Феномен Арестовича*

Линии раскола в украинском обществе.

Алексей Арестович* в последние несколько недель регулярно провоцирует скандалы, тестируя украинское общественное мнение резкими комментариями актуальной повестки. Пул тем максимально широкий: ситуация на фронте, перспективы украинского контрнаступления, выборы на Украине. Играя роль информационного трикстера, Арестович* в первую очередь решает собственные задачи, однако параллельно он проявляет наиболее острые линии раскола в украинском обществе, которые могут оказать существенное влияние на политический процесс.

Попытки сломать негативный тренд

После скандальной отставки с позиции советника Офиса президента Украины в январе 2023 года Арестович* потерял значимый информационный ресурс. Показатели репостов и цитирований в его Telegram-канале упали практически в два раза, количество подписчиков сократилось на 100 тыс., с 444 до 341 тыс. человек. При этом амбиции Арестовича*, который открыто заявлял о своих планах принять участие в выборах президента Украины, остаются на прежнем высоком уровне. В случае бездействия негативная динамика могла бы не только продолжиться, но и укрепиться.

Помимо падения количественных показателей, наметилась и опасная для Арестовича* тенденция в плане позиционирования. В крупных украинских информационных каналах образ Арестовича* как главного «успокоительного» Украины постепенно замещался мемами про «2-3 недели» и бравадой самого Арестовича* в интервью Гордону**.

Именно поэтому Арестович*, во-первых, выбирает резонансные темы, которые могут принести ему дополнительные просмотры, упоминаемость и аудиторию, а во-вторых, он трансформирует содержание своей повестки, снова выходя на серьезные темы, которые слабо вяжутся с мемами и шутками.

Конфликт — двигатель хайпа

Пожалуй, главный талант Арестовича* — это умение продавать аудитории то, что она хочет услышать. Неслучайно у него и до конфликта на Украине уже были онлайн-курсы по темам личностного роста, психологии и прочих популярных направлений.

В первые месяцы открытой фазы противостояния Арестович* продавал аудитории чувство спокойствия, что власти Украины якобы контролируют ситуацию. Во время активизации российских атак по критической инфраструктуре Украины — чувство надежды, заявляя о том, что у России якобы вот-вот закончатся дальнобойные ракеты. Как опытное информационное животное он чувствует запрос аудитории и видит темы и настроения, которыми можно играть в своих личных интересах. Именно по тому, какие именно вопросы он сейчас поднимает, можно определить наиболее острые линии раскола внутри украинского общества:

Языковой вопрос. В повестке властей Украины проблема использования русского языка на первый взгляд, отсутствует. Якобы в обществе есть консенсус относительно того, что использование русского языка недопустимо. Однако, как показывают скандалы, например, с исполнением песни Цоя во Львове, проблема не решена, а подавлена. Арестович*, чувствуя линию раскола, заявляет, что те украинцы, которые придерживаются мнения, что «русский язык — язык агрессора», имеют «психологические отклонения». Подобный вброс, с одной стороны, вызывает реакцию, а с другой — демонстрирует линию раскола.

Усталость от конфликта. В последних постах Арестович* неоднократно указывает на то, что достижение целей, которые официально декларируют украинские власти — возврат к границам 1991 года, невозможно без тотальной мобилизации всех ресурсов каждым гражданином Украины, и даже при этом раскладе нет никаких гарантий. Арестович* снова провоцирует дискуссию, эксплуатируя чувство усталости от конфликта в украинском обществе. Если бы этого чувства не было, он бы не смог разыграть свою информационную кампанию.

Завышенные ожидания. Провал украинского контрнаступления и потенциал общественного недовольства вокруг этого также используется. Пока мы видим только разминание темы. Нет четких вопросов относительно того, кто ответственен за провал в военном и политическом руководстве Украины. Однако с наступлением холодов, вероятно, Арестович* продолжит раскручивать эту линию раскола между властью и обществом.

Выборы на Украине. Участившиеся сигналы Запада о необходимости проведения выборов на Украине позволяют разыгрывать тему с организацией давления на президента и его Офис внутри Украины. Резкая реакция властей в отношении украинских граждан, требующих проведение выборов, будет проинтерпретирована как выпад в сторону западных партнеров, требующих того же. Достоверных данных об отношении украинцев к проведению выборов у нас нет, однако очевидно, что из-за своей значимости тема в любом случае будет привлекать внимание общественности.

Коррупция. Коррупционные скандалы на Украине и масштабы самой коррупции, которые вынудили США создавать дополнительные мониторинговые комиссии за расходованием средств, указывают на масштабы проблемы и высокий потенциал линии раскола между властью и обществом.

Список не является исчерпывающим, однако это наиболее заметные конфликтные линии, которые имеют высокую вероятность дальнейшего развития.

Риски

Арестович* уже столкнулся с реакцией властной системы на свою жесткую критику. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов обвинил его в работе на российские власти. Маркировка неудобных элементов как пророссийские — это уже практически условный рефлекс государственных акторов на Украине, поэтому обвинения Данилова не раскрывают потенциал рисков, с которыми может столкнуться Арестович* в случае продолжения своих информационных кампаний.

В случае регистрации в качестве кандидата на выборах президента Украины Арестович* может получить иммунитет как минимум на время кампании, так как Запад будет пристально следить за процедурой. Однако сейчас нет никаких гарантий, что выборы пройдут в запланированный период, а Арестович* до их объявления не столкнется с более жесткой реакцией системы.

* Внесен в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга
** Признан иностранным агентом

Теги: Украина

Другие материалы раздела

Выборы на Украине: риски кампании Выборы на Украине: риски кампании

Михаил Каригян о рисках президентских выборов на Украине.

Непрозрачные алгоритмы Непрозрачные алгоритмы

Даниил Пареньков о защите персональных данных в США.