ENG

Внешняя политика как рискованная тема

В 2016 году внешняя политика впервые может стать центральной темой парламентской кампании

В 2016 году внешняя политика впервые может стать центральной темой парламентской кампании. Социальное самочувствие граждан снижается вместе с падением их реальных доходов. У власти отсутствует популярная позитивная повестка во внутренней политике, которая обладала бы достаточным потенциалом мобилизации электората.

В этих условиях у Кремля и у политических партий естественно возникает большой соблазн превратить предвыборную гонку в конкуренцию эффектных внешнеполитических лозунгов. На региональных выборах 2014-2015 годов такой эксперимент уже проделала партия «Родина», правда закончился он для социал-патриотов провально.

Фокусирование кампании на международной проблематике является, на первый взгляд, рациональным выбором. За исключением зимней Олимпиады в Сочи 2014 года, внешняя политика – единственная тема, где у власти есть знаковые достижения за последние годы. Резкий скачок рейтингов в 2014-2015 годах целиком является заслугой успешного внешнеполитического курса президента Путина.

Согласно исследованиям Фонда «Общественное мнение», тема Украины устойчиво доминирует во внимании граждан на протяжении более чем полутора лет. Теперь ее постепенно вытесняет военная операция России в Сирии. Опросы «Левада-центра» показывают, что 19% россиян уверены в очень большом влиянии России в международных делах, а еще 50% опрошенных отмечают довольно большое влияние.

Одновременно социологи фиксируют, что социально-экономическая проблематика вызывает все большее беспокойство у граждан, чем внешняя политика. По опросу ВЦИОМ, наиболее важной проблемой россияне считают экономику (15%), рост цен и инфляцию (15%) и низкий уровень зарплат и низкий уровень жизни (14%). Внешняя политика занимает лишь четвертое место с 10%. Показательно, что первые три темы имеют негативный характер для власти – опять-таки по причине отсутствия позитивных результатов и эффективной реакции.

Однако для Кремля такая стратегия содержит очевидные риски. В контексте избирательной кампании внешняя политика может превратиться из инструмента сильной консолидации общества вокруг власти в фактор не менее сильной поляризации и обернуться коллапсом посткрымского межпартийного консенсуса.

Если власть сделает ставку на внешнеполитические лозунги в предвыборной кампании, оппозиция (которая не имеет возможности присвоить себе международные успехи президента Путина) будет вынуждена, с одной стороны, подвергать жесткой критике внешнеполитический курс Кремля. Консервативно ориентированные партии (то есть большинство) в таком случае предсказуемо займут позицию ястребов, обвиняя власть в невзятии Киева и провале проекта «Русский мир». Либералы, напротив, будут объяснять ощутимое падение уровня жизни как результат внешнеполитического авантюризма и безответственности Кремля, который поставил другие страны выше благополучия простых россиян. Следующим шагом оппозиции будет переключение внимания электората на внутриполитические проблемы: на падение производства, реальное снижение зарплат и пенсий, сокращение рабочих мест, исчезновение перспектив для молодежи и самое главное – на отсутствие у правительства реалистичной стратегии преодоления всех перечисленных трудностей.

В результате Кремль будет втянут в тяжелую оборонительную войну, выигрыш в которой не является очевидным. А в условиях, когда пусть менее интересной, но наиболее важной проблемой россияне считают все-таки экономику, повестка оппозиции может оказаться более конкурентоспособной. Избиратель не только может пересмотреть позитивное отношение к международной экспансии России, но и вспомнить о своем кошельке.

По этой причине обеспечение накануне выборов жесткого межпартийного консенсуса вокруг курса, проводимого президентом на международной арене, становится принципиальной задачей для Кремля. Когда экономика является слабым местом, власть не имеет права потерять еще и внешнюю политику. Кроме того, сохранение единства мнений партий относительно внешней политики сузит границы допустимого политического дискурса в рамках избирательной кампании и заодно предоставит действенный инструмент для контроля над партийным контуром.

Для выполнения этой задачи власти придется создать систему публичных «предохранителей», которые не позволят партиям выпадать из консенсуса. За примером можно обратиться к опыту недавнего прошлого. 28 февраля 2007 года пять основных политических партий: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Народная воля» и «Справедливая Россия» - подписали Заявление о создании Межпартийного совещания по внешней политике. Это произошло после известной Мюнхенской речи Путина 10 февраля. Координатором проекта выступил российский дипломат и депутат от КПРФ Юлий Квицинский.

В Заявлении совещания отмечалось, что национальные интересы России стоят выше амбиций политических партий. Подписанты выражали свою солидарность «против любых попыток вмешательства во внутриполитическую борьбу в России внешних сил и их претензий на роль верховного арбитра». Совещание брало на себя задачу обеспечить преемственность соблюдения национальных интересов «при любых переменах в расстановке политических сил в стране». В 2008 году Совещание перестало существовать, потеряв актуальность для Кремля. Однако консенсус политических партий вокруг внешнеполитического курса президента был сохранен, и власть провела триумфальную кампанию.

Подобные форматы межпартийного диалога необходимо запускать уже сейчас, когда до голосования осталось меньше года. На практике они доказывают свое преимущество над непубличными гарантиями и договоренностями, которые легко отбрасываются в условиях конкурентных выборов.

фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Другие материалы раздела
Популярные материалы