О времени региональных авторитетов

от 9 Июля 2020

О чем говорит арест губернатора Хабаровского края Сергея Фургала.

Арест представляющего ЛДПР губернатора Хабаровского края Сергея Фургала уже поспешили вписать в разворачивающуюся волну давления силовиков на оппозицию после голосования за поправки в Конституцию. В частности, задается вопрос о том, почему это произошло именно сейчас и почему, если правоохранители и политический блок Кремля раньше знали, что губернатор не чист на руку, он смог избираться в Государственную Думу, а потом также быть избранным главой важного приграничного региона. Среди возможного триггера ареста Фургала даже называется то, что голосование по поправкам в Конституцию в Хабаровском крае было якобы честнее, чем в других регионах.

Силовики ответили, что еще в ноябре прошлого года были арестованы четыре предполагаемых сообщника губернатора — бывший депутат Хабаровской краевой думы Николай Мистрюков, инспектор службы безопасности аэропорта Менделеево Марат Кадыров, гражданин Андрей Карепов и гендиректор ООО «Альтеза» Андрей Палей. Четверо дали прямые показание против Фургала, которые позволили предъявить ему обвинения в покушении на убийство предпринимателя Александра Смольского и в заказе убийств еще двух бизнесменов — Евгения Зори и Олега Булатова. Поэтому то, что арест произошел сейчас, отчасти может быть объяснено таймингом следственных действий.

Тем не менее история с Фургалом намного шире, чем перипетии чисто криминальной драматургии. Она показывает в целом, насколько глубоки проблемы с региональными политическими кадрами, которые напрямую затрагивают и лояльную российскую оппозицию, в том числе и на самом высоком уровне.

Ни для кого не секрет, что среди представителей системных оппозиционных партий в регионах есть много людей с, мягко говоря, сложной и насыщенной биографией, «авторитетным» бэкграундом. Некоторые из них пришли в политику как уже вполне «чистые» бизнесмены, другие — как «решалы» или кандидаты определенных групп, которые занимаются не совсем легальным бизнесом или иногда прибегают к криминальным методам для ведения предпринимательской деятельности.

Более того, как это обычно бывает, первоначальные мотивы для прихода в политику со временем утрачивают смысл и вместо них появились другие. В любом случае, это не оптимистичные гражданские активисты, которые хотят преобразить среду обитания, сделать дворы чище, демократию — честнее и увлекаются урбанистикой. Политика вообще для них другое и про другое.

Тот факт, что они имеют сравнительную свободу действий в рамках системы, тоже не должен вызывать удивления. Банально, но российская политическая вертикаль во многом до сих пор держится на консенсусе, которому не дают разрыхлиться политическое администрирование, агрессивная информационная работа и надзор силовиков.

Конечно, в этой системе все знают и понимают, кто есть кто. Конечно, в любом аресте политика есть своя доля политики — в том смысле, что уголовное преследование всегда воспринимается как разрыв консенсуса, для чего должно совпасть множество факторов и интересов. Одно дело, когда вы живете рядом с нечестным человеком, и он вас не беспокоит, но другое дело, когда он начинает вам мешать каждый день, злоупотреблять вашей толерантностью и вам приходится искать возможности, чтобы вернуть себе покой. В каком-то смысле это будет политическое решение, свидетельство дисфункции системы. Но в российское политике «правила» общежития не синоним «легального» пространства.

В истории Фургала есть и еще один важный момент для будущего — это «Умное голосование». Когда технология пойдет в регионы, ее бенефициарами могут оказаться такие люди с прошлым как губернатор Хабаровского края. Регионы — это не Москва, в которой между скучным чиновником и лояльным бизнесменом можно найти харизматичного гражданского активиста, представляющего КПРФ, да еще и с чистой совестью. Здесь в почете другая харизма. Это не плохо и не хорошо, это просто одно из следствий применения технологии, которое нужно иметь в виду, чтобы не строить потом иллюзий и не искать глобальные политические мотивы в действиях силовиков. С другой стороны, возможно, «Умное голосование» создаст более сильные мотивы в рамках системы, чтобы постепенно очищать ее от таких «авторитетов».

Олег Игнатов


Теги: губернаторы, регионы, оппозиция

Другие материалы раздела

Вторая волна пандемии: региональный разрез Вторая волна пандемии: региональный разрез
от 6 Ноября 2020

Как коронавирус становится личной, а не общественной проблемой.

Коронавирус докатился до регионов Коронавирус докатился до регионов
от 29 Октября 2020

Как жители регионов реагируют на вторую волну пандемии.