Год Зеленского: скромные итоги и новые вызовы

от 20 Мая 2020

Как можно оценить итоги работы президента Украины, и что его ждет в ближайшем будущем.

20 мая исполняется год, как Владимир Зеленский вступил в должность президента Украины.

В целом, итоги первого года правления шестого главы украинского государства можно оценить как смешанные.

С одной стороны, Зеленский и его команда могут записать в свой актив ряд позитивных результатов.

Прежде всего, это запуск рынка земли сельскохозяйственного назначения и принятие «антиколомойского закона». Часть негативных ожиданий, которые связывались с приходом на пост президента неопытного и близкого к одному из самых одиозных украинских олигархов шоумена, также не оправдались или оказались слишком преувеличенными.

В то же время у Зеленского есть и свои очевидные поражения, которые, в том числе, создают предпосылки для формирования новой оппозиции украинскому лидеру и в будущем могут негативно сказаться на перспективах его переизбрания.

Среди всех неудач выделяются, во-первых, отсутствие заметного позитива по ситуации в Донбассе и тающие надежды на достижение всеобъемлющего урегулирования в рамках Минских соглашений до конца первого срока Зеленского, а во-вторых, слишком низкие темпы реформ, которые не позволяют Украине создать качественные институты и выйти на траекторию устойчивого экономического роста.

Причиной обоих результатов со знаком минус можно назвать явный дефицит компетентности и отсутствие на старте реалистичной и проработанной политической стратегии в правящей команде.

В то же время, для большинства украинских избирателей Зеленский продолжает оставаться символом перемен и надежд на новую, европейскую Украину, которая покинет ряды постсоветских государств если не в результате интеграции в Европейский Союз, то на основании качества государственного управления, преодоления коррупции и достижение уровня экономического развития, сравнимого с самыми успешными соседями.

Поэтому главный итог первого года правления Зеленского состоит в признании того, что перемены в стране будут небыстрыми, а их содержание окажется не таким, как представляли многие избиратели.

В настоящий момент украинский политический класс и общество переживают момент принятия реальности, когда вместо завышенных ожиданий приходит осознание того, что трансформация Украины в современное конкурентоспособное государство будет трудным процессом, который не завершится при действующем президенте.

ПЯТЬ ДОСТИЖЕНИЙ

Консолидация Центра. Победа Зеленского на президентских выборах ознаменовала конец противостояния двух больших электоральных блоков, которые определяли украинскую политику последних лет, — Востока и Запада. Кампания Зеленского сформировала политический Центр, и в этом смысле объединила Украину, вытеснив группировки, представляющие националистический Запад страны и пророссийский Восток на крайние фланги политического спектра.

По прошествии года можно констатировать, что Зеленский сохранил и даже консолидировал центристскую коалицию вокруг себя.

Динамика рейтингов показывает, что от украинского президента отпали ситуативные попутчики второго тура, которые голосовали не за Зеленского, а против Порошенко и которые склонны занимать более радикальную позицию по различным вопросам повестки дня.

Но, вместе с тем, ядро электоральной поддержки украинского лидера укрепилось. Шестой президент Украины стал единственным главой государства, который сумел нарастить электоральный рейтинг за первый год своей каденции. Так, по оценкам экспертов Украинского института политики, прирост электоральной поддержки Зеленского с первого тура президентских выборов 31 марта 2019 года к концу апреля 2020 года равняется 12,3%. За основание сравнения взяты процент проголосовавших за украинского лидера в первом туре (30,2%) и данные КМИС по электоральному рейтингу от 17-25 апреля (42,6%).

Одновременно отмечается падение рейтинга доверия Зеленскому, которое составило порядка 23,5% за год. Опрос Центра Разумкова от 4 мая показывает, что украинскому президенту доверяет 58,5%, в то время как не доверяет — 35,2% респондентов. Однако даже такое падение рейтинга доверия не является критическим. Подобные тренды фиксировались у всех предшественников Зеленского на посту президента.

Таким образом, с политтехнологической точки зрения, Зеленский пока справляется с задачей не повторить в электоральном смысле путь Порошенко и сохраняет ядро своей коалиции первого тура, добавив в нее новую группу сторонников. Эта в целом комфортная позиция оставляется ему достаточно свободы для выбора тех или иных решений, не производя существенных ревизий в своем политическом курсе.

Отказ от поляризующих конфликтов. Стратегия консолидации Центра выражается в сознательном избегании Зеленским решений, которые обостряют застарелые противостояния радикальных групп в украинском обществе. Речь прежде всего идет о болезненных языковых и культурно-исторических противоречиях. В этой сфере украинский лидер принял наследие Порошенко таким, какое оно есть, отказавшись от его пересмотра в любом направлении и тем самым не позволяя националистам и пророссийски настроенным политикам становиться бенефициарами выгодных для них ценностных конфликтов.

Так, Зеленский оставил нетронутыми разработанные при его предшественнике спорные законы о языке и об образовании, продлил запрет на российские социальные сети и интернет-сервисы.

Украинский президент одновременно делает небольшие шаги в сторону полярных флангов украинской политики, не усиливая их и не переходя красных линий. Например, записывает поздравления на 9 мая и вводит санкции против российских организаций, таких как Государственный Эрмитаж, Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина и Институт археологии Российской академии наук. Эти шаги с политической точки зрения ничего не стоят Зеленскому, но оставляют возможности для расширения центристской коалиции за счет избирателей на Западе и Востоке, потерявших доверие к своим традиционным лидерам.

Обнуление Коломойского. В рамках избирательной кампании реальное содержание отношений на тот момент кандидата в президенты с олигархом стало поводом для множества спекуляций. Оппоненты Зеленского подогревали опасения, что он станет марионеткой в руках владельца группы «Приват», который стремился взять реванш за изгнание с Украины, расквитаться с Порошенко и его окружением и вернуть Приватбанк в собственность либо получить за него компенсацию из государственного бюджета. Эти опасения усиливались тем, что главой Офиса президента был назначен бывший юрист олигарха Андрей Богдан, а в президентской партии «Слуга народа» появилась группа депутатов, которые голосовали по указанию Коломойского.

Каковы бы ни были истинные отношения Зеленского и Коломойского (или негласные обязательства одного перед другим), украинскому лидеру пока удается проводить черту между государственным и личным. Более того, он оставил первый раунд конфликта за собой. Главным аргументом стал однозначный выбор, который возник перед украинским президентом, — либо потерять поддержку МВФ, всех западных партеров и дать очередной повод скептикам говорить, что Украина — несостоявшееся, олигархическое государство, либо избежать конфронтации с бывшим партнером.

Рубежной чертой стало принятие Верховной Радой так называемого «антиколомойского закона», который прямо запретил возврат банков их бывшим владельцам и дал зеленый свет новому траншу МВФ. Кроме того, трудная борьба вокруг прохождения законопроекта наглядно показала, кто на самом деле действует в интересах олигарха — против «антиколомойского закона» активно выступила лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко, которая назвала его антиконституционным.

В целом, команде Зеленского удается демонстрировать равноудаленность от всех олигархических групп. Она знает правила игры, но при этом открыто не играет в чью-либо пользу и в то же время не создает поводы для эскалации больших конфликтов между властью и олигархатом. Украинская экономика остается олигархической, но нынешнюю власть нельзя обвинить в том, что она ставит интересы олигархов выше интересов ее развития.

Земельная реформа. Принятие закона о земле стало важной вехой в прощании Украины с советским наследием. Тот факт, что украинское государство не входило в число стран, где граждане могут продавать, покупать и закладывать землю сельскохозяйственного назначения, лишь подчеркивал недоразвитость существующей в ней рыночной системы.

После второго Майдана сельское хозяйство оказалось в числе основных драйверов восстановления экономики. В 2019 году Украина занял 7-ое место в мире по экспорту пшеницы (с 4,3% рынка), 4-ое место в мире по экспорту кукурузы (с 10.3% рынка). На Украину приходится примерно 15% экспорта зерновых в мире. На фоне падения сырьевых рынков земля остается главным активом Украины, который гарантированно будет приносить прибыль. Большой шаг в создании нормальных рыночных отношений в этом секторе добавит налоговых поступлений в государственный бюджет в период экономического кризиса из-за пандемии коронавируса.

Новый избирательный кодекс. Следующие выборы в Верховную Раду пройдут без мажоритарных округов, исключительно по пропорциональной системе, но с открытыми региональными списками. Избиратели получат право голосовать не только за партию, но и за конкретного кандидата в ее списке.

Новый избирательный кодекс избавляет Украину от двух главных элементов институализированной коррупции и олигархического влияния на политику — мажоритарных округов и закрытых списков. Именно эта система открывала дорогу в политику олигархам, их клиентам и представителям, позволяла покупать и продавать голоса в Верховной Раде, направлять законодательную повестку в интересах крупного бизнеса и поддерживать существование различных коррупционных «схем». Новая система не гарантирует того, что произойдет деолигархизация украинского парламента, но создает условия для внешнего давления на партии и процедуру отбора ими кандидатов со стороны гражданского общества.

ПЯТЬ ПРОВАЛОВ

Крах первого правительства. Вынужденная смена кабинета Алексея Гончарука подтвердила, что профессионализм для Зеленского не относится к числу главных критериев в подборе исполнителей политического курса. В результате номинально технократическое правительство провалилось из-за политических скандалов, веских сомнений относительно своей компетентности и подозрений Зеленского в нелояльности некоторых членов кабинета. Пришедшее ему на смену правительство Дениса Шмыгаля обладает все теми же недостатками. Оппоненты главы государства и его бывшие соратники предрекают новому кабинету министров недолгую жизнь. Кадровые проблемы в исполнительной власти бумерангом бьют и по самому президенту, выставляя его руководителем, который ставит личную преданность выше профессиональных качеств.

Отсутствие стратегии. Победа Зеленского стала не только результатом сильного запроса в украинском обществе на тотальное обновление политической элиты, но и на проведение широкой реформы государственных институтов и прекращение business as usual в отношениях государства и крупного капитала. Предполагалось, что президент станет главным локомотивом реформ и возьмет на себя за них полную политическую ответственность. Это усиливалось обещанием Зеленского править только один срок, без оглядки на рейтинги.

Однако с самого начала у правящей команды были проблемы со стратегированием. События первого года наводят на мысль, что плана действий с понятными механизмами реализации просто не было. Реформы выбирались хаотично, застревали в Раде или тонули в множестве девальвирующих их поправок. Создавалось впечатление, что Зеленский и его соратники выбирают те или иные законопроекты как реакции на информационные кампании со стороны политических активистов и не имеют собственной повестки реформ. Как следствие, при колоссальных политических и административных ресурсах на старте, законодательные достижения команды Зеленского в первый год выглядят достаточно скромными.

Показательны комментарии уже бывших соратников Зеленского. Экс-премьер-министр Алексей Гончарук сообщил, что «президента ... поместили в информационный карантин» и что «его продолжают вводить в заблуждение, что побуждает к принятию противоречивых решений». Все это приводит к тому, что у главы государства формируется ложное представление о ситуации в стране. Гончарук диагностировал, что «новых смыслов в команде Зеленского — ноль». Бывший Генеральный прокурор Украины Руслан Рябошапка также отметил, что «эта власть плывет по течению», и что новое правительство Дениса Шмыгаля не имеет стратегического видения будущего. По мнению Рябошапки, в команде Зеленского очень мало людей, которые имеют стратегическое видение хотя бы на год вперед.

Привлечение на пост главы исполкома Национального комитета Украины по реформам Михаила Саакашвили лишь подчеркивает проблему отсутствия стратегического видения в украинской власти. В этом смысле Саакашвили должен компенсировать эту нехватку если не продвижением реформ, то самим фактом своего назначения и игре на своих прошлых заслугах в Грузии, хотя бы отчасти канализируя на себя критику в адрес главы государства.

Кризис в команде. Другим символом кадровой чехарды стал исход близких соратников Зеленского из власти, с которыми украинский президент прошел избирательную кампанию. Покинули свои должности секретарь СНБО Андрей Данилюк, Генеральный прокурор Руслан Рябошапка, глава Офиса Андрей Богдан. Не все отставники перешли в оппозицию Зеленскому, однако не исключено, что именно бывшие члены «команды Зе» станут в будущем политическими соперниками украинского лидера. Для этого у них есть необходимые задатки — опыт работы во власти, возможность разыграть историю уволенных несправедливо и непринадлежность к «старой», коррумпированной верхушке.

Провал борьбы с коррупцией. Несмотря на запуск всех антикоррупционных институтов, включая Высшего антикоррупционного суда Украины, обещанных во время избирательной кампании громких «посадок» так и не последовало. Никто в прошлом из высокопоставленных представителей украинской элиты до сих пор так и не был осужден за коррупцию. При этом количество уголовных дел по коррупции исчисляется тысячами. Дело против бывшего президента Порошенко зашло в тупик. Экс-генпрокурор Рябошапка признал, что никаких перспектив в отношении осуждения Порошенко по текущим 17 уголовным делам нет.

Одна из ключевых системных проблем в борьбе с коррупцией лежит в традиционно низком качестве украинской правоохранительной системы. Но для Зеленского, который обещал покончить с коррупцией, это уже превратилось в серьезную политическую проблему. Глава государства все время балансирует под сильным давлением требований поставить политическую целесообразность выше правосудия и выбрать символические жертвы для доказательства избирателям своей состоятельности.

Провал мирного урегулирования в Донбассе. Зеленский пришел к власти с обещанием достижения быстрого мира на Востоке и интеграции неподконтрольных территорий. Вместе с тем, мирный «план» украинского президента изначально был нереалистичным, основывался на непонимании содержания переговорного процесса и принятых Украиной обязательств. Распиаренный «план Зеленского» сводился к тому, чтобы добиться мира только на украинских условиях и до конца 2020 года. В противном случае, украинский лидер угрожает выйти из переговорного процесса, при этом не предлагая ему никакой внятной альтернативы.

В отличие от Порошенко, который на словах декларировал приверженность мирным договоренностям, официальной позицией Киева стало изменение двух пунктов вторых Минских соглашений — пункта 9 и пункта 11. Украинская сторона отказывается закреплять постоянный особый статус Донбассе в Конституции и требует передачу участка российско-украинской границы под украинских контроль до или в день проведения выборов в Донбассе. Принимая во внимания тот факт, что Россия и республики категорически не согласны обсуждать изменение каких-либо обязательств в рамках зафиксированных на бумаге мирных договоренностей, переговоры логично обречены на новый тупик.

В остальном украинские переговорщики прибегают к той же тактике, что и при Порошенко. Зеленский видит свою главную задачу в том, чтобы убедить европейских партнеров по «нормандскому формату» и Соединенные Штаты в наличии у Киева «доброй воли» к миру и в отсутствии ее у Москвы, Донецка и Луганска. В этом контексте следует рассматривать повышение статуса украинских представителей в Контактной группе. Тем самым Украины пытается вынудить Россию на ответные шаги, чтобы усилить в переговорном треке тему ответственности Кремля за конфликт в Донбассе.

Другой идеей украинской стороны стало подключение к работе в Контактной группе переселенцев с Донбасса и дискредитация действующих представителей республик (Украина заявила, что они являются российскими гражданами). Пытаясь ввести в переговорные форматы новых лиц, которые не имеют никаких возможностей и влияния на события в зоне конфликта, Киев старается избежать прямых переговоров с представителями непризнанных республик.

В результате как наиболее вероятный сценарий следует рассматривать сохранение приверженности всех участников конфликта статус-кво в отношении базовых подходов к урегулированию вплоть до 2024 года, когда в России и Украине состоятся президентские выборы.

ПЯТЬ ВЫЗОВОВ ВТОРОГО ГОДА

Второй год для Зеленского окажется куда сложнее, чем первый. Негативные последствия пандемии коронавируса и, как следствие, рост запроса со стороны граждан на эффективность власти создают для этого объективные предпосылки.

Можно выделить пять главных вызовов следующего года, от ответов на которые будет зависеть дальнейшее положение украинского президента, устойчивость его центристской коалиции и качество общественной поддержки.

Во-первых, это глобальный экономический кризис, связанный с пандемией коронавируса. На фоне ухудшения мировой конъюнктуры, падения цен на сырье Украину ждет трудное и небыстрое экономическое восстановление. Тем более что внутренние ресурсы для роста незначительны. Кроме того, ограничения передвижения рабочей силы в Европе может негативно сказаться на уровне доходов граждан внутри страны — как в результате снижения поступлений валюты из-за рубежа, так и по причине роста конкуренции на внутреннем рынке и, как следствия, снижения заработных плат.

Во-вторых, постоянное давление на президента и его политический курс будет оказывать продолжающийся конфликт в Донбассе. Украинскому президенту придется предлагать веские доводы, поддерживающие у избирателя надежду на то, что он способен добиться победы (мира на условиях украинской стороны) на Юго-Востоке. При этом Зеленскому необходимо, с одной стороны, добиться пересмотра базовых пунктов Минских соглашений, а с другой — сохранить у западных партнеров настрой на продление санкций в отношении России.

В-третьих, запланированные на октябрь 2020 года местные выборы, завершающие процесс перезагрузки власти в стране, могут стать проблемой для президентской партии «Слуга народа». Реформа «децентрализации», начатая Порошенко, усилила местные элиты, которые получили финансовую базу для реализации своих амбиций. Новыми соперниками Зеленского становятся влиятельные мэры, которые открыто выражают несогласие с политикой центральных властей и опираются на хорошо налаженные политические машины. Многие из них олицетворяют консервативные и антиреформистские силы. Борьба за посты мэров Киева, Харькова и Одессы может привести к острым конфликтам между командой Зеленского и местными элитами.

В-четвертых, неудовлетворенный запрос на перемены в украинском обществе и отсутствие у Зеленского программы реформ будут снижать рейтинги доверия к президенту. В пользу Зеленского пока играет фактор отсутствия у него сильных оппонентов и соперников. Практически все оппозиционные политики олицетворяют старую элиту, а потому не могут рассчитывать на значительный рост своей популярности и находятся в заведомо проигрышной позиции. Тем не менее политическое пространство как для появления новых сил под реформистскими знаменами, так и для радикальных популистов будет расширяться.

В-пятых, новые конфликты в команде неизбежно возникнут в результате отсутствия единого видения реформ и приоритетов государственной политики. В итоге политическая изоляция президента усилится, а бывшие соратники в союзе со «старой оппозицией» или без нее могут начать формировать новую политическую угрозу для Зеленского.

Фоном для этих вызовов, по всей видимости, станет сокращение интереса к украинской повестке. Из-за экономического кризиса Европе и США будет меньше дела до Украины. Запад будет поглощен своими проблемами. В результате Киеву станет все более проблематично искать поддержки как для угроз введения новых антироссийских мер, так и для дальнейшего укрепления своей системы обороны за счет Запада.

Помимо этого, во внутренней политике сужение пространства маневра может обернуться снижением уверенности Зеленского и его команды в устойчивости своих позицией. Инструментом решения этой проблемы, в свою очередь, может стать выведение в публичное поле тем, которые переключат внимание от управленческих провалов на чисто политические и политтехнологические сюжеты. Примером таких пиар-маневров является недавнее заявление заместителя главы Офиса Президента Украины Сергея Трофимова о том, что пятилетнего срока президентских полномочий мало для реализации программы реформ и Зеленский может пойти на второй срок. Фальстарт с президентской кампанией демонстрирует желание окружения Зеленского найти новые линии для коррекции негативной информационной повестки и возвращения инициативы.

ПЯТЬ ФАКТОРОВ ДЛЯ РОССИИ

В условиях отсутствия перспектив перехода Украины из статуса врага в статус хотя бы нейтральной страны для российской политики на украинском направлении имеют значение следующие пять факторов.

Во-первых, фактор Крыма. Для украинской элиты вопрос статуса полуострова в какой-то мере является экзистенциальным. А для российско-украинских отношений — главным фактором, который еще долго будет либо определять, либо влиять на их различные аспекты. Позиция команды Зеленского по этому вопросу куда менее риторически агрессивная, чем позиция команды Порошенко, но по сути — остается в рамках одной линии. Можно прогнозировать время от времени усиление давления на Россию со стороны Запада и Украины по темам, связанным с Крымом. Это является дополнительной причиной смотреть на перспективы стабилизации двусторонних отношений с пессимизмом. О нормализации же говорить вообще не приходится.

Во-вторых, фактор антироссийского консенсуса. В определении политики Кремля в отношении Киева придется исходить из понимания того, что широкий антироссийский консенсус среди украинской элиты и общества будет определять двусторонние отношения на протяжении десятилетий. Москве необходимо учесть, что антироссийская позиция не является особенностью правых радикалов. Сейчас это позиция и центристски настроенных избирателей, которые составляют ядро поддержки Зеленского. Показательно, что давая обещания «вернуть мир в Донбасс», Зеленский не подчеркивает при этом необходимость нормализации российско-украинских отношений, поскольку большинство граждан не предъявляет на это политического запроса.

Во-третьих, фактор отказа от советского наследия. В отношениях с Киевом Москва выбрала моральную позицию защиты совместного советского наследия и поддержки политических сил, выступающих за консервацию Украины в постсоветском состоянии. Данные силы олицетворяют «старую» элиту, не могут рассчитывать на взятие власти в Украине и даже на включение в правящую коалицию. Это сужает пространство маневра для российской политики. Форматы совместных отношений, которые Россия может предложить Украине в качестве альтернативы, учитывая процесс ассоциации последней с Европейским Союзом, также не представляют интереса для украинской элиты. Зеленский не просто технологически позиционирует себя как политик новой повестки, для которого нет необходимости в устаревших институтах — он таким политиком является, репрезентируя надежды новых пост-пост-советских поколений.

В-четвертых, фактор региональной безопасности. Несмотря на то, что вступление Украины в НАТО не является вопросом ближайшего времени, переход оборонной сферы страны на стандарты альянса продолжается. Киев предъявляет сильный запрос на получение гарантий безопасности со стороны Запада, а потому военное сотрудничество Украины и Североатлантического блока будет усиливаться. Для России, со своей стороны, это представляет долгосрочную угрозу, которая будет выводить вопросы безопасности на первое место в двусторонних отношениях. В ближайшие годы, уже в текущей каденции Зеленского, все эти вопросы постепенно переместятся из дипломатической в военную сферу.

В-пятых, фактор Донбасса. В складывающихся обстоятельствах Россия будет поддерживать непризнанные республики Донбасса и должна стремиться укреплять их государственную и экономическую состоятельность. В настоящий момент республики существуют в режиме чрезвычайного положения из-за продолжающегося военного конфликта. Однако в среднесрочной перспективе, учитывая отказ Киева от мирного урегулирования на основе Минских соглашений, трансформация республик из состояния тотальной обороны в состояние более или менее мирной жизни является вопросом их выживания. Это, безусловно, будет вызывать резкое отторжение в Киеве, представители которого стремятся любыми способами добиться победы над Донецком и Луганском.

Принимая во внимания все перечисленные факторы, можно прийти к выводу, что у России в ближайшие годы не просматривается аргументов для изменения своей жесткой позиции ни по отношению к Украине в целом, ни по отношению к президенту Зеленскому.

The report reviews Zelenskyy's major achievements and failures as president of Ukraine, and identifies the main challenges he will face in his second year. In addition, the prospects for Russian-Ukrainian relations and the factors that will prevent their normalization are analyzed.

Теги: Украина, Зеленский

Другие материалы раздела

Губернаторы – герои соцсетей (выпуск за июнь 2020) Губернаторы – герои соцсетей (выпуск за июнь 2020)
от 9 Июля 2020

Что россияне пишут о главах российских регионов в соцсетях.

Рейтинг экспертов в сфере урбанистики Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
от 8 Июля 2020

Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.

Стахановцы и прокрастинаторы Стахановцы и прокрастинаторы
от 2 Июля 2020

Рейтинг регионов по уровню явки на голосовании по поправкам в Конституцию до 1 июля 2020 года.