с Россией. Нелегитимная смена власти рискует обернуться для ее сторонников санкциями и приведет к прекращению помощи со стороны МВФ, что неприемлемо для украинских олигархов.

Поэтому переворот на Украине не может произойти до тех пор, пока он не будет согласован или инициирован самим Западом. Последний, однако, не заинтересован в дестабилизации политической ситуации в стране. В Брюсселе и Вашингтоне воспринимают приход к власти радикалов в Киеве как наименее желательный сценарий, поскольку непропорционально усиливается риск втягивания страны в прямой военный конфликт с Россией. ЕС и США подчеркивают свою поддержку президенту Порошенко, подкрепляемую финансовой, политической и военной помощью. Более прозападное правительство сегодня трудно представить.

5. Контроль над силовиками со стороны западных стран. ВСУ и Национальная гвардия встроены в партнерские программы с военными из стран НАТО. Усилившиеся контакты украинских силовиков со своими западными коллегами являются фактором, сдерживающим проявление нелояльности в отношении гражданских властей. Как показывает опыт, чем глубже уровень взаимодействия и интеграции силовых структур между странами, тем менее вероятно их участие в различных авантюрах внутри страны. Военные дорожат своими международными контактами и интеграцией армий.

Военное сотрудничество Украины со странами НАТО в 2015 году развивается по нарастающей. Вашингтон выделил 320 миллионов долларов на военную помощь Киеву. Развернута и действует программа подготовки военнослужащих ВСУ и Национальной гвардии. Кроме того, на территории Украины регулярно проходят международные военные учения. На 2015 год таких учений запланировано, как минимум, пять.

6. Контроль Порошенко над силовиками. Президент не просто окружил себя лояльными силовиками. После отставки главы СБУ Валентина Наливайченко угроза фронды со стороны силовых структур в отношении президента представляется минимальной. Практически все руководители силовых структур сейчас полностью зависимы от Порошенко. Министр обороны Степан Полторак и глава генерального штаба Виктор Муженко достигли пика своей военной карьеры при действующем президенте и многим ему лично обязаны. 14 октября 2015 года президент присвоил обоим звание «генерал армии». Генеральный прокурор Виктор Шокин также назначен по настоянию Порошенко. Председатель СБУ Василий Грицак вернулся в ряды силовиков благодаря президенту. Единственный представитель силовых структур, который сделал свою карьеру независимо от Порошенко, – глава МВД Арсен Аваков. Однако Аваков неоднократно демонстрировал свою полную лояльность президенту и готовность идти на уступки. Здесь можно вспомнить назначение его первым заместителем Екатерины Згуладзе по требованию Администрации президента и создание новой украинской полиции.

7. Влияние добровольческих батальонов и их возможности преувеличены. Де-факто все добровольческие батальоны подчиняются Министерству обороны, МВД или Национальной гвардии, то есть подконтрольны лояльным Порошенко силовикам. Исключение составляет только запрещенный в России «Правый сектор», который остается самой крупной военизированной организацией без определенного юридического статуса. Его численность превышает 5000 человек. Однако до сих пор организация ни разу не позволяла усомниться в своей лояльности и даже отказалась участвовать в местных выборах, несмотря на растущий рейтинг.

8. Отсутствие альтернативы Порошенко. Президент по-прежнему остается самым популярным политиком в стране. Согласно исследованиям Киевского международного института социологии, в сентябре 27,2% положительно оценивали работу президента, 58,6% – негативно. Премьер-министр отстает на 10 пунктов. Положительно оценивают работу премьера 17,3%. Электоральный рейтинг Порошенко находился на уровне 25,3%. Второе место занимает Юлия Тимошенко с 20,5%, рейтинг которой постепенно приближается к президентскому. Электоральные рейтинги тройки главных радикалов Дмитрия Яроша, Олега Ляшко и Олега Тягнибока составляют 7,9%, 7,7% и 2,4% соответственно, то есть в совокупности (18%) меньше рейтинга президента. Опросы показывают, что на президентских выборах Порошенко переигрывает любого украинского политика во втором туре.

Факторы риска для режима Порошенко имеют конъюнктурный характер. Украинский президент может свести их к минимуму или вовсе устранить при незначительной корректировке политической стратегии. Можно выделить четыре таких фактора.

1. Ослабление позиций Порошенко после местных выборов 25 октября. Накануне местных выборов «Блок Петра Порошенко» лидирует во всех социологических опросах. Однако отрыв от ближайших конкурентов – «Батькивщины», «Самопомощи» и «Оппозиционного блока» – невелик и колеблется в диапазоне 0,6-3%. Запутанная система местных выборов и преимущество на локальном уровне могут принести оппозиции ряд знаковых побед в регионах и муниципалитетах. В случае успеха на местных выборах прежде всего номинальных союзников Порошенко по коалиции – «Батькивщины» и «Самопомощи» – давление на президента может существенно усилиться с целью получения новых преференций, в том числе кадровых.

2. Объединенный консенсус оппозиции по вопросу о проведении досрочных парламентских выборов в 2016 году. Этот консенсус может стать самым серьезным испытанием для Порошенко. Согласно опросу группы «Рейтинг» за октябрь, поддержка роспуска Верховной Рады среди украинцев и назначения новых выборов выросла с 34 до 47% за последние полгода. Баланс сил в новой Раде также будет существенно диссонировать с общественными настроениями. Исследование группы «Рейтинг» при поддержке Агентства США по международному развитию показывает, что в случае парламентских выборов первое место останется за «Блоком Петра Порошенко» с 13% (почти на 8% меньше, чем на выборах 2014 года). Второе место разделят «Батькивщина», «Самопомощь» и «Оппозиционный блок» с 11%. Победитель прошлых выборов по партийным спискам «Народный фронт» Яценюка и Турчинова не прошел бы в Раду, получив всего 1% голосов. Серьезную силу составят три праворадикальные партии – «Радикальная партия Олега Ляшко (7%), запрещенный в России «Правый сектор» (6%) и «Свобода» (5%) (запрещенная в РФ организация). Таким образом, если выборы в Раду пройдут досрочно, то смена кабинета министров, переформатирование коалиции и коррекция политического курса будут неизбежным сценарием, а президентская власть может серьезно ослабнуть.

3. Реализация Минских соглашений без соответствующей подготовки (или при неудачной подготовке). Минские соглашения являются самым сильным стрессом для коалиции. В соответствии с ними Украина должна принять поправки в Конституцию, в которой предусматривается особый статус для Донбасса. Принятие поправок в Конституцию в первом чтении вызвало раскол в правящей коалиции после отказа «Самопомощи», «Радикальной партии» и «Батькивщины» поддерживать поправки. Для принятия поправок во втором чтении Порошенко необходимо найти 300 голосов в Раде, которых у него нет. К тому же после переговоров в «нормандском формате» в Париже ДНР и ЛНР выступили с требованием переголосования поправок в Конституцию, что потребует запуска конституционного процесса с начала и приведет к новому обострению конфликтов в коалиции. Пока Порошенко не делает ничего, что могло бы заметно улучшить его позиции в торге с неуступчивыми парламентариями. Очевидно, что президент намерен пока торговаться по содержанию закона о выборах в Донбассе. Однако чрезмерное затягивание ясности с позицией относительно формулировок поправок в Конституцию способно привести к катастрофическому напряжению внутри коалиции, которая не сможет выйти из этой ситуации без потери лица.

4. Коррупционные скандалы. В последнее время такие скандалы негативно сказываются на рейтингах президента и усиливают расколы в его окружении. Оппоненты Порошенко (в том числе из бывших союзников) активно раскручивают антикоррупционную тему в СМИ. Порошенко и его ближайшее окружение обвиняются в коррупции, кумовстве и неэффективности. Олигарх и президент Порошенко представляется как продолжатель государственных традиций своего предшественниками Виктора Януковича. Для атаки на Порошенко используются его бывшие подчиненные и союзники. Показательны в этом смысле обвинения экс-главы СБУ Наливайченко в отношении замглавы фракции БПП и соратника президента Игоря Кононенко. Другим примером является деятельность депутата от партии «Укроп» Виталия Куприя, за которым стоит другой олигарх и бывший союзник президента Игорь Коломойский. Куприй обвинял Администрацию президента в давлении на судей и требовал открыть уголовное дело против Порошенко относительно отмывания денег в оффшорной компании Intraco Management LTD. Разгорается скандал вокруг главы Администрации президента Бориса Ложкина, кадровая политика которого стала нарицательной, а слухи о его выгодных финансовых операциях, связанных с назначениями – в числе наиболее распространенных в Киеве. Ложкин лоббирует на ключевые должности своих друзей и деловых партнеров. Несмотря на то, что антикоррупционная кампания имеет явно заказной характер и является инструментом сведения политических счетов, она негативно сказывается на рейтингах президента и формирует недоверие к деятельности его команды.

В целом потенциал стабильности режима Порошенко пока перевешивает все существующие факторы риска. Однако следует признать, что в украинском политическом процессе продолжает усиливаться значение субъективных обстоятельств, непосредственно связанных с личными качествами главы государства и его подчиненных. В этой связи нельзя исключать, что предстоящий раунд борьбы за контроль над исполнительной властью (а Порошенко почти открыто готовится к смене главы Правительства) может существенно усилить давление на режим со стороны оппозиции и привести к острому политическому конфликту, в ходе которого институциональная слабость и отсутствие опыта у ключевых игроков могут сыграть негативную роль для президентской команды

фото: Danil Shamkin\Zuma\TASS

Другие материалы раздела
Популярные материалы