Перспективы Союзного государства России и Белоруссии

от 30 Марта 2020

Как будут развиваться отношения двух стран в современных условиях.

Контекст

 

16 марта 2020 года Россия объявила о закрытии в одностороннем порядке границы с Белоруссией для перемещения людей в рамках имплементации мер, направленных на снижение рисков распространения коронавируса.

 

Президент Белоруссии охарактеризовал это решение как абсолютную глупость. В ответ в Кремле лишь выразили надежду на понимание со стороны «ближайшего партнера и союзника». Тем не менее остается фактом, что впервые за время существования Союзного государства его граждане пусть и временно, но утратили одно из ключевых прав – право на свободное перемещение.

 

Это событие в очередной раз усилило голоса тех российских реалистов, которые, с одной стороны, прямо говорят, что Союзное государство – это государство только по названию, а с другой – видят единственную выгоду этого проекта для Кремля только в поддержке в целом лояльного белорусского режима.

 

В последний год перспективы Союзного государства стали предметом для экспертных дискуссий и кампаний в СМИ и социальных сетях. Повышенное внимание к российско-белорусским отношениям было связано прежде всего с обсуждением так называемой «проблемы-2024», то есть местом Владимира Путина в российской политической системе после истечения срока его полномочий.

 

В общественном мнении создавалось представление, согласно которому новая волна давления со стороны Кремля по «принуждению» Лукашенко к интеграции была связана с попытками реализовать план по аннексии Белоруссии, чтобы Путин имел возможность возглавить новое объединенное государство.

 

Например, в феврале, еще до выдвижения инициативы по обнулению президентских сроков Путина, агентство Bloomberg писало, что российский президент несколько раз предлагал Лукашенко объединить две страны, чтобы создать «сверхдержаву». Белорусскому президенту в новом государстве якобы отводилась символическая роль спикера Госдумы, главы Госсовета или Совета безопасности. Тем самым создавались ожидания, что объединение двух стран является главным сценарием транзита власти в России в 2024 году.

 

Косвенно подтверждал слухи о стремлении Москвы создать общее государство и сам Лукашенко в своих интервью и заявлениях. При этом белорусский президент публично обозначил свою красную линию, в соответствие с которой суверенитет и политические вопросы Минск обсуждать не собирается.

 

В конце декабря 2019 года в интервью «Эхо Москвы» Лукашенко заявил, что две страны сейчас продвигают «ту интеграцию, которая нисколько не умаляет и не уменьшает суверенитет ни России, ни Белоруссии». Там же белорусский президент подчеркнул, что договорился с Путиным вообще не разговаривать на тему строительства наднациональных органов, в том числе создания институтов общего парламента и президента. По словам Лукашенко, время для этого безвозвратно ушло.

 

Конституционная реформа в России и заложенная в ней возможность обнуления президентских сроков Путина привели к тому, что тема российско-белорусской интеграции вновь потеряла остроту в информационной повестке дня. Среди экспертов появилась конспирологическая версия, что решение Путина об обнуление президентских сроков стало результатом провала переговоров с Лукашенко о создании общего государство. Показателем снижения давления со стороны России стал тот факт, что Москва согласилась увеличить скидку на нефть для Белоруссии до $15,7 за тонну. При этом российские власти пошли даже на большие уступки, чем просил раннее Минск ($11,7–12 за тонну).

 

Тем не менее вопрос о будущем Союзного государства остается открытым и будет неизбежно подниматься российской стороной в дальнейших переговорах, в первую очередь – по политическим мотивам.

 

В настоящий момент суть расхождений между двумя странами можно описать следующим образом. Москва пытается добиться от Минска больше уступок по суверенитету и одновременно стремится меньше субсидировать белорусскую экономику, в то время как Минск не хочет делать таких уступок, но пытается законсервировать все текущие экономические преференции. Кроме того, Россия сама рассматривает свой суверенитет как более важную ценность, чем реальная интеграция на постсоветском пространстве.

 

Будущее Союзного государства

 

В ситуации, когда обе страны не готовы разменивать суверенитет в двухсторонних переговорах, говорить о Союзном государстве как о проекте, в отношении развития которого и Россия, и Белоруссия имеют одинаковое понимание, не представляется возможным. Его будущее можно оценивать с точки зрения продвижения по четырем базовым параллельным трекам, которые являются предметом повышенного внимания Москвы и Минска, – политике, геополитике, безопасности и экономике.

 

Политический трек – призрачное единое государство

 

Если у Лукашенко давно нет мотивов создавать единое государство с Россией (после того как он утратил статус самого популярного политика в России и может рассчитывать только на символические посты в российско-белорусском государстве), то для Путина этот проект в значительной степени утратил свою актуальность после проведения Конституционной реформы. Последняя открывает для действующего российского президента возможность повторно участвовать в президентских выборах 2024 и 2030 годов.

 

В теории выход интеграции с Минском на новый уровень можно было бы рассматривать как козырь президентской кампании в России 2024 года. Однако, учитывая непримиримую позицию Лукашенко и потенциально высокие издержки изменения этой позиции за счет жесткого давления, рассчитывать на такой сценарий слишком рискованно и не в правилах российского президента, который предпочитает хоть и нестандартные, но реализуемые схемы.

 

Конфликт с Лукашенко может быть воспринят негативно и российскими гражданами. Они могут посчитать, что российское руководство занимает слишком конфронтационную линию, и что текущей уровень добрососедских отношений лучше, чем смутные перспективы реального объединения через конфликт с белорусской властью и народом. Так, в соответствие с данными опроса ВЦИОМ за апрель 2019 года, 48% россиян заявили, что в объединении двух государств в одно нет необходимости - достаточно иметь хорошие добрососедские отношения.

 

В связи с этим вынесение в повестку переговоров вопросов политической интеграции с российской стороны может происходить по дипломатической инерции, но не будет проблемой, по которой Кремль рассчитывает выйти на конкретные договоренности с Лукашенко. Для российского руководства единое государство – конфедерация России и Белоруссии или включение Белоруссии в состав России как отдельного субъекта или субъектов – не имеет политических перспектив, во всяком случае - пока Лукашенко остается президентом.

 

Геополитический трек – недопущение потери Белоруссии для России

 

Геополитическое значение Союзного государства имеет для России непропорционально большее значение, чем для Белоруссии. Именно слишком высокая ценность геополитики для Кремля становится причиной регулярных уступок Лукашенко.

 

Следует признать, что в настоящий момент не существует никаких предпосылок для изменения геополитического вектора Белоруссии. Минск слишком тесно привязан к Москве экономически и с помощью таких институтов, как Союзное государство, ОДКБ и ЕАЭС.

 

Однако сбрасывать со счетов сценарий «ухода» Белоруссии нельзя, учитывая, во-первых, популярность среди белорусского общества идеи национального суверенитета, а во-вторых, ориентированность среднего класса и молодежи на Евросоюз.

 

В декабре 2019 года Белорусская аналитическая мастерская (BAW) провела социологический опрос, в соответствии с которым в течение года число сторонников союза с Россией снизилось с 60,4% до 40,4%, в то время как проевропейские настроение усилились с 24,4 до 32%. 74,6% считают, что России и Белоруссия должны оставаться независимыми, но дружественными странами с открытыми границами, без виз и таможен. 12,8% респондентов поддержали объединение в одно Союзное государство, лишь 3,7% выступили за вхождение Белоруссии в состав России в качестве субъекта Федерации.

 

Риски геополитического дрейфа Белоруссии в сторону Запада могут усилиться после ухода Лукашенко с поста президента и в связи с назначением слабого преемника, который либо быстро потеряет власть, либо уступит давлению ориентированной на сближение с Европой частью правящей элиты.

 

Поэтому Россия напрямую заинтересована в том, чтобы Лукашенко обеспечил преемственность власти и выбрал сильного преемника. Можно прогнозировать, что Москва будет активно участвовать во внутренней игре, когда в Белоруссии начнется процесс транзита, и не будет соблюдать такую же уважительную дистанцию, как в случае Казахстана.

 

Главными требованиями Кремля к преемнику станут гарантии сохранения статуса-кво в российско-белорусских отношениях и способность консолидировать вокруг себя всю элиту, не допустив усиления оппозиции и тем более ее прихода к власти. Вопрос о приемнике может стать особенно напряженным, если Лукашенко в действительности решит передать власть одному из своих сыновей. Вряд ли кто-либо в Кремле поверит, что такая конструкция окажется жизнеспособной и устойчивой, а потому безопасной для России.

 

Трек по безопасности – важность западного рубежа для России

 

На фоне роста напряжения отношений с НАТО, а также конфликта с Украиной Россия объективно заинтересована в расширении своего военного присутствия на территории Белоруссии.

 

В настоящий момент объемы этого присутствия можно считать несущественными. На территории республики находится два российских военных объекта - 43-й узел связи военно-морского флота «Вилейка» (радиостанция «Антей») и радиолокационная станция «Волга» дециметрового диапазона (узел «Барановичи») в составе российской системы предупреждения о ракетном нападении. На протяжении нескольких лет Россия дополнительно обсуждала с Белоруссией создание военной авиабазы под Бобруйском, почти договорилась, однако в итоге Лукашенко отказался.

 

В дальнейшем можно прогнозировать, что российское руководство не оставит темы расширения военного присутствия на территории республики. Размещение войск НАТО на границе с Россией будет создавать стимулы для занятия стратегического пространства и российскими военными. Перманентная угроза военного конфликта с Украиной также будет мотивировать российских оборонных стратегов лоббировать усиление белорусского направления.

 

Кроме того, российское военное присутствие будет еще одной страховкой от попыток Белоруссии уйти в сторону Запада и создавать новые инструменты для влияния на белорусские внутриполитические расклады. Опять-таки – вряд ли этого удастся добиться при Лукашенко, который не допускает неподконтрольного российского летального оружия на своей территории. Но появление ограниченного контингента российских военных для усиления преемника Лукашенко может стать одним из предметов дальнейшего торга.

 

Экономический трек – поиск взаимовыгодной формулы сосуществования

 

Для Кремля геополитические риски создает даже не уход Белоруссии на Запад, в сторону ассоциации с Европейским союзом (для этого нет никаких предпосылок), а снижение уровня экономической интеграции и диверсификации белорусской торговли и соответственно появление большей свободы маневра у Минска для диалога со своим партнером по Союзному государству. Поэтому российские переговорщики, несмотря на периодические попытки занять жесткую линию, почти всегда выходят на компромиссные решения со своими белорусскими партнерами по экономическим вопросам.

 

В то же время Россия стремится, во-первых, снизить объемы субсидирования белорусской экономики, а во-вторых, сохранить преимущества для своего рынка и выстраивать отношения с Белоруссией как и с другими государствами, защищая в первую очередь интересы российских компаний.

 

Например, Лукашенко жалуется на то, что Москва не торопится удовлетворять предложения Минска по созданию единых рынков нефти и газа, аграрной и алкогольной продукции, а также снятии всех ограничений и барьеров в рамках ЕАЭС, обеспечения свободного перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капитала.

 

Это можно объяснить тем, что сама Россия до сих пор ценит свой экономический суверенитет выше интеграции не только с Белоруссией в рамках Союзного государства, но и в рамках ЕАЭС. Москва хочет сохранить возможность единолично принимать экономические решения по важным для себя вопросам, не советуясь ни с кем, и явно пока ценит собственную экономическую безопасность выше, чем любые интеграционные проекты на постсоветском пространстве.

 

В конце декабря 2019 года на тот момент премьер-министр Дмитрий Медведев рассказал о существовании 31-ой дорожной карты по интеграции России и Белоруссии, которая предполагала создание наднациональных органов. В марте 2020 года подробности этих предложений были опубликованы в РБК. Согласно «дорожной карте», Россия определила для себя главными вопросами ближайшей повестки двухсторонних отношений создание 12 наднациональных органов. Это единый эмиссионный центр с введением единой валюты, счетная палата и суд, единый таможенный орган, единый орган по учету собственности, единые налоговый и антимонопольный органы, единые регуляторы в области транспорта, промышленности, сельского хозяйства, связи, регулятор объединенных рынков газа, нефти и электроэнергии.

 

Принимая во внимание тот факт, что и Россия, и Белоруссия считают свой суверенитет приоритетом, возможность достижения договоренностей по этим институтам будет зависеть от того, насколько высоко одна из сторон переговоров будет оценивать для себя угрозу суверенитету и потери рычагов управления. Поэтому, например, отказ Белоруссии от собственной валюты пока выглядит совсем нереалистичным.

 

Президентские выборы в Белоруссии и ближайшие перспективы

 

30 августа 2020 года в Белоруссии должны состояться президентские выборы. Некоторые эксперты предсказывают, что Россия попробует сменить Лукашенко или создать искусственную турбулентность в соседнем государстве. Однако никакой выгоды для России в этом нет.

 

Текущий уровень сотрудничества в целом устраивает обе стороны, а попытки добиться перемен за счет давления рискуют разрушить баланс в непредсказуемом для Минска и Москвы направлении.

 

России важно решение вопроса о транзите власти, но Лукашенко уже дал понять, что будет участвовать в новых выборах. Кроме того, у России нет готового кандидата на смену белорусскому лидеру. В результате Кремлю остается продолжать не вмешиваться в белорусскую внутреннюю политику и вести непростой диалог с действующим белорусским президентом. Кандидатом России на выборах президента Белоруссии будет Александр Лукашенко.

 

2 апреля 2021 года исполняется 25 лет подписанию Договора о создании Сообщества Беларуси и России, который положил начало процессу интеграции. К этой дате страны наверняка предпримут попытки демонстрации новых позитивных результатов сотрудничества.

 

Но в целом, что касается Союзного государства, Минск и Москва продолжат делать ставку на усиление экономического взаимодействия, унификацию правил игры, в том числе на уровне законодательства и регулирования, вынося за скобки те треки, по которым пока не удается договориться. Это будет трудный диалог, в котором стороны, как было сказано выше, будут больше ценить сохранение статуса-кво, чем достижение прорывов, которые каждая из сторон понимает по-своему.

 

Наконец, важным и непредсказуемым фактором станет то, в каком состояния Россия и Белоруссия выйдут из экономического спада, связанного с эпидемией коронавируса, а Россия – из нефтяной войны с Саудовской Аравией. Эти события могут существенно повлиять на позиции стороны к проекту Союзного государства.

 

Другие материалы раздела

Рейтинг социологов-практиков Рейтинг социологов-практиков
от 13 Августа 2020

Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере социологии.

Губернаторы – герои соцсетей (выпуск за июль 2020) Губернаторы – герои соцсетей (выпуск за июль 2020)
от 12 Августа 2020

Что россияне пишут о главах российских регионов в соцсетях.

Партии выборов — 2021: медийная эффективность Партии выборов — 2021: медийная эффективность
от 10 Августа 2020

Как партии работают в медиапространстве.