ENG

Сажать нельзя обменивать

Савченко может быть возвращена на Украину после президентских выборов

21 марта Донецкий Суд в Ростовской области признал виновной украинскую военнослужащую Надежду Савченко. Несмотря на то, что и защита, и обвинение ожидали, что приговор будет обвинительным, дальнейшая судьба обвиняемой остается под вопросом.

Существует три основных сценария развития дела Савченко после признания её виновной в причастности к убийству корреспондентов ВГТРК Игоря Корнелюка и Антона Волошина: отбывание наказания на территории Российской Федерации, передача для отбывания наказания Украине и обмен. Помимо очевидного значения процесса для международной повестки ввиду его намеренной политизации стороной защиты, каждый из вариантов решения будет иметь значение и для внутриполитических кампаний.

Суд над Савченко уже использовался различными политическими силами для привлечения внимания к собственной повестке. Для либеральной оппозиции критика процесса над украинской военнослужащей – это часть кампании против политики Кремля на украинском направлении. С призывами освободить Савченко неоднократно выступал председатель ПАРНАСа Михаил Касьянов. Эта же тема была одной из центральных на Форуме оппозиции в Вильнюсе. При этом, наряду с категорическим неприятием присоединения Крыма, солидаризация с обвиняемой становится определенным маркером самоидентификации внутри либеральной оппозиции. В этой связи Савченко предстает не просто в роли иностранной гражданки, подвергающейся, по словам Касьянова, «судебному беспределу по сфабрикованным обвинениям», но еще и инструментом внутриполитического давления. Показательно, что наряду со «Списком Магнитского» и «Списком Немцова» активно продвигается «Список Савченко», ставший единственным совместным документом на Форуме Свободной России.

«Единая Россия» обращается к теме суда над украинской военнослужащей для консолидации своих сторонников вокруг идеи о необходимости противодействия давлению со стороны США и стран ЕС, а также защиты от внешних угроз. Практически все комментарии представителей партии о процессе касались возможного принятия «Списка Савченко» и попыток оказывать давление на процесс извне. Заместитель секретаря Генерального совета «Единой России» Ольга Баталина заявляла, что предложения по новым санкциям в связи с делом Савченко – это часть программы США, направленной на прекращение контактов ЕС и России. Координатор Патриотической платформы «Единой России», председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая называла авторов списка «адвокатами дьявола» и говорила, что Европарламент, допускающий подобные инициативы, «рискует стать законодателем моды бесправия и подтанцовки политического кордебалета, обслуживающего постановочные спектакли против России». В этом же контексте звучали слова депутата Госдумы от «Единой России» Ильи Костунова, сказавшего, что поведение Савченко в суде – это результат «науськивания» со стороны политически ангажированных деятелей Европарламента и «персон из Госдепартамента США». Также данная тема используется «Единой Россией» для противопоставления с либеральной оппозицией. В частности, выступая с критикой Форума в Вильнюсе, на позицию по делу Савченко указывал руководитель комиссии Президиума Генсовета партии «Единая Россия» по международной деятельности, член комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Роберт Шлегель.

«Справедливая Россия» и КПРФ не акцентируют внимание на процессе. В рядах коммунистов к теме периодически обращается первый заместитель председателя Комитета Госдумы по делам национальностей, член ЦК КПРФ Валерий Рашкин. Это может быть объяснено традиционным вниманием первого секретаря московского городского комитета КПРФ ко всем обсуждаемым событиям в рамках кампании по собственному продвижению. ЛДПР воспринимает процесс как удачную тему для привлечения внимания к партии за счет ярких, зачастую скандальных заявлений. Член фракции ЛДПР в Госдуме Виталий Золочевский предлагал обменять Савченко на отбывающего наказание в США гражданина РФ Виктора Бута, а Владимир Жириновский призывал расстрелять её и повесить.

Суд над Савченко не входит в число наиболее обсуждаемых событий внутриполитической повестки. Тем не менее, процесс обращает на себя внимание значимой части населения. В опросе Левада-центра, проведенном 11-14 марта 2016 года, его назвали самым запомнившимся событием последних четырёх недель 9% респондентов. В ближайшее время внимание к делу Савченко будет нарастать. Оглашение приговора и освещение последующих решений о будущем Савченко станет одной из центральных тем в СМИ, и, при любом из сценариев развития ситуации, повлечет за собой внутриполитические интерпретации.

 

Отбывание наказания на территории РФ

Наиболее технически простой вариант развития событий – это отбывание Савченко наказания в колонии на территории России. В таком случае процесс будет интерпретироваться в контексте неотвратимости наказания за преступления, совершенные в отношении граждан РФ, в том числе и за пределами России. На фоне патриотической мобилизации и актуализации темы возвращения России в качестве глобального игрока на международной арене дело Савченко может служить действенным примером реализации части 3 статьи 12 УК РФ в редакции от 27 июля 2006 года, распространившей действие законодательства в отношении иностранных граждан на совершивших преступление не только против интересов РФ, но и против отдельных российских граждан. Это особенно актуально в контексте попыток политизировать процесс и призывов со стороны представителей иностранных государств отпустить Савченко. В этой связи вынесение обвинительного приговора с отбыванием наказания на территории РФ может трактоваться как незыблемость принципа защиты интересов конкретных российских граждан вне зависимости от политического давления, в том числе и на международной арене. В рамках этой линии звучат высказывания члена Совета Федерации от Севастополя Андрея Соболева, заявившего, что наличие в деле жертв в лице мирных граждан РФ «не позволяет превратить бывшую лётчицу в разменную монету и отпустить ей грехи». При этом акцент на неотвратимости и жёсткости наказания будет способствовать продвижению идеи о готовности России защищать своих граждан в любой точке мира. Либеральная оппозиция, в свою очередь, продолжит нападки на власть в рамках уже реализуемой кампании. Возможно смещение акцента в сторону недостатков судебной системы и условий содержания в колонии.

 

Передача Савченко для отбывания наказания Украине

Вопросы экстрадиции между Россией и Украиной решаются по положениям Конвенции о передаче осужденных лиц 1983 года. Осужденный может быть передан на родину для дальнейшего отбывания наказания при условии вступления в законную силу приговора суда и согласия самого осужденного. В случае реализации этого варианта и Кремль, и либеральная оппозиция могут интерпретировать ситуацию в свою пользу. Передача Савченко для отбывания наказания на родину невозможно без признания Украиной её вины и комплекса действий по демонстрации добрых намерений, как это было в случае с передачей России осужденных в Катаре Анатолия Яблочкова и Василия Пугачева. Ситуация может развиваться по этому сценарию только после качественного изменения украинской риторики и ряда дружественных шагов, включая прекращение разбирательства по делу Евгения Ерофеева и Александра Александрова и ощутимые подвижки в рамках минского процесса. В таком случае можно будет говорить и о свершившемся правосудии, и об эффективном взаимодействии с украинской стороной. В то же время либеральная оппозиция будет трактовать это решение как результат давления на Кремль и подчеркивать собственную роль в процессе. Реализация сценария осложняется вероятным помилованием Савченко сразу же после прибытия на Украину и очевидным нежеланием Украины предпринимать какие бы то ни было дружественные шаги. В случае с помилованием еще остается пространство для положительных трактовок: прежде чем Савченко помиловать, необходимо признать её вину. Если после этого она останется депутатом Верховной Рады, то это будет симптоматично для всей украинской политической системы – интересы народа представляет осужденный за убийство преступник. При этом помилование Савченко украинской стороной может привести к недовольству внутри России решением о передаче осужденной. Легкость, с которой Савченко избежит наказания, вызовет негативную реакцию у той части граждан, которая солидарна с решением суда и ожидает справедливого возмездия. В случае же неготовности руководства Украины идти на демонстрацию добрых намерений подобный вариант и вовсе теряет всякую актуальность.

 

Обмен

Самый обсуждаемый сценарий – обмен Савченко на ряд заключенных, находящихся на территории Украины. Этот вариант находится за пределами исключительно юридических процедур и может быть результатом только политических решений и дипломатических согласований. Украинская сторона неоднократно говорила о возможном обмене. С просьбой обменять Надежду Савченко на кого-либо из «ополченцев» или граждан, обвиняемых украинской стороной в принадлежности к российским спецслужбам или вооруженным силам, к президенту Украины Петру Порошенко обращалась мать Савченко. Порошенко заявлял о готовности пойти по этому сценарию. При этом подразумевается в первую очередь обмен на Ерофеева и Александрова и, желательно, не только на Савченко, но и на приговоренного в России к 20 годам лишения свободы Олега Сенцова. Официальные представители РФ не допускали обмена в какой бы то ни было форме до оглашения приговора. Но и после того, как приговор будет объявлен, украинский вариант вряд ли будет реализован. Дела Савченко и Ерофеева с Александровым находятся в совершенно разных плоскостях. Украинской военнослужащей инкриминируется убийство конкретных граждан, Ерофеев и Александров в убийстве не обвиняются. Более того, как и в случае с предыдущим сценарием, существует угроза негативного восприятия российским общественным мнением передачи Савченко на Украину. Поэтому, если обмен состоится, то только в формате, не допускающем никаких трактовок, – за исключением наиболее выгодного варианта, который позволяет вызволить наибольшее количество людей. Президент Владимир Путин указывал на возможность обмена по схеме «всех на всех», чтобы освободить всех удерживаемых Киевом мирных граждан. С такой же позицией выступала и Уполномоченный по правам человека Элла Памфилова. Подразумевается обмен Савченко на широкий круг людей, попадающих под определение политических заключенных, на тех, кого член Общественной палаты России Владислав Гриб обозначил как «пострадавших от действий киевского режима на Украине». Показательно, что звучавший в этой связи в СМИ пример из международной практики – это обмен в 2011 году израильского капрала Гилада Шалита на 1027 заключенных палестинцев, около 400 из которых отбывали пожизненные сроки. Против подобной схемы обмена может выступать уже украинская сторона.

Решение о будущем Надежды Савченко после вынесения приговора будет иметь ограниченное значение для внутриполитической повестки. Наиболее удобный для Кремля вариант с точки зрения работы с российским общественным мнением – оставить украинскую военнослужащую в России как минимум до президентских выборов 2018 года. Это позволит власти продемонстрировать свою последовательность и говорить о неотвратимости наказания и защите интересов российских граждан по всему миру. После президентских выборов, когда риски использования темы Савченко против Кремля внутри страны сведутся к минимуму, она может быть возращена на Украину в результате сделки с Киевом.

Оба варианта с быстрой передачей Савченко украинской стороне несут риски негативного восприятия конечного результата процесса в связи с фактическим отсутствием наказания, однако могут быть также интерпретированы как успех в продавливании собственной позиции в отношениях с Украиной. При этом следует отметить, что и возвращение Савченко на Украину для отбывания наказания, и обмен технически сложно реализуемы в короткие сроки и во многом зависят от готовности Киева идти на уступки.

Вне зависимости от сценария, либеральная оппозиция продолжит использовать дело Савченко для нападок на судебную систему и критики власти, в том числе за счет попыток влиять на западные санкционные списки. Кроме того, отношение к Савченко закрепится в качестве элемента оппозиционной идентичности.

фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

__________

Читайте также:

 

Другие материалы раздела
Популярные материалы