Возможна ли либеральная фракция в будущей Госдуме

от 14 Августа 2020

Какие партии претендуют на эту роль.

С прицелом на выборы в Государственную Думу в партийном поле запустились сразу несколько новых проектов — «Новые люди», «Партия прямой демократии», «Зеленая альтернатива» и «За правду». С другой стороны, пытаются активизироваться «старые» непарламентские партии — прежде всего, «Партия роста» и в меньшей степени «Яблоко».

За исключением движения Захара Прилепина «За правду», все перечисленные проекты можно отнести к претендентам на нишу условно либеральной парламентской партии. Риторически они ориентируются на политически активные и менее зависимые от государства группы граждан, представителей среднего класса, малых предпринимателей и молодежь.

Наконец, все эти проекты в целом лояльны Кремлю, готовы бороться за представительство в Госдуме на его условиях и не ассоциируются с радикальной повесткой.

На старте кампании появления новых партий среди наблюдателей наиболее популярной была точка зрения, что Кремль «стимулирует» эти проекты, чтобы распылить между ними голоса тех самых политически активных и недовольных властью групп граждан (разложить «плохие» яйца по нескольким корзинам). Тем самым власть создает определенную защиту от консолидации протестных голосов вокруг одной из парламентских партий (например, КПРФ). Также, из-за распределения голосов по множеству «корзин», «Единая Россия» может извлечь для себя преимущество при итоговом распределении мандатов по партийным спискам.

Тем не менее, даже если предположить, что базовый сценарий кампании именно таков, как сказано выше, другой сценарий также может быть востребован Кремлем, при котором в нижней палате будет сформирована новая фракция, за счет выбытия одной из действующих фракций («вечный» кандидат здесь «Справедливая Россия»), либо появления пятой фракции за счет уменьшения мандатов других фракций.

В пользу него будет играть рост общественного запроса на новые лица в политике и на политические перемены. Здесь можно вспомнить совместный опрос «Левада-центра» и Московского центра Карнеги, опубликованный в ноябре 2019 года, согласно которому 59% россиян выступают за решительные перемены в стране. По мнению 53% граждан, условием таких перемен является серьезное изменение политической системы, в то время как перемены с сохранением статус-кво допускали возможным лишь 34% респондентов.

Дискуссия о расширения представительства в Госдуме за счет либералов ведется с тех пор, как по итогам выборов 2003 года парламентские фракции потеряли одновременно СПС и «Яблоко». На либеральном фланге пыталась играть «Единая Россия», в которой появилось либеральное «крыло».

Однако, по мере вымывания системных либералов из публичной политики и роста антисистемных настроений как среди либералов, так и среди политически активной части общества, эта миссия была обречена на провал. А поэтому вопрос становился актуальным перед каждой парламентской кампанией.

Все существующие претенденты на либеральном фланге пока еще выглядят довольно слабыми. Единый день голосования 2020 года будет важным тестом на состоятельность их амбиций. По его итогам некоторые партии наверняка выпадут из пула потенциальных бенефициаров думской гонки. Важную роль при оценке их перспектив также будут играть обстоятельства следующего года. В первую очередь, насколько сильным будет среди избирателей указанный запрос на обновление политических игроков.

Но, учитывая тот факт, что электоральные процессы в России отличаются определенной управляемостью, реалистичной является постановка вопроса о том, насколько Кремль может быть заинтересован в формировании либеральной фракции в Госдуме.

Очевидный плюс для власти — это обновление парламента, появление в нем новых лиц, что неизбежно изменит драматургию парламентской дискуссии и сделает избирателей этой партии «соучастниками» системной политики. Продуктивная дискуссия в парламенте с представлением точки зрения, которая отличается от позиции думской «четверки», может представлять самостоятельную ценность. Кроме того, в кризисные моменты депутаты от либералов как минимум выступят в качестве связного с протестной улицей и попробуют найти «выхлоп» для ее требований в системе. Но большой вопрос — нужно ли это действительно сейчас власти?

В связи с последним сразу же понятен основной риск — активизация политической жизни, которая в перспективе сама по себе может представлять угрозу для стабильности политической системы.

Для Кремля оправдано избрание только такой либеральной партии в нижнюю палату парламента, которая будет иметь реальную связь с политически активной частью общества и опираться на нее. Только такая партия сможет инкорпорировать недовольных в систему и остановить рост популярности антисистемных настроений, то есть предотвратить эрозию легитимности. Полностью искусственный либеральный проект лишь усилит недоверие к системе, то есть не решит ни одной из задач, которые перед ним могут стоять с точки зрения власти. Но появления такой партии — сама по себе рискованная игра, потому что построена на представлении о том, что можно управлять силами, которые принципиально настроены против существующих правил игры.

Калькуляция этих «плюсов» и «минусов» будет важной частью определения властью базового сценария парламентской кампании.

Следующий важный вопрос — каким критериям должна обладать такая либеральная партия?

Во-первых, она должна быть достаточно инклюзивной, то есть инкорпорировать значительную часть лояльных и умеренных в отношении власти либералов, а также привлечь в свои ряды некоторых сторонников более радикальной точки зрения. Маленькая либеральная партия с несколькими ЛОМами в списке пройти не сможет, однако разношерстная коалиция людей с довольно разными взглядами, но общим критическим отношением к существующей политической реальности — вполне сможет. Кроме того, такой партии важно привлечь не только идеологов и лидеров общественного мнения, но действительно значительную часть того электората, который проявляет интерес к политике и оппозиционно настроен к действующей власти. Эти избиратели действительно должны поверить в то, что проект способен отстаивать их интересы.

Во-вторых, она должна быть готова работать в реальной повестке той самой политически активной части общества, а не отсиживать в засаде, боясь испортить отношения с Кремлем. Естественно, это придется делать, не выходя за «красные линии» Кремля. Например, события в Белоруссии безусловно важны для либерально настроенной политически активной части общества в России. Ни одна из либеральных партий не может о них молчать, и чем ярче и жестче будет позиция партии, тем более выигрышной она будет с точки зрения потенциальных избирателей, даже если сама позиция содержательно не соответствует линии власти. Опять-таки, толерантность со стороны Кремля к этим проектам не означает, что он будет «надувать» их. Партиям придется искать своего избирателя самим, при этом реагируя на события, которые важны для этого избирателя.

В-третьих, она должна обладать ресурсам. Здесь речь не идет о деньгах (хотя они, конечно, важны), но о наличии профессионалов, которые в условиях ограниченного доступа к СМИ, смогут раскрутить проект на земле, но, в первую очередь, в Интернете. Именно Интернет станет главным каналом коммуникации либеральной партии со своим избирателем.

В итоге, если посмотреть на действующих претендентов, то пока инклюзивную модель пытаются выстроить «Новые люди» и «Партия Роста». Они же наиболее активны и заметны в информационном поле, в том числе благодаря продвижению со стороны лидеров общественного мнения. При этом обе партии испытывают проблемы с месседжем (они часто пытаются занять неконфликтную позицию «посередине», которая может быть не востребована политически активным избирателем). «Партия роста» также испытывает проблемы с ведением интенсивных политических кампаний в постоянном режиме и регулярно «проваливается» в информационной повестке. Из-за своих формально жестких принципов «Яблоко» остается изолированным и в лучшем случае может усилиться только за счет радикальных политиков. «Партия прямой демократии» и «Зеленая альтернатива» все еще не вышли за рамки нишевых проектов. Но, как было сказано выше, выборы в Единый день голосования внесут множество корректив в этот анализ.

Олег Игнатов

Теги: партии, Госдума, 2021

Другие материалы раздела

Краш-тест Зеленского Краш-тест Зеленского
от 22 Октября 2020

Чем интересны местные выборы на Украине.

Демократы в поиске стратегии Демократы в поиске стратегии
от 9 Октября 2020

Как изменится американская политика в случае победы Байдена.

«Приписывать победу — не мешками ворочать» «Приписывать победу — не мешками ворочать»
Известия от 28 Сентября 2020

Политолог Алексей Чеснаков — о жалобах оппозиции на итоги ЕДГ, надомном голосовании и грядущей кампании в Госдуму.