В ожидании стахановских подвигов

от 9 Сентября 2020

Последствия пандемии для законотворческого процесса и перспективы работы Госдумы в осеннюю сессию 2020 года.

Приближающиеся парламентские выборы привлекают все больше внимания к работе депутатов со стороны активных политических игроков, комментаторов и простых граждан.

Сами депутаты на фоне повышения внимания к их деятельности пытаются активизироваться, понимая, что всего лишь через год пройдут парламентские выборы, и многим из них нужно будет переизбираться.

В этих условиях актуализируется значимость количественных и качественных показателей работы народных избранников: какие законы они принимали, кто и как посещал заседания, как именно и за что конкретно голосовали.

Эти показатели могут и будут использованы в качестве аргументов в политической борьбе в рамках избирательной кампании, неофициальным стартом которой можно считать оглашение итогов выборов в Единый день голосования 13 сентября.

ИДЕАЛЬНЫЙ ШТОРМ

Прошедшая весенняя сессия стала по-настоящему уникальной. На законодателей давили два взаимоусиливающих фактора. С одной стороны, пандемия, карантин, и сокращение рабочих дней парламента ограничивали потенциальное количество законопроектов, которые депутаты могут рассмотреть. С другой стороны, поправки в Конституцию, принятые по итогам всероссийского голосования в июле, требовали принятия новых нормативно-правовых актов и серьезной корректировки существующих законов, чтобы они не противоречили новым положениям Основного закона. Парламентарии не справились с объемом законопроектов и общие «долги» Госдумы увеличились.

На начало весенней сессии 2020 года в Госдуме было 753 законопроекта на рассмотрении, к концу сессии — 1208 (+455). Для сравнения: на начало весенней сессии в 2019 году на рассмотрении находилось 373 законопроекта, а на конец сессии — 559 (+186).

Руководству Госдумы необходимо было так переформатировать работу, чтобы рассмотреть большое количество инициатив в сжатые сроки без потери в качестве обсуждения, однако если проанализировать специфику голосования по законопроектам, сделать этого не удалось.

Согласно постановлению Думы №  839726-7, весенняя сессия должна была начаться 9 января, а закончиться 2 августа, первое пленарное заседание пройти 13 января, а последнее — 24 июля. На практике же первое заседание состоялось 14 января, а последнее — 22 июля.

Пандемия коронавируса уже в апреле внесла серьезные коррективы в рабочий график депутатов. Обычно в месяц депутаты проводят 9 пленарных заседаний. Однако в апреле 2020 их было всего 3, в мае — 5, в июне — 3, а в июле −7.

В итоге за весеннюю сессию депутаты провели лишь 40 заседаний вместо 50-60 как это было в предыдущие весенние сессии. Для сравнения, в весеннюю сессию 2019 года было проведено 57 заседаний. При этом нагрузки по голосованиям за проекты законов не стало меньше. Годом ранее депутаты во время весенней сессии голосовали 1812 раз, а в 2020 году — 1700 раз. Это немногим меньше, чем количество голосований в весеннюю сессию 2013 года, когда критики Госдумы стали называть нижнюю палату парламента «взбесившимся принтером», в том году парламентарии проголосовали 1921 раз.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Результаты фракций

Пандемия внесла коррективы не только в количество заседаний Госдумы, но и в посещаемость этих заседаний депутатами. Согласно данным, полученным благодаря API (application programming interface — программный интерфейс приложения) сайта Госдумы, среднее количество пропусков голосований по законопроектам выросло на 6% по сравнению с  результатами, полученными нами в октябре 2019 года.

Если в 2019 году в среднем каждый депутат не принимал участие в 26,5% всего объема голосований, то во время прошедшей весенней сессии этот результат увеличился до 32,5%.

То есть за принимаемые законопроекты весной 2020 года в абсолютных значениях голосовало меньше депутатов, чем годом ранее, что становится фактором кризиса представительной функции депутатов, которые в силу разных причин не обозначают свою позицию по тем или иным инициативам.

При этом общая пропорция голосов не изменилась, в 99% всех действий депутатов — это голосование «за» или отсутствие на заседании, 0,82% — голоса против, в 0,11% случаев депутаты воздерживались от голосования.

Отчасти рост числа пропусков заседаний можно объяснить пандемией коронавируса, однако за время острой фазы борьбы с вирусом (март-май 2020 года) в Госдуме не было зафиксировано серьезных вспышек заражения, выявлялись единичные случаи.

В июле спикер нижней палаты парламента Вячеслав Володин заявил, что за весь период пандемии переболели, а также приобрели антитела при бессимптомном течении болезни 35 депутатов.

Самыми дисциплинированными оказались депутаты от «Единой России», на втором месте — КПРФ, на третьем — «Справедливая Россия», на четвертом — ЛДПР. Однако стоит отметить, что, как и прежде, неучастие в голосовании для некоторых депутатов является неартикулированной формой голоса «против».

Например, 31 марта оппозиционные фракции практически в полном составе проигнорировали голосование по проекту федерального закона № 842224-7 «О внесении изменений в Федеральный закон „О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Аналогичная ситуация сложилась 1 апреля на голосовании во втором чтении по проекту федерального закона № 441707-7 «О внесении изменения в Федеральный закон «О благотворительной деятельности и добровольчестве (волонтерстве)» (в части введения понятия и видов ящиков для сбора пожертвований). И это не единичные случаи, депутаты парламентской оппозиции довольно часто не голосуют в знак протеста.

При этом у парламентариев есть возможность воздержаться от голосования, обозначив не только свое присутствие, но и позицию в более внятном формате, однако парламентская оппозиция этого не делает.

Распределение мест между фракциями по голосам «ЗА» и «ПРОТИВ» осталось практически неизменным. За принятие законопроектов чаще всего голосуют единороссы — 70,5% случаев, следом идет «Справедливая Россия» — 55,5%, на третьем месте КПРФ — 54,3%, на четвертом ЛДПР — 53,8% (в основном за счет большой доли пропусков заседаний).

Самой протестно голосующей фракцией остается КПРФ — 4,2%, на втором месте «Справедливая Россия» (3,1%), на третьем — ЛДПР (0,7%), единороссы реже всех голосуют против — 0,25%.

Соотношение голосов в европейских парламентах совершенно иное. Например, согласно данным сайта британской Палаты общин, за аналогичные период там провели голосование по 69 законопроектам, и практически в каждом голосовании наблюдалась жесткая борьба, распределение голосов близко к 50 на 50. Общее же распределение голосов: «За» — 43,5%, «Против» — 56,5%.


Личные рейтинги

На распределение голосов внутри фракций влияет голосование самих депутатов. Чаще всего за принятие законопроектов голосуют депутаты «Единой России». В процентном соотношении чаще других депутатов «ЗА» голосует Сергей Сокол, присоединившийся к фракции только 23 марта 2020 года, поэтому он проголосовал 975 раз, однако в 89,2% случаев это были голоса «ЗА». На втором месте Алексей Гордеев — 86,6% голосов «ЗА», на третьем — Мурат Хасанов — 85,4%. Первые 100 мест занимают единороссы:

Против принятия законопроектов чаще других голосуют коммунисты и справедливороссы. На первом месте коммунистка Вера Ганзя, голосовавшая против в 5,24% случаев, на втором — справедливоросс Леонид Левин, покинувший Госдуму 22 января 2020 года, он голосовал против в 5,21% случаев. Третье место занимает коммунист Алексей Куринный — 5,18% голосов против. Топ-50 занимают только представители КПРФ и «Справедливой России»:

Больше всего голосований пропустил заместитель Председателя Госдумы, депутат от ЛДПР Игорь Лебедев, он не голосовал в 95,4% случаев. Второе и третье места занимают единороссы Лариса Шойгу (82,8% пропущенных голосований) и Виктор Игнатов (80,9%). 71 депутат пропустил более половины голосований.

Нехватка времени

Наиболее напряженным для парламентариев выдался последний месяц:

Судя по анализу данных за предыдущие весенние сессии, повышенная нагрузка в июле является нормальной практикой, депутаты перед длинными каникулами «закрывают долги».

Сохраняется практика, при которой депутаты на рассмотрение сути вопроса и голосования тратят минимальное количество времени, зачастую справляясь менее чем за 30 секунд

Например, на обсуждение и голосование по федеральному закону № 724816-7 «О внесении изменений в статью 14 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (в части уточнения порядка принятия решения на общем собрании участников долевой собственности в отношении земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения, находящегося в долевой собственности) в первом чтении потратили 30 секунд.

Всего 243 голосования прошли с интервалом в 30 или менее секунд, в весенней сессии 2019 года таковых голосований было 364, однако и самих голосований было больше.

ВЫВОДЫ

1. Госдума вернулась к практике «стахановского законотворчества» на пленарных заседаниях. Сократилось количество времени на принятие законов. За значительно меньшее количество заседаний было проведено практически такое же количество голосований, как и в весеннюю сессию 2019 года.

2. Снизились количественные показатели представительства из-за того, что депутаты чаще пропускали пленарные заседания.

3. Госдума гомогенна. Голоса, поданные против продолжают составлять менее 1% от общего числа голосов.

4. Оппозиция предпочитает эскейпистские практики. Оппоненты партии власти намеренно не фиксируют альтернативную позицию, отказываясь от голосования.

ПРОГНОЗЫ

1. Госдума продолжит копить «долги» по законопроектам. Этому способствуют планы по внесению осенью целого пакета законов в развитие поправок в Конституцию (по разным оценкам самих депутатов такой пакет может составить около 100 законов).

2. Распределение законопроектов по сессии будет неравномерным. В связи с тем, что подготовка ряда законопроектов еще не завершена, их внесение может быть растянуто по времени и возможно в конце сессии. При том, что власть в целом заинтересована в скорейшем оформлении конституционных законопроектов, это создает существенный перекос в графике.

3. Накапливающиеся «долги», вероятно, внесут коррективы в график работы Госдумы. Осенняя сессия короткая. Многие из новых законопроектов будут чрезвычайно громоздкими. Например, закон «О Правительстве». Это будет способствовать еще большему цейтноту. Как и опасности имиджевых ошибок. Возможно, Думе придется принимать решение о дополнительных заседаниях. Не исключено, что осенью Дума седьмого созыва перекроет рекорды депутатов шестого созыва.

4. Авральный режим работы будет негативно влиять на качество парламентской дискуссии и итоговых документов. Режим «стахановского законотворчества» в силу увеличивающейся нагрузки и более короткой осенней сессии приведет к еще большему сокращению времени на рассмотрение и обсуждение законотворческих инициатив.

5. Завершение острой фазы пандемии может привести к перераспределению долей голосов «за», «против» и «воздержался». В осеннюю сессию больше депутатов будут принимать участие в голосованиях. В случае возвращения к докризисным пропорциям, 6% «потерянных» в силу пропусков заседаний голосов будут распределены в равной мере между «за», «против» и «воздержался».

6. Неформальное начало избирательной кампании за год до выборов может поляризовать Думу. В условиях обострения политической борьбы в преддверии выборов следует ожидать активизации оппозиционных партий, которые чаще начнут голосовать «против», а не уходить от голосования.

7. Дополнительным стрессом для думцев будут постоянные слухи о переносе выборов и пристальное внимание к новым непарламентским партийным проектам. Общая нервозность, вызванная значительными объемами работы и политическими факторами может привести к внутренним конфликтам и даже публичным скандалам.


Теги: Госдума, 2021

Другие материалы раздела

Медлительная реакция Медлительная реакция
от 15 Октября 2020

Как главы регионов отвечают на запросы граждан.

Партийные новости Партийные новости
от 13 Октября 2020

Рейтинг упоминаемости партий в СМИ.