Белорусский кризис: десять тезисов

от 19 Августа 2020

Потенциальные риски, трудности и варианты разрешения политического кризиса в Белоруссии.

1. Внутренние факторы кризиса. Политический кризис в Белоруссии имеет исключительно внутренние причины. Персоналистский режим Лукашенко давно смотрелся анахронизмом на фоне сравнительно мобильного и образованного белорусского общества. Эрозия поддержки белорусского лидера также происходила, судя по всему, длительное время и не только среди активной части населения. Ее позволяло скрывать полное отсутствие в стране нормальной социологии и публичной политики. Реакция Лукашенко на пандемию коронавируса и, судя по многочисленным свидетельствам, грубая фальсификация («рисовка») итогов голосования на президентских выборах стали триггерами для начала массовых протестов. То, что такого масштаба неприятия Лукашенко среди белорусских избирателей не ожидал никто в России и что у Кремля не было заранее никакого плана действий в разворачивающемся кризисе, — опять-таки результат отсутствия нормальных исследований и ориентации российской политической элиты на Лукашенко и его окружение. В условиях режима, который жестко блокировал любое внешнее вмешательство и замыкал все политические контакты на себя, у Кремля по определению не могло быть никакой своей «игры» в республике, отдельной от Лукашенко, и не могло быть никакого запасного кандидата на его замену, который мог бы быстро консолидировать вокруг себя правящую группу и одновременно не вызывать аллергической реакции в обществе.

2. Отложенный геополитический фактор. В рамках урегулирования политического кризиса в Белоруссии вопрос о геополитическом выборе страны не возникнет, если к этому не приведут непродуманные действия внешних игроков, прежде всего, России и ЕС, вмешательство которых может сыграть на усиление кризиса. Вместе с тем, вопрос о геополитическом выборе страны рано или поздно возникнет в демократическом белорусском государстве (если таковое появится по итогам кризиса) в силу объективных причин — активных связей белорусского общества и белорусской экономики как с Россией, так и с Европой и «неограниченным» усилением национальной идентичности, которая перестанет искусственно сдерживаться властью. Этот вопрос носит отложенный характер. Все риски, связанные с ним для России, будут давать о себе знать по мере формирования представительства разных политических сил в новой белорусской политической системе и их борьбе за власть.

3. Потеря легитимности. По итогам выборов Лукашенко потерял легитимность, а вместе с ним и вся созданная им система власти. Он может выжить только за счет насилия, цена которого, скорее всего, окажется неприемлемой для того, чтобы и дальше управлять страной. В настоящий момент среди экспертов популярна точка зрения, что одним из сценариев дальнейшего развития событий может стать так называемый венесуэльский сценарий, то есть потеря управляемости страной и наличие нескольких центров власти, признаваемых разными внешними игроками. Тем не менее перспектива превращения Белоруссии в failed state не выгодна прежде всего самой России, которой придется из своего кармана поддерживать видимость существования «государства Лукашенко». Кроме того, Москва ничего не сможет добиться от неуправляемой страны (любые инициативы будут рассматриваться белорусским обществом как направленные на сохранение Лукашенко у власти и отторгаться им), а сам факт поддерживания отношений с Лукашенко будет способствовать росту антироссийский настроений. В итоге, Россия может потерять симпатии белорусов даже без существенного вмешательства во внутренние дела республики. Наконец, если даже Лукашенко сумеет удержать власть, коллапс режима в будущем может быть более катастрофическим и менее управляемым.

4. Вмешаться, чтобы вынудить Лукашенко уйти. В виду критической зависимости Белоруссии от позиции России и ее поддержки Кремль является сейчас единственным игроком, который имеет рычаги для принуждения Лукашенко действовать в том или ином направлении. Российское руководство имеет все возможности сделать Лукашенко предложение, от которого тот не сможет отказаться. Такой возможности нет ни у ЕС, ни у Китая. Учитывая высокие издержки для России поддержания существования нелегитимного и уже нестабильного режима в рамках Союзного государства, самым выгодным сценарием для Кремля является активное вмешательство с целью того, чтобы уговорить Лукашенко уйти в отставку, стать гарантом мирной передачи власти временному правительству (с участием приемлемых для России фигур) и проведения новых президентских выборов. Такой шаг переведет Россию из роли наблюдателя к роли активного игрока, позволит Путину выиграть симпатии белорусского общества, создав сильный задел для того, чтобы надолго укрепить пророссийские настроения в Белоруссии, и оказывать влияние на персональный состав новой белорусской власти (такой возможности не было при режиме Лукашенко).

5. Быстрый уход Лукашенко — оптимальный вариант. России выгодно, чтобы белорусский президент ушел в отставку как можно быстрее. Попытки Лукашенко вывести свой электорат на улицы, провести конституционную реформу, а только потом выборы президента и парламента лишь увеличивают время существования недееспособного государства в Белоруссии, но самое главное — также дают время оппозиции усилиться, выдвинуть лидеров и способствуют ее радикализации. В результате условия для передачи власти в Белоруссии могут со временем стать менее выгодными для России. При организации временной передачи власти России нет смысла искать решения в рамках действующей системы. Любое решение будет прецедентным. Главой временного правительства может стать любой, неполяризующий и неодиозный член белорусской правящей элиты. При этом новые президентские выборы должны пройти без участия действующего главы государства. Люстрация Лукашенко будет легитимным наказанием за манипуляцию с результатами голосования. Что касается организации выборов, то идеи по проведению голосования под контролем ОБСЕ кажутся сейчас единственно разумными. У этой организации есть независимая репутация и соответствующий опыт.

6. Прецедент новой модели поведения на постсоветском пространстве. Конструктивное и одновременно лидерское поведение, направленное на урегулирование кризиса, а не его эскалацию, подорвет многие западные стереотипы в отношении тех угроз, которое может представлять поведения России на постсоветском пространстве, в первую очередь в отношении стран с большой долей русскоязычного населения, а также в мире в целом. Такой ход будет противоречить тиражируемым негативным ожиданиям, а уже хотя бы потому быть позитивным для Кремля. В результате описанный выше сценарий будет способствовать ослаблению напряжения между Россией и Западом и откроет возможности для создания новой повестки и частичного восстановления отношений.

7. Усиление диалога с Европейским союзом. Россия и ЕС имеют шанс внести совместный позитивный вклад в урегулировании белорусского кризиса. Они могут совместно договориться о передачи власти, проведении выборов и обеспечить гарантии всем участникам, что кампания и голосование пройдут честно. Вместе с тем, главный принцип, который может объединить Россию и ЕС, — никто не должен тянуть одело на себя, чтобы не усугублять кризис. Смена власти в Минске не должна менять геополитическое статус-кво, не должна ставить под вопрос существование Союзного государства и членство Минска в ОДКБ. Представители ЕС и официальные лица стран-членов ЕС не должны давать никаких сигналов новым белорусским властям о перспективах ассоциации или членства. Такие гарантии, пусть и вербальные, могут быть реализованы на практике и повысить доверие между Москвой и Брюсселем.

8. Превращение Белоруссии в парламентскую республику. Учитывая отложенный потенциал для раскола страны на сторонников России и ЕС, то есть геополитического раскола, в интересах России превращение Белоруссии в парламентскую республику и ослабление полномочий президента. Если президент сохранит большие полномочия, то высоки риски того, что каждая кампания по выборам главы государства будет превращаться в геополитическое противостояние, которое России выгодно избежать. Президентская власть вместо объединения страны, будет ее раскалывать и актуализировать тлеющие антироссийские сантименты. Поэтому нужно максимально снизит цену президентского мандата и перевести белорусскую политику в коалиционный формат.

9. Усложнение белорусского направления. Пока все, что может потерять Россия с уходом Лукашенко, — это чувство уверенности в отношении того, что новые власти будут придерживаться статус-кво, то есть сохранят приверженность Союзному государству и членству в ОДКБ. Однако здесь важно провести черту между личностью Лукашенко и политики — тех результатов, которые были достигнуты в двусторонних отношениях. В то же время России следует быть готовой к тому, что работа с Белоруссией станет неизбежно более сложным направлением, как и диалог с новыми властями. Как минимум, новая Белоруссия будет стремиться стать более нейтральным государством, чем в настоящий момент. В Белоруссии давно не было конкурентной политики и нет политических лидеров, которые воплощали бы идеологически полярные позиции. На первом этапе все белорусские политики какое-то время будут прагматиками и реалистами. Однако, как было сказано выше, учитывая тесные связи белорусов с ЕС, в ее будущей политической системе рано или поздно будут представлены сторонники изменения геополитической ориентации страны и сближения с Западом. К этому нужно относиться как к неизбежности, с которой следует работать. Сам факт появления таких сил в легальном белорусском политическом поле не должен пугать Россию. Учитывая критический уровень экономической зависимости Минска от Москвы и непопулярные экономические реформы, которые придется проводить новой власти, у сохранения статус-кво с Россией найдется значительное число сторонников, как найдется у Кремля достаточно рычагов влияния. В любом случае процесс формирования представительной системы власти в Белоруссии займет длительное время, и у России есть пространство для маневра, чтобы сохранить свои позиции в новой Белоруссии.

10. Востребованность новых подходов работы. Старые схемы работы на постсоветском пространстве, ориентированные в первую очередь на личности и поддержание стабильности дружественных режимов, иногда ценой роста антироссийских настроений среди проживающих в них граждан, давно себя изжили. России придется выстраивать партнерские отношения с политическими режимами, развитие некоторых из которых идет в противоход развитию внутриполитической ситуации в самой России. Пока это больше вопрос выстраивания умной политики, основанной на интересах, а не вопрос экзистенциальных рисков для российской политической системы.

Олег Игнатов


Теги: Лукашенко, Белоруссия

Другие материалы раздела

Годовщина без раскатов грома Годовщина без раскатов грома
от 24 Августа 2020

Олег Игнатов о дне независимости Украины.

Украинская ставка на Байдена Украинская ставка на Байдена
от 12 Августа 2020

Как повлияет смена администрации в Вашингтоне на конфликт в Донбассе.