Информационные бои

от 6 Июля 2020

Как идет подготовка ко встрече «нормандской четверки»

В контексте прошедших 3 июля в пятницу в Берлине переговоров советников лидеров «нормандской четверки» по урегулированию конфликта в Донбассе появилось сразу несколько важных сигналов.

Во-первых, 3 июля в немецком издании Der Spiegel была опубликована утечка о том, что российские переговорщики требуют от Украины, чтобы последняя до 6 июля представила в Контактной группе проект по изменению Конституции, в котором будет прописан постоянный особый статус Донбасса, как того требуют Минские соглашения.

Позднее российский куратор украинского направления Дмитрий Козак подтвердил эту информацию, уточнив, что Кремль действительно ожидает, что проект изменений в Конституцию Украины будет представить «в ближайшее время». Со своей стороны, в ответ на публикацию украинский президент Владимир Зеленский оперативно занизил ожидания от готовности Киева изменить свою позицию по особому статусу и дал понять, что «никто от Украины ничего не может требовать, мы независимая страна».

Во-вторых, в тот же день, 3 июля, глава ДНР Денис Пушилин неожиданно заявил, что перспективы возвращения Донбасса в состав Украины равны нулю и что будущее Донбасса связано с Россией. Пушилин, известный своей осторожностью, вряд ли пошел на такое смелое и резкое заявление, которое в Киеве окрестили как прямую угрозу выхода республик и России из Минских соглашений, самостоятельно.

Во-третьих, слова Пушилина усилил бывший премьер-министр ДНР Александр Бородай. Выступая 4 июля на съезде партии «Родина», он выразил уверенность, что «в относительно скорые сроки республики Донбасса станут уже не де-факто частью Российской Федерации — де-факто они уже являются частью РФ — а станут таковой и де-юре». Бородай не является официальным лицом, а поэтому может вкладывать в свои слова тот смысл, который не могут вкладывать чиновники. Его заявления тоже вряд ли можно назвать случайным.

В-четвертых, еще в конце июня на Украине вновь начала муссироваться тема возможного прямого военного конфликта с Россией. Ее запустил бывший командующий Вооруженными силами США в Европе генерал Бен Ходжес. Он допустил, что в сентябре Россия во время учений «Кавказ-2020» может вторгнуться в Херсонскую область, чтобы восстановить поступление воды из Днепра в Северо-Крымский канал.

Слова Ходжеса вызвали живой отклик среди украинских официальных лиц. Так, заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднар спрогнозировал, что Россия не остановится перед использованием вооруженных сил для достижения своих политических или экономических целей на Украине. А командующий ВМС Украины Алексей Неижпапа заявил, что Украина готовится к тому, что Россия может попытаться вторгнуться в страну с юга, имея в виду Херсонскую область.

На основании этой информационной активности, с использованием жесткий и иногда алармистских политических заявлений, можно сделать вывод о высокой заинтересованности участников «нормандского формата» в выгодном для себя исходе готовящегося саммита в Берлине, который был запланирован еще по итогам декабрьской встречи лидеров Германии, Франции, России и Украины в Париже.

В настоящий момент речь идет прежде всего о России. Если ранее Киев публично очерчивал свои «красные линии», выдвигая требования по восстановлению контроля над границей до проведения выборов в Донбассе и заявляя, что закрепленный в Конституции постоянный особый статус отдельных районов не является переговорной позицией, то теперь наступила очередь Кремля, который пытается с помощью повышения ставок усилить давления на Украину и западных партнеров по «четверке».

С точки зрения России, если принять текущую украинскую позицию как она есть, переговоры «нормандской четверки» в Берлине закончатся без прорывов в вопросах политического урегулирования и вновь вернут дипломатический процесс в ситуацию тупика. Вместе с тем, команда Козака высоко заинтересована в том, чтобы доказать свои способности изменить позицию Украины, в первую очередь по принципиальному вопросу особого статуса, и тем самым добиться того, что еще не удавалось с начала конфликта в 2014 году.

По всей видимости, в Кремле считают, что сейчас лучший момент, чтобы «додавить» Украину, навязать свои условия по повестке переговоров будущей встречи в Берлине и, в конечном счете, вынудить действующую украинскую власть пойти на радикальные уступки, используя в том числе западных партнеров. В противном случае, обсуждение украинских «красных линий» вновь зациклит мирный процесс в безрезультатной констатации разногласий.

Утечка о том, что Киев должен представить поправки в Конституцию уже в рамках подготовки к саммиту, усиливает давление на команду Зеленского, создавая на Украине представление о том, что предпосылки для коррекции переговорной позиции есть и что работа в этом направлении ведется. Она вынуждают украинскую власть действовать, обозначая свою позицию как в отношении «партии войны», так и «партии мира» и предлагая какие-то решения.

Заявления Бородая и Пушилина показывают, что другая сторона конфликта, то есть республики, занимает не менее жесткую позицию, чем Украина, что она также отступает от своих «красных линий», соглашаясь на минский компромисс, и что российским властям приходится прикладывать большие усилия, чтобы убедить республики в необходимости интеграции в Украину на основании широкой автономии. При этом эти заявления адресованы в первую очередь Западу — они приоткрывают дверь в направлении возможного развития событий, которое может иметь место, если Киев не изменит свою позицию, и которого бы Россия предпочла избежать.

На этом фоне Киев достаточно пассивно защищается с помощью привычного нагнетания военной темы, чтобы подчеркнуть несвоевременность политический уступок. Тиражирование страхов военной конфронтации в ситуации, когда никто еще не вышел из пандемии и тем более не готов к усилению противостояния, усиливает общую напряженность и возвращает выгодную для Киева тему безопасности в контекст переговоров. Именно вопросы безопасности с самого начала конфликта используются Украиной как легитимация отсутствия продвижений по политическому треку.

Для согласования берлинской встречи лидеров «четверки» предстоит еще проделать работу. После российского информационного «наступления» могут последовать ответные реакции со стороны Украины, а может — и дальнейшее усиление давления со стороны России, если Киев не выйдет со свежими идеями в рамках обозначенного Кремлем пространства возможностей по особому статусу. На этом фоне фактом остается то, что все участники «четверки» сейчас понимают, что если берлинская встреча закончится безрезультатно, никаких перспектив для урегулирования конфликта не будет вплоть до украинских выборов 2024 года.

Олег Игнатов


Теги: Украина, Нормандский формат

Другие материалы раздела

Украинская ставка на Байдена Украинская ставка на Байдена
от 12 Августа 2020

Как повлияет смена администрации в Вашингтоне на конфликт в Донбассе.

Как усиливается «альтернативная реальность» в минских переговорах Как усиливается «альтернативная реальность» в минских переговорах
от 5 Августа 2020

Украинская сторона продолжает придумывать удобный для себя вариант разрешения конфликта.

Лукашенко перестал быть незаменимым для России Лукашенко перестал быть незаменимым для России
от 4 Августа 2020

О политическом будущем действующего президента.